Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
Детский интернет магазин / Качели. Купите сейчас
dutyfreepiter.ru
№18 (690) 11 мая 2009 г. Радости жизни

«В Беларуси всё отключилось»

11.05.2009
Белорусы спели для Пугачёвой всё, что она не смогла спеть для них

Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

В рамках прощального турне в честь собственного 60-летия Алла Пугачева посетила Минск. О такого рода последних турах Примадонны уже ходят шутки. Но, в любом случае, каждый прощальный концерт Пугачевой - действительно прощальный, если прима этого хочет. Поэтому и относиться к нему стоит с трепетом, а идти на концерт - будто в последний раз.

Видимо, именно поэтому весь вечер вокруг Дворца спорта толпились печальные женщины пугачевского возраста, спрашивая всех, «нет ли пригласительного билетика». В кассе остались билеты от Br300 тыс., и они не могли позволить себе такого. Женщины переминались с ноги на ногу, обсуждали, что «Пугачиха приехала в таких интересных вагончиках» и «вместе с ней этот приехал… Малкин, Галкин, как его…»

Внутри уже начиналась масштабная феерия, связанная со снами и любовью. Алла Борисовна явилась зрителю в великолепных движущихся декорациях с огромным, как в кинотеатре, широким экраном и подобием многоярусного помоста, на котором время от времени возводились соответствующие песням интерьеры. Например, в середине концерта на помосте материализовалась волнующая композиция из антикварной мебели: Алла Борисовна легко вписалась в нее, кутаясь в розовый балахон, и спела о том, что «у любви твои ресницы».

Потом неожиданно тихим голосом АБ произнесла проникновенную речь о том, что музыка и зрители - «главный сон» ее жизни, а «сон - вся моя жизнь», и объявила: «Я не знаю, будете ли вы так же сильно любить меня, когда я перестану петь. Но уверена, что песенка моя еще не спета!» Песни для концерта тоже выбирались, будто во сне, - много песен из поздних альбомов певицы («Речной трамвайчик», «Метель»), что наводило на мысль о том, что концерт, вероятно, не прощальный: в прощальном прозвучала бы ретроспектива старых хитов. Не было ни «Миллиона алых роз», ни «Арлекино», ни даже «Старинных часов» - в общем, всего того, что могло бы вышибить у слушателя прощальную слезу и ознаменовать собой конец великой эпохи Пугачевой. Из песен «старого» и «паулсовского» периода, которых, вероятно, и ждали замершие на трибунах бабушки с биноклями, прозвучали только задорная «Алло» и неожиданно распевная «Айсберг», от которой осталось тревожное ощущение то ли фонограммы, то ли слишком раннего желания Примадонны уходить в бессрочный творческий отпуск - очень уж хорош ее голос, жалко прекращать использовать его на огромных сценических пространствах.

Остальные песни иллюстрировали уже другую эпоху: «Свеча горела», «Ты моя любовь последняя», «Зона». Нежелание Пугачевой вызывать у зала ностальгию и погружать его в переживание собственных ассоциаций, связанных с песнями юности, было очень явным. Она хотела, чтобы все слышали ее настоящую, актуальную. Вероятно, именно с этим связана довольно бойкая и не выжимающая слезу программа вечера.

Вдруг стало понятно: многие новые песни - о том, что Алла Борисовна очень сильно устала. В первую очередь от того, что ее все обижают, пишут о ней ерунду, лезут грязными руками в ее личную жизнь. А ведь она имеет право на что угодно, причем не только на эффектный, театральный уход, но и на столь же неожиданно оформленное триумфальное возвращение. По сути, все ее творчество - многолетнее отстаивание и утверждение этого несомненного права на все что угодно. Алла Пугачева должна и обязана быть единым неприкосновенным артистом советской и постсоветской эпохи, ей дозволяется все (даже вместо черного балахона надевать по ходу концерта точно такой же, но красный!) - и именно в этом ее очарование.

Как себя чувствовала Пугачева? И вообще, каково это - чувствовать себя Аллой Пугачевой? Со сцены она постоянно говорила о необходимости любви - в первую очередь зрительской. Она вела себя, как в кино: леденящим голосом читала стихи, происносила фразы осмысленно и глубоко, но зрители верили каждому ее слову. Пугачева - Актриса с большой буквы. Когда она притворно хныкала в микрофон - сердце замирало от жалости, когда хохотала надменным цирковым смехом - приходилось невольно подпрыгивать, будто тебе четырехлетнему купили связку воздушных шаров. И даже самые отрепетированные фразы вроде «напоследок искупаться в аплодисментах» звучат у нее с леденящей искренностью - так драматический актер, в стотысячный раз играющий Гамлета, вызывает в зале смертельную экзистенциальную тоску, назубок отчеканивая свой фирменный монолог так откровенно, как впервые в жизни.

Держать восприятие зрителя при помощи голоса, микрофона, неплохой рок-банды на левом фланге и целого ансамбля бэк-вокалистов на правом, в принципе, нетрудно. Но потом случился непредвиденный, но показательный момент.

«Я сейчас спою пару песен под фонограмму, - сказала Алла Борисовна. - Извините. Просто иначе не получится: я хочу спуститься в зал, пособирать цветочки, посмотреть в ваши глаза». Прима спустилась в зал, все пошатнулись, сверху посыпались нескончаемые женщины с цветами и бабушки с биноклями. «Да сидите же! Сидите, я сама к вам подойду!» - всполошилась звезда, беспощадно расстреливаемая вспышками мобильных телефонов и «фотомыльниц». Исполняя песню «Позови меня с собой», певица добралась до середины зала. И вдруг звук отключился… Повисла полнейшая тишина. Момент сюрреалистичекий - тишина, толпа, где-то в ее середине стоит Алла Пугачева и понимает, что ее никто не слышит, но все видят и чувствуют. Другой артист растерялся бы, но здесь не тот случай.

«В Беларуси всё отключилось! - прокричала Алла Борисовна, глядя в глаза всем тем, кто находился рядом с ней в эту наверняка благословенную секунду. - Поэтому я не могу для вас петь. Пойте же вы для меня!» И начала дирижировать толпой, мигом подхватившей песню. Под пение зала Алла Борисовна продолжила собирать сыпавшиеся на нее целыми клумбами цветы и вернулась на сцену. Но звук не включился. Неслышно постукивая микрофоном о ладонь, Примадонна стояла на сцене и улыбалась, зал швырял в нее букеты и корректировал программу концерта самостоятельно, мощным хором выпевая: «Этот мир придуман не нами!» Вся эта феерия длилась около десяти минут. Наконец в микрофоне что-то щелкнуло и звук вернулся.

«Стоило жить 60 лет, чтобы такое наконец-то увидеть! - расхохоталась Алла Борисовна. - Если кто-нибудь из вас это записал, обязательно вышлите мне. Напишите: «Кремль, Алле Пугачевой». Оно даже так дойдет!»

Песню «Позови меня с собой» Пугачева так и не допела. «Мало ли, - смутилась она, - может, слово «фонограмма» так всех испугало, что с фонограммой что-то случилось».

* * *

Ближе к финалу шоу зал приветствовал певицу стоя. «Стойте! - пафосно прокричала Алла Борисовна. - Это величайшая похвала артисту: зал стоит! Я стою перед вами, а вы - передо мной. Так и продолжайте стоять - я хочу запомнить это великое противостояние». Прямо на сцене Алла выпила за здоровье зрителей прощальный бокал шампанского и на бис спела «Примадонну». Может быть, тур и не последний, но даже если и так, никому не придет в голову укорить ее по этому поводу. А если последний - минчанам будет что запомнить, потому что именно с ними Алла Борисовна говорила без микрофона, без электричества и без старательно отрепетированных фраз. Не каждой публике достается такой ценный подарок - стоять один на один с человеком-легендой, смущенно дирижирующим зрителями, которые сами, исходя из собственных воспоминаний и предпочтений, корректируют репертуар концерта.
Добавить комментарий
Проверочный код