Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№18 (690) 11 мая 2009 г. Тема недели

«Мы должны избавиться от политического инфантилизма»

11.05.2009
 
Василиса ГЛИНСКАЯ

О поведении белорусской делегации на саммите «Восточного партнерства» в Праге корреспонденту «БелГазеты» рассказал лидер движения «За свободу» Александр МИЛИНКЕВИЧ.

- Все европолитики сказали однозначно: дайте конкретные предложения, сформулируйте конкретные проекты. Нужно не просто констатировать, что здесь нарушаются права человека и нет свободы медиа. Это всем известно. Предлагайте, что нужно сделать, чтобы имелось меньше возможностей для нарушения прав человека в Беларуси, чтобы было больше свобод.

(На фото:В Праге вместо демонстрации единства в рядах белорусской оппозиции Александр Милинкевич предпочёл альянс с политэмигрантом Зянонам Пазьняком. К глубокому удовлетворению друг друга)

Во время одного из визитов в парламент Чехии присутствовали представители всех фракций. Речь шла о том, как может чешское правительство способствовать демократизации и либерализации Беларуси. В основном наша группа делала акцент на проблемах культуры и «мовы», говорила о правозащитной деятельности и независимых СМИ.

Вчера (7 мая - В.Г.) утром был последний визит - к министру иностранных дел Чехии Карлу Шварценбергу. Он также начал разговор с конкретики: мол, вы из страны, где нужно знать работы Ленина, а Ленин всегда говорил конкретно. И я прошу вас в этом разговоре конкретно говорить, что мы должны делать.

Мы впервые в таком составе, я очень доволен, что имел возможность долго дискуссировать с Ивонкой Сурвиллой; давно у меня не было таких долгих разговоров с Зянонам Пазьняком. Относительно ситуации в Беларуси у меня с ним позиции намного более близкие, чем со многими лидерами Объединенных демсил (ОДС).

- Почему вы не подписали обращение белорусской оппозиции к Евросоюзу, распространенное 7 мая в Праге, где утверждалось, что в случае, если «гражданское общество Беларуси не будет включено в новую политику «Восточного партнерства», эта программа фактически станет легитимацией режима Лукашенко»?

- У нас были дискуссии по этому заявлению. Я был готов подписать, там есть очень существенные моменты. Но был пункт, с которым я не согласился. Не знаю, чем он мотивирован, и хочу, чтобы его сформулировали более точно. Якобы Минск и Москва ведут переговоры о том, как испортить «Восточное партнерство». Я не вижу оснований говорить, что Беларусь заслана в Прагу троянским конем. Я попросил этот пункт снять. Если факты есть, мы должны об этом говорить. А их отсутствие не предмет для серьезных заявлений. Поскольку мой проект заявления без этого пункта не был принят, я его не подписал. Не считаю, что это трагедия, мы можем иметь разные взгляды. Но скажу честно: ситуация для Беларуси и демсил настолько изменилась, что старая система уходит в небытие.

Раньше мы передавали в демократические страны информацию о том, какой режим недемократический, и просили помощи. Там принимали громкие резолюции: в Беларуси все плохо, надо исправлять. Это была система работы многие годы. Сегодня политики подчеркивают: заявления можно делать, но все эти вопросы решаются в виде проектов, предложений, стратегий. Мы должны избавиться от политического инфантилизма. Мы все время к кому-то апеллируем, чтобы нам тут решили вопрос.

- Как вы нашли общий язык с Зянонам Пазьняком, не найдя его с Александром Козулиным?

- Со стороны некоторых оппозиционеров были предложения изолировать Беларусь, ввести частичные санкции, визовые и другие. Пазьняк возражал: нельзя этого делать. Он против санкций, т.к. санкции только позволят пропаганде говорить, что на Западе нас никто не ждет, и отобьют желание идти путем Европы. Эта позиция мне очень близка.

Я не скажу, что мы с Козулиным не имеем общего языка, есть вещи, о которых он говорил абсолютно с моих позиций. Но есть моменты, где мы совершенно мыслим по-разному. Он считает, что нет угрозы независимости, а я говорю, что есть (и очень серьезная). Можем до хрипоты спорить, но я не уступлю.

У нас не должно быть стадного эффекта, стадо никому не интересно. Компромисс нужен, но не любой ценой. Я лично и многие другие убеждали, что пришло время, когда Европа снова должна активно сотрудничать с Беларусью. Было потрачено очень много усилий, чтобы доказать, что с нами можно сотрудничать.

- Как вы намерены развивать сотрудничество с белорусскими властями?

- Относительно власти у нас не должно быть иллюзий. Власть добровольно демократизацию проводить не будет, она может делать это только вынужденно. Помешать ей могут проблемы экономики внутри страны, настойчивая позиция ЕС и давление с нашей стороны. Сотрудничество вижу таким. Когда власть подписывает программу партнерства - это хороший ход. Когда власть сажает в тюрьму предпринимателя Николая Автуховича и его друзей, мы понимаем, что, скорее всего, это серьезное политическое преследование. Мы должны все это искренне говорить.

В оценке власти мы должны быть не только черными, но и черными, и белыми, и цветными. Если власть твердо говорит, что она за уменьшение цен на визы, правильно делает, и мы за это же. У нас самые дорогие визы в Европу на всем континенте.

В этой программе есть конкретные деньги, которых нам всегда не хватает на демократическую деятельность, и надо просто писать проекты. Я буду первым, кто в Брюсселе скажет, что у Беларуси проблемы с национальной самоидентификацией, с возрождением своей культуры и «мовы». И для Беларуси специально в этом направлении будем пробивать поддержку. По-моему, это совершенно конкретный ответ.

- Вы сожалеете о том, что Беларусь не была представлена в Праге главой государства?

- Да, я хочу, чтобы Беларусь была представлена на самом высоком уровне. Но понятно, что Лукашенко своей деятельностью по демократизации за последние месяцы, наверное, не заслужил такой оценки и сам это почувствовал. Но то, что Беларусь в будущем на таких форумах должна быть представлена высшими государственными лицами, очень важно.

Власть очень скоро поймет, что не будет экономического сотрудничества и финансовой поддержки, если не будет конкретных изменений. При этом мы, гражданское сообщество, должны сказать: да, действительно, изменения есть.

- Стоило ли оппозиции в Праге публично демонстрировать внутренние разногласия? На какие персоналии стоит ориентироваться Европе для дальнейшего сотрудничества?

- Нигде в мире нет полного единства взглядов. Плюрализм - это абсолютно нормально. То, что мы по-разному смотрим на некоторые вещи, а на некоторые смотрим одинаково, тоже нормально. Мы уезжали оттуда не в плохом настроении или в плохих отношениях. Не считаю, что мы должны говорить в один голос. Главное, сходиться в принципиальных вещах: независимость, права человека, дорога в Европу.

Кого приглашать? Было бы идеально, если бы оппозиция была объединена, у нее был спикер. К сожалению, этого нет. Мне жаль, что мы тратим на борьбу между собой гораздо больше усилий, чем на борьбу за свободу.

- Может быть, диалог был бы более конструктивным, если бы вы поехали в Прагу в одиночку?

- Ряд лидеров ОДС жестко критиковали Польшу, с чем я не согласен. Считаю, что эта страна оказывает самую эффективную пользу Беларуси в демократизации. Но когда определяли состав делегации, больше пригласили тех, кто их критикует. Думаю, это и есть демократия.

- А с чем связаны позитивные реплики Александра Лукашенко в ваш адрес в последнее время?

- Нужно спросить у него, какую цель он ставит. Он никогда не хвалил оппозицию, а тут сделал несколько таких высказываний. Я не собираюсь на службу в сегодняшнюю власть, не борюсь за то, чтобы там сформировать позитивный образ. Просто делаю то, что считаю нужным и моральным. Я бы очень хотел иметь авторитет у людей, большой рейтинг.

- Некоторые аналитики выдвигают версию, что вас готовят в качестве дублера Лукашенко на очередных выборах, и прочат вам должность вице-премьера по гуманитарным вопросам…

- Очень интересный расклад. Интересно, когда мою карьеру кто-то обсуждает. Я могу оказаться во власти только в результате свободных выборов.

- Что означают заявления президента о том, что оппозиционеры подают сигналы о желании быть включенными в систему, но для начала должны поработать по специальности?

- Я бы хотел знать, кого имеют в виду. Конкретика должна быть. Я к ним не отношусь, я не прошусь, мне это не интересно. Я успешно работаю в политике и буду продолжать это делать, пока мы не реализуем свою главную задачу - свободная, европейская Беларусь.
Добавить комментарий
Проверочный код