Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№18 (690) 11 мая 2009 г. Тема недели

Опа - и в Европе!

11.05.2009
Как Беларусь стала партнёром Евросоюза

Виктор МАРТИНОВИЧ

7 мая все прошло по плану. Белорусский президент решил не ставить на уши Европу и не поехал на учредительный саммит «Восточного партнерства» в Прагу. Вопреки опасениям экспертов он направил туда первого вице-премьера Владимира Семашко и главу МИДа Сергея Мартынова. Сам президент в этот день общался с послом России Александром Суриковым. Вроде все должны быть довольны: оппозиция, добившаяся отсутствия главы государства в Чехии, Москва, которой послан знак внимания, Европа, подключившая к «партнерству» нашу страну. Но у каждой из сторон осталась по этому поводу неудовлетворенность.

Событие, произошедшее в Праге 7 мая, без всякого сомнения, является историческим. Не будем здесь повторяться о том, что Европа впервые за всю историю нашей независимости сформулировала для нас некое предложение, которое можно считать заменой (адекватной или нет - другой вопрос) российскому вектору. Причем предложение это интересно не своей финансовой стороной: сумма, предназначенная для всех стран партнерства (800 млн. евро), с трудом дотягивает до половины стандартного кредита, который Россия раз в полгода выделяет Беларуси.

Просто раньше ведь было как? Россия давала нам $2 млрд. и предлагала войти в ее состав. Европа же предлагала сближаться с ней инфраструктурно, юридически и т.д., не объясняя, на фиг нам злить Россию своими сношениями со странами - членами НАТО. А рядом маячил прекрасный пример того, что бывает со странами, злящими Россию: Украина, которой и газ доставался по серьезным ценам, и миллиардных кредитов никто не давал, и, самое главное, к себе в состав не приглашал. Зачем нужна такая дружба, понять было довольно трудно.

Сейчас ситуация другая. Россия зовет к себе в состав и в этом случае сулит миллиарды помощи и дешевые энергоносители. Но и Европа, вместо того чтобы предлагать что-то невнятное, заявила о вероятности открытых границ и единого рынка труда и товаров. При этом слияние с Россией означает для нас ликвидацию как национального государства, ибо Россия - это страна, а Европа - это союз стран, членство в котором не предполагает исчезновение нас как нации. То есть выбор нужно сделать между сытой, но смертью и голодным, но существованием, причем на равных правах.

Отсюда - драматизм момента и согласие президента в конечном итоге отправить своих представителей в Прагу, несмотря на оскорбление главы Чехии.

Понятно, что европейские взгляды на формат нашего пребывания в ЕС расходятся. Что Польша и Швеция хотят видеть Беларусь и даже Армению, Азербайджан с Грузией в составе ЕС. Но есть и страны, считающие, что «ВП» нужно использовать просто для того, чтобы связать нас некими инициативами и тем самым отдалить от России. Обратим внимание на мало кем замеченную коллизию: из финального текста принятой на саммите декларации исчезло выражение «европейские страны» в отношении Беларуси, Молдовы, Украины, Армении, Азербайджана и Грузии. По инициативе Голландии, поддержанной Германией, Бельгией и Люксембургом, в документе нас называют «партнерами Европы», но не европейцами. Однако в кулуарах дается понять, что конечная цель «ВП» - членство в ЕС, когда экономический кризис закончится и европейским избирателям и налогоплательщикам можно будет заявлять об этом вслух.

Именно этим может быть обусловлено недовольство России. Собственно, она и не скрывает своей нервозности по поводу «ВП». Тот факт, что инициатива возникла после конфликта в Грузии в 2008г. и была утверждена 7 мая 2009г., на фоне очередного накаливания обстановки на грузинской границе, говорит о многом. Приняв у себя в день открытия саммита посла России Александра Сурикова, Лукашенко повел себя как дипломат, но не исключено, что Кремль воспринял этот сигнал иначе. Не как проявление доброй воли, не как демонстрацию особых дружеских отношений с Россией, а как демонстрацию иностранности России для нас. Ведь встреча сопровождалась комментарием, что общением с Суриковым Лукашенко открывает череду встреч с послами иностранных государств. То есть теперь Россия для нас не мать родная, а иностранное государство, с которым нужно строить дипломатические отношения? Ну как тут не разозлиться, глядя из Москвы!

Может показаться, что от пражского саммита очень сильно выиграла белорусская оппозиция. Из Чехии звучали комментарии, что неприезд Лукашенко - моральная победа его соперников. Но, как заявил Александр Козулин по итогам встречи с премьер-министром Чехии Миреком Тополанеком, место оппозиции в диалоге между Беларусью и ЕС еще предстоит найти: «Он сказал, что очень нужно найти место в диалоге для демократического сообщества Беларуси, демократической оппозиции, т.к. сейчас этого места нет. Он нам откровенно сказал, что при передаче полномочий председательства в ЕС он это будет подчеркивать». Может статься, что при таком раскладе власть будет вести диалог в присутствии только экс-единого кандидата в президенты от оппозиции Александра Милинкевича, который все дальше отодвигается от демократических сил и все больше приближается к самой власти. Впрочем, победой демсил на саммите является сам состав делегации: за одним столом здесь собрались возродившийся из пепла Зянон Пазьняк, председатель Рады БНР Ивонка Сурвилла, Александр Козулин, которого еще совсем недавно национально ориентированные представители демсил называли то ли «проектом Лукашенко», то ли «проектом Кремля», и политический старожил Станислав Шушкевич. Если это контуры будущей предвыборной коалиции, то это неплохие контуры. Именно в силу отражения всех настроений протестного поля. Обращает на себя внимание тот факт, что в Праге не было политиков, ответственных за провал уличной борьбы этой весной и превращение ярких митинговых брендов в некие «цепи» из 400 участников.

Наконец, было бы наивно думать, что от «Восточного партнерства» однозначно выиграл белорусский президент. Наверное, будет преувеличением сказать, что белорусскую официальную делегацию в Праге встретил ледяной душ, но то, что их там не ждали бурные и продолжительные аплодисменты, однозначно. Опять же, маленькая ремарка: попробуйте найти на финальной фотографии «Восточного партнерства» представителей белорусской делегации. Вы их не найдете! «На общее фотографирование белорусская делегация не вышла», - сухо сообщает сайт naviny.by.

Предшествовало этому невыходу развернутое объяснение Бениты Ферреро-Вальднер, почему она не приехала в Минск в марте 2009г. Общаясь с журналистами, г-жа Ферреро-Вальднер подтвердила версию «БелГазеты», что ее приезд был отменен не из-за «напряженного графика еврокомиссара», как сообщали белорусские официальные СМИ, а по инициативе белорусской стороны. Что действительно за два дня до вылета в Минск ей сообщили, что Лукашенко срочно должен отбыть с визитом в Армению. С плохо скрываемым сарказмом г-жа Ферреро-Вальднер сказала, что еще один ее визит в Минск придется долго согласовывать, т.к. у нее действительно очень напряженный график.

В итоге вместо мягкой риторики марта 2009г. Беларусь из уст не принятого Минском еврокомиссара получила напоминание о пяти рекомендациях ЕС, которые нужно выполнять. А глава Европарламента Ганс-Герт Петтеринг заявил, что «присоединение Беларуси к партнерству не означает, что европейцы поджали хвост и отказались от своей критики». По сути, официальный Минск пожал плоды своего недавнего поведения, которое было бы объяснимо, если бы мы решили принципиально отказаться от участия в «Восточном партнерстве». Но в ситуации продолжающейся дружбы с Европой такое поведение выглядит чудаковатым.

Впрочем, самое главное неудобство «ВП» для Александра Лукашенко не в этом ворохе второстепенных деталей и заявлений, а в сути требований, которые предъявляют европейцы к участникам программы. Едва ли не первой строчкой в уже упомянутой финальной декларации идет заявление о приверженности «основополагающим ценностям, включая демократию, верховенство законов и уважение прав человека и основных свобод».

Кстати, белорусский МИД уже выразил удовлетворение этим документом. Получается, как ни крути, начатую либерализацию нужно продолжать. А через полтора года в стране - президентские выборы. И социальная ситуация отнюдь не блещет. И в этих условиях закрывать «политические» уголовные дела, не разгонять митинги оппозиции…

Иначе нельзя. Кроме Европы, остается только Россия - наше сытое исчезновение с лица земли где-то в северо-западных землях федерации.
Добавить комментарий
Проверочный код