Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№20 (692) 25 мая 2009 г. Общество

«Обычная бестолковость»

25.05.2009
 
Дмитрий РАСТАЕВ

С тем, что ведение бизнеса в нашей стране сродни бегу по тонкому льду, будет спорить лишь тот, кто никогда не слышал слова «бизнес». Однако, начиная свое дело, далеко не все новобранцы от коммерции в полной мере представляют себе, как несладко бывает проваливаться под этот лед.

В ноябре 2006г. руководитель одного из бобруйских ЧУП Оксана Сабурова взяла в аренду кафе в центре города. Год проработала без проблем, а в декабре 2007г. начались «косяки». «Арендодателю я платила две аренды - «левую» и «правую», - рассказывает Оксана. - В декабре из-за проблем с выручкой я просрочила выплату «левой» аренды. Мы договорились об отсрочке на 10 дней, но не прошло и половины этого срока, как в одной из местных газет я увидела объявление о сдаче моего помещения».

(На фото: В борьбе за свой бизнес в центре Бобруйска Оксана Сабурова умудрилась добиться приёма в администрации президента)

Расторгнув договор в одностороннем порядке, арендодатель сослался на якобы имевшуюся задолженность по аренде. «Хотя по документам никакой задолженности у меня не было. Потом он прислал мне письмо, в котором говорилось, что я не соблюдаю условия договора, хотя это тоже было ложью».

На выселение Оксане дали 30 дней. Арендодатель сообщил ей, что отказывается принимать плату за коммунальные услуги. 4 апреля 2008г. в кафе был отключен свет. «Чтобы выработать некоторые продукты - напитки, овощи, - я 5 апреля еще поработала до девяти вечера, после чего кафе закрыла, а персонал до окончательного решения вопроса распустила. Сама я уехала в Минск, по делам. Вечером 8 апреля мне позвонил новый арендатор и заявил, что ему мешает мой товар. На следующее утро мне позвонил мой администратор и сообщил, что зал в кафе пустой, товара нет, но зато есть следы присутствия посторонних».

Оксана вызвала милицию. Прибывшие стражи порядка осмотрели место происшествия, но, как выяснилось впоследствии, забыли зафиксировать следы взлома. Тем не менее по факту незаконного проникновения и хищения товара Оксана написала заявление в УВД:«Ведь товара у меня в кафе было на Br29 млн. по оптовым ценам. Доказательство тому - товарный отчет на последнюю рабочую дату. Плюс это подтверждают все материально ответственные лица. Арендодатель же признал наличие товара только на Br1 млн. И оборудование, которое находилось в кафе, он отдал в пользование новому арендатору».

Первая проверка, проведенная сотрудниками милиции, закончилась тем, что вскоре Сабурова получила извещение об отказе в возбуждении уголовного дела с мотивировкой «невозможно установить время и факт преступного деяния». Отказ этот она обжаловала в вышестоящей инстанции, его отменили, назначили новую проверку, но и после нее предпринимательница получила отказ.

Наконец, после многочисленных обращений дело передали в ОБЭП. По словам Оксаны, «картинка от этого не изменилась»: «Мне популярно объяснили, что я ничего не смогу доказать, т.к. похищена часть документов. Когда мне все это надоело, я обратилась в суд».

Подано было два иска: один - об истребовании оборудования из чужого незаконного владения, второй - о взыскании ущерба. Иск по оборудованию суд рассмотрел и вынес решение в пользу Сабуровой. Кроме того, было вынесено определение, что в действиях ответчиков усматриваются признаки уголовного преступления, предусмотренные ст.383 УК «Самоуправство». Позже оно было отменено из-за «процессуальной ошибки».

А со вторым иском не заладилось: «Сначала я обратилась с ним в общий суд, но там вынесли определение о неподведомственности, указав, что я представитель юрлица. И это несмотря на то, что иск у меня был к физлицам. Тогда я обратилась в хозяйственный суд, но и там тоже вынесли определение о неподведомственности. Получается, мой иск неподведомствен ни одному суду Республики Беларусь!»

Последовали долгие хождения по инстанциям, в ряду которых была и администрация президента: «Там слушали мою историю и смотрели на меня большими глазами: «Такого не может быть!» Тогда я показала им все имеющиеся у меня документы, чтобы они поняли: «такое» у нас вполне может быть».

Из администрации жалобу Оксаны переправили в генпрокуратуру, а оттуда - в прокуратуру Могилевской области: «Из Могилевской прокуратуры был получен самый выдающийся ответ: в одной его части было написано, что общий суд обоснованно вынес определение о неподведомственности, а в другой - что хозяйственный суд тоже вынес правильное определение о неподведомственности. Может, кто-нибудь подскажет, в какой еще суд нашей республики мне обращаться?»

С чем связаны подобные несуразицы, Оксана не понимает: «Многие мне говорят: это коррупция, но я сомневаюсь. Коррупция слишком дорого обошлась бы моим оппонентам: все-таки дело вышло за городские рамки. Я склоняюсь к мысли, что здесь имеет место обычная бестолковость». Самой же Оксане эта «бестолковость» аукнулась далеко не веселыми последствиями: «У меня возникли серьезные проблемы с поставщиками: я не могу с ними ни расплатиться, ни вернуть товар. И долг мой они тоже списать не могут, поскольку я не признана банкротом. Впрочем, даже если меня признают банкротом, не исключено, что я буду солидарным ответчиком, а это, считай, долговая кабала на всю жизнь».

Бобруйск
Добавить комментарий
Проверочный код