Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
«Нет в Беларуси того человека, который не знает о вас как о председателе великой страны» - сообщил Александр Лукашенко председателю КНР. А насколько хорошо вы знаете Си Цзиньпина?
давно на короткой ноге с товарищем Си
лично не знаком, но есть общие знакомые
пересекались пару раз на тусовках
тщательно отслеживаю каждый шаг товарища Си
не помню, кто это, но раз президент говорит, наверное, мы знакомы
№16 (688) 27 апреля 2009 г. Визави

Государство сыграет рок

27.04.2009
Либерализация повалила из всех динамиков



Первый республиканский фестиваль с участием «ведущих групп страны, работающих в области актуальной живой музыки», Bela Music-09 состоится 23 мая на открытой площадке аэроклуба «Боровая». Художественным руководителем проекта выступит лидер группы «Палац» Олег Хоменко, а в числе организаторов и учредителей, помимо концертного агентства «Линия звука», значатся Минкульт, Миноблисполком и Мингорисполком.

Пример столь откровенной либерализации в области белорусского рок-н-ролла уже вызвал критические отзывы в прессе. Какие высокие рок-идеалы белорусские музыканты могли попрать, согласившись на такой альянс с госструктурами, корреспонденты «БелГазеты» выясняли у директора концертного агентства «Линия звука» Владимира ШАБЛИНСКОГО и музыкального обозревателя Витовта МАРТЫНЕНКО.

Владимир ШАБЛИНСКИЙ: «Я ВСЮ ЖИЗНЬ ЗА БЕЛАРУСЬ!»

- Вас не удивило, что именно «Линии звука» предложили организовать фестиваль?

- Наша компания специализируется на проведении концертов белорусских музыкантов, так что предложение Минкульта не было неожиданным. На встрече в министерстве присутствовали Саша Куллинкович («Нейро Дюбель»), Олег Хоменко («Палац»), промоутер Павел Каширин. Идея проведения такого фестиваля очень правильная - происходит либерализация всего процесса жизнедеятельности страны.

- Ощутили либерализацию на себе лично?

- Да, как руководитель частной фирмы могу сказать, что уменьшается налогообложение. Жаль, что это не случилось пять-шесть лет назад, но хорошо, что произошло сегодня. Выпущены политзаключенные, приезжают представители Европарламента. Обращение государства к частной фирме с предложением организовать рок-фестиваль - несомненный признак либерализации.

- «Назовем вещи своими именами: идет тихая интервенция властных структур в прежде недоступные им сферы символического культурного поля и альтернативного культурного менеджмента», - полагает культуролог Максим Жбанков. Как вы охарактеризуете участие государства в организации рок-фестиваля?

-
Максим подошел ко мне после пресс-конференции с вопросом: не думаю ли я, что нас используют? Я знаю Максима долгие годы и очень уважаю его, но не принимаю его позицию войны и баррикад. Честно говоря, Максим ничем не отличается от моего папы, который родился в 1924г. Он прошел всю войну и до сих пор ненавидит фашистов. Когда-нибудь нужно уйти с баррикад и просто начать строить нормальную жизнь.

Меня всегда поражало и поражает, как у нас относятся к белорусскому шоу-бизнесу, - это уже нечто нарицательное с глубоко негативным оттенком. При этом никто не хочет совершать какие-то поступки, которые бы что-то изменили и заставили гордиться. Ругать, хаять - это национальная черта белорусов, мы сильны в этом. Я лично не хочу становиться ни по одну, ни по другую сторону баррикад. И поэтому участие свое и моей фирмы в фестивале, инициированном государством, не буду рассматривать с позиции интервенции государства в какие-то культурные сферы. Именно государство и должно подпитывать культурные сферы, оно должно помогать! Мои друзья спрашивают меня: а в чем тебе помогает государство? Оно делает то, что оно должно делать всегда просто по умолчанию: не мешает, не ставит палки в колеса. И чиновники относятся к этому проекту так, как должны относиться.

В этой жизни все используют друг друга. Но «служить бы рад, прислуживаться тошно». Все зависит от грани, которую сам для себя проводишь. На пресс-конференции был задан вопрос: «Не боитесь, что станете теми, кто выступает под лозунгом «За Беларусь!»?» Я всю жизнь за Беларусь! Но я за интеллектуальную, цивилизованную, интегрированную в мировое сообщество Беларусь. И я против колхоза как системы жизни и ценностей.

Что такое интервенция государства в какие-то сферы? Это пропаганда госидей в молодежной среде. Но ведь процесс-то взаимный! Веяния в молодежной среде будут проникать в госаппарат, который сегодня делает шаги навстречу желаниям молодежи, - он также будет подвержен определенному влиянию. Нужно научить государство разговаривать нормальным языком!

- Каким?

- Не языком бюрократии, который, как правило, не приносит результата.

- Вы говорите об участии государства как его невмешательстве и в то же время о пропаганде госидей. Не опасаетесь, что акция приобретет конкретный политический оттенок?

- Не опасаюсь. Как это может произойти? Благодаря выступлению группы «Детидетей», «Крама»? Что за распространение теорий заговора?

- Перечень групп не цензурировался?

- Нет, и, честно говоря, это вопрос для прошлого века. Все решает исключительно экономика: сколько может привести зрителей та или иная команда. На одной сцене собраны разные группы, что позволяет предполагать: при дешевых билетах (Br20 тыс.- М.Г.) фестиваль соберет разные социальные категории зрителей. И может быть, в плане рентабельности для «Линии звука» этот проект будет нулевым.

Тех, кому нечего делать, волнует наличие заговора. Нас - как обеспечить рекламную кампанию. Если бы государство хотело решать какие-то идеологические задачи, то, вероятно, было бы сказано: вот вам столько-то денег, а вот готовые афиши!Мы же сегодня самостоятельно, как и при организации прежних наших проектов, ищем средства на рекламу, договариваемся с полиграфистами на отсрочку платежа и т.д.

- Так в чем участие государства?

- В самом главном: нам не мешают! К нам относятся так, как, наверное, в любом европейском государстве: хотите провести - проводите!

- Какую цель ставит государство и каковы ваши задачи?

- В конце 90-х гг. я занимался музыкой, мы выступали в полузаброшенных подвалах. За прошедшие годы практически ничего не изменилось. Я буду счастлив, если государство обратит наконец внимание не только на эстраду, но и на другие стили музыки. И если при этом оно будет пропагандировать какие-то государственные идеи - что тут плохого?

- Вам безразлично, какие?

- Нет, не безразлично. Что плохого, например, в пропаганде рождаемости, в борьбе с преступностью? На встрече в Минкульте мы заявили о том, что не должно быть никаких политических лозунгов, и это было принято.

- Вы сказали о нулевой рентабельности проекта…

- Мы хотим заработать, но не на этом фестивале - на третьем, если конечно, останемся организаторами. Изначально была договоренность, что мы все организуем сами, сами выбираем группы, ищем спонсоров. Было единственное пожелание - сделать билеты доступными.

- Потолок цены был определен?

- Нет. Все решали мы сами, исходя из экономики проекта. Арифметика простая: нужно собрать Br250 млн., чтобы покрыть все затраты. Но, учитывая нынешнюю ситуацию, стартовые условия для организации проекта отнюдь не блестящи. Кризис! Все в шоке, и я понимаю директора предприятия, которому не до белорусского рока. Но дата была определена полгода назад и определена нами. Все логично: конец концертного сезона, студенты еще не на сессии, отпуска не наступили.

- Как полагает Жбанков, это действительно «жесткий расчет» государства: «…Вместо протестного ресурса важно получить ресурс стабилизации и декоративного «потепления». И заодно потеснить с концертного поля «ненадежных» организаторов всяких там закордонных Ве Free».

-Боже мой, как сложно! В госучреждениях масса здравомыслящих людей, которые инициируют нормальные вещи, если сравнивать с тем, как их делает кто-то другой.

Кстати, на афишах мы предложили написать, что учредителями являются Минкульт, Миноблисполком и Мингорисполком, на что одна дама, очень крупный чиновник, ответила: «Если так напишем, то никто не придет». Все всё очень хорошо понимают.

- А может, просто: «Большой брат решил прикупить немного рока?»

- Пусть прикупит немного… Глядишь, он начнет слушать хорошую музыку… Мне просто нечего сказать на такие замечания.

- А за сколько все-таки вас «прикупили»?

- За «минус» Br100-110 млн. - таковы предполагаемые убытки фестиваля. Я очень хорошо отдаю себе отчет и в том, сколько мы сможем собрать зрителей, и в том, что из-за кризиса поздно начинается рекламная кампания. Но делать что-то нужно уже сегодня. Если мы справимся с этим фестивалем, то на последующих уже сможем заработать. Кризис когда-нибудь закончится.

- Какую грань вы не переступите?

- Если, скажем, нам предложат Br150 млн., закрывающие убытки фестиваля, но при условии повесить какую-либо идеологическую растяжку, мы откажемся от денег.

СПРАВКА «БелГазеты». Владимир Шаблинский родился в 1970г. в Минске. Окончил энергетический техникум, учился в международной школе журналистики при ЕГУ, работал на «Радио Би-Эй». С 1997г. - директор концертного агентства «Линия звука».

Беседовала Марина ГУЛЯЕВА

Витовт MАРТЫНЕНКО: «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЙ РУССКИЙ ФЕСТИВАЛЬЧИК»

- Фестиваль Bela Music-09 - факт окончания войны государства с белорусским роком?

- Война идет не между Минкультом и белорусским роком, а между разными сферами влияния. Этот фестиваль как выглядит сейчас пустым пятном на теле белорусской культуры, так им и останется. Еще в 80-е гг. мы с Анатолием Мельгуем организовывали первый белорусский фестиваль, «Тры колеры». Потом, когда его разорили, мы участвовали в организации «Басовiшча». Это были реальные события, это была эпоха. Почему запомнились эти фестивали? Они представляли в Беларуси белорусскую культуру.

Хорошо, что на этом фестивале будет выступать «Нейро Дюбель», хорошо, что «Палац». А кто еще? «Детидетей» - «суперзорка» белорусского рока? Есть группа P.L.A.N., которая издала шесть альбомов, участвовала в двадцати масштабных высокотиражных проектах, - ее даже не приглашали. Есть много групп классических, эпохальных - «Маузер», B:N - их там нет! Фестиваль белорусского рока! Какого рока?! Рока, которой поет ни о чем. Это тактика портала «Тузiн гітоў» - вот так воюет с белорусским роком этот портал. Попеть, потрястись, но, не дай бог, кто-нибудь мозгами от чего-нибудь зашевелит.

- А если абстрагироваться от понятия рока и воспринимать этот фестиваль просто как фестиваль современной белоруской музыки?

- Вы знаете, сколько было таких фестивалей? Я еще помню «Форум-88», потом был фестиваль в Бресте - их и названий уже никто не помнит. И это очередное пустозвонство. Там есть хорошие группы, но у фестиваля нет культурной идеи: показать, что мы - белорусы, живем в Беларуси, у нас что-то есть, а чего-то так и нет. Это все равно что взять дебила из Новинок - хватит ему на дармовых харчах сидеть в больнице - и посадить работать в министерстве: ну не хватает министров. Вот у нас такой подход. Это просто будет очередная тусовка, люди повеселятся, «Битлз» - forever», «белорусский рок - forever» - это нормально, это было, есть и будет, и ничего в стране от этого не изменится.

- Может быть, сейчас просто такое время, когда музыка максимально аполитична и максимально отдалена от серьезной культуры?

- Нет понятия «такое время», время всегда одинаковое. И я не говорил о политике. Мы живем в этой стране и мы создаем ее культуру. Но у нас самих (я имею в виду организаторов этого фестиваля) нет даже духа белорусской культуры. Это провинциальный русский фестивальчик с небольшим белорусским колоритиком. Тем он и смешон для наших русских братьев. Эти организаторы сделают свое дело, люди потусуются, купят пирожков, пивка попьют - и разойдутся. Какие-то газеты напишут большие статьи об этом, статьи будут забыты, потому что этот фестиваль ни о чем. Сейчас выходят диски Partyzone, B:N, «Маузер» - люди их ищут. А организаторы почему-то подсовывают им то, чего они не ищут, поэтому будет очередной провал. Конечно, кто-то просто поставит галочку «фестиваль проведен», но фестиваль ждет эмоциональный провал.

- Может быть, именно такой, тусовочный характер этого фестиваля и позволил Минкульту поддержать его?

- Это можно допустить, но почему Минкульт не попробует сам организовать нормальный, влиятельный белорусский рок-фестиваль? Но у них есть такие люди, как «Tузін гітоў». Заметьте, кто в числе организаторов: портал music.fromby.net. Не видите подвоха? Это шутейная, конечно, расшифровка, но она звучит так: музыки из Беларуси нет. Есть такое понятие - агенты влияния. Вот и у нас появились белорусскоязычные агенты русского влияния. Если Беларусь так и не обретет свою конуру, то мы сгнием в собачьей будке. И мы будем отхожим местом большой империи, будем думать: а где же было Великое княжество, которое Литовским называлось, куда эти литвины делись-то? Я вот еще не забыл, что я - литвин.

Нормально, что проводится этот фестиваль, но это будет не «Басовiшча». 20 лет он не проживет - я гарантирую вам это.

- Когда же у нас появится свой фестиваль, который проживет 20 лет?

- Когда политики уйдут из культуры. Это политика, и даже об аполитичности говорят политически ангажированные люди. Когда они уйдут и культурой будут заниматься культурологи, тогда что-то будет. Когда мы с Виталием Супрановичем делали диск «Сборник белорусского национального металла», приперла куча групп, в т.ч. группа Apraxia. И пара ангажированных человек нам говорят: «Ребята, это же РНЕ! Что вы РНЕ-шную группу ставите в белорусский диск?» И Супранович мне говорит: «Как же так, вы сказали, что мы их будем ставить, а мне уже замечания высказывают». А я ему и говорю: «Виталь, ты что, политическая партия? У тебя есть музыкальный проект. Они хорошо сыграли - хорошо. А фашисты они, антифашисты… Они спели по-белорусски, это будет национальный металл, в чем проблемы?» Если бы они агитировали за убийства детей или за национальные распри, а тут просто песня, «Дзікае паляванне караля Стаха», на темы Короткевича. У нас был аполитичный подход. И дай бог, чтобы на фестивали приходили люди, которые скажут: «Ага, вы фашисты? А вы коммунисты? Антифашисты? Все нормально, вы хорошо поете - давайте все к нам».

- Но ведь белорусский рок заслужил славу именно политически ангажированной музыки…

- У Карела Чапека есть классная штука о чехах времен Возрождения: «Многие в Чехии считают, что чешский народ - это такая тайная политическая организация». То же самое - о белорусском роке. Никакой политической ангажированности в нем нет, просто надо это ему навязать.

- А как же выступления белорусских музыкантов на оппозиционных акциях?

- Есть такая шутка: если человек ходит ногами, зачем ему нужны руки? Давайте их отпилим. Если человек ест руками, зачем ему ноги: он же все равно сидит на заднице. Давайте отпилим ему ноги. Если они там выступали, значит, у них есть какая-то позиция, и они ее просто высказали. Это не приверженность какой-то партии. Вот «Нейро Дюбель» - это политическая группа или аполитичная? Никогда нельзя точно сказать. За то, что Куллинкович говорит в интервью, то хочется в морду ему дать, то хочется поддержать и сказать: я такой же. То он за Лукашенко, то он против Лукашенко, то он за режим, то он против режима. И, в принципе, он прав. Когда борцы с режимом начинают казаться хуже, чем режим, то лучше поддержать режим. Это просто культура - она реагирует. Тут политики нет, политика начинается там, где человек обманывает публику. Деятели свободного искусства всегда отражают реальную жизнь.

А на этом фестивале будут песни «Тучки над городом плывут, а мы все солнышка ждем». Этих песен уже столько, что новые можно уже и не писать. Никакой политической закалки в белорусском роке нет. Даже N.R.M., какая это политическая группа, когда у моей дочери любимая песня «Cьпявай мне песьні пра каханне»? Не надо верить в мифы, рок - это явление культуры, пусть и субкультуры.

- Может быть, аполитичность фестиваля Bela Music-09 - это только первый этап, вторым станет подключение культурной составляющей?

- Он не аполитичен, он не вне политики, а вне белорусской культуры. Какая у группы «Детидетей» белорусская культура? Почему мы не можем признать, что это русская музыка в Беларуси?

- Почему на белорусском фестивале не может выступать группа с песней на русском языке?

- А «Нейро Дюбель»? У него на 80% репертуар - русскоязычный. Это не Bela Music, это местный провинциальный фестиваль колоритной русской культуры. Там даже «Палац» какой-то выступает с балалайкой, граблями и в лаптях! Это стереотип, который нам навязывают, и этим этот фестиваль будет неинтересен. Когда мы с Мельгуем ехали на первое «Басовiшча», с нами ехала неизвестная нам группа, будущий «Палац». И я им говорю: «Ребята, на фиг вы нужны на рок-фестивале? Вы же не рокеры! Песни наших бабушек, они уже всё, отжили. Хорошо, что вы их сохраняете, но фестиваль роковый! Он говорит с людьми сегодня о сегодняшнем». «Палац» - хорошая группа, классная, но она о сегодняшнем не говорит, это не рок-группа.

- Организаторы Bela Music не настаивают на том, что представят рок-музыку. Скорее говорят об актуальной белорусской музыке, музыке open-air-фестиваля…

- Можно привезти машину навоза и сказать, что это будущая пища богов. Можно назвать как угодно. Но проблема этой несчастной территории, которая уже не Россия, но еще и не Беларусь, в том, что нет культуры, говорящей сегодня о сегодняшней жизни. «Нейро Дюбель» - да, немножко случайно что-то сказанули. А «Крама»: «Гэй там, налiвай; налiвай ды выпiвай; выпiвай ды падлiвай!». «Краму» убили все эти запреты. Это была класснейшая группа, какие были песни! Они народу помогали становиться народом. А потом - «Налiвай, выпiвай!». Вот задача этого фестиваля!

Потом еще скажут: Мартыненко назвал навозом «Палац» и «Краму». Я назвал навозом этот фестиваль, который собрал все наиболее бесперспективное, что можно найти здесь. Кому-то нужно заткнуть дырку в бреши белорусской культуры. Не было народа - и не будет, мы это сделаем культурой. Выбьем всю белорусскость.

- Неужели организаторы фестиваля сознательно ставят перед собой такую задачу: дискредитировать белорусскую культуру?

- Конечно, они не скажут такого. Вы просто сходите на этот фестиваль. Я туда, может, поеду продать пару своих книг и дисков, которые у меня лежат в запасе. Реально - нормальная тусовка, не более того. Когда вы будете возвращаться с этого фестиваля, попробуйте проанализировать его содержание. Не просто: «О, группа «Крама» заиграла и напомнила мне 80-е годы!» или «А потом сыграл «Нейро Дюбель» - ух, как он злостно заиграл!» О чем будет петь группа «Детидетей»? О том, что мы - народ, утративший родной язык? Что не можем никак его вернуть? Да это им в кайф! О чем важном для этой страны могут они петь? О том, что Лукашенко - плохой человек? Лукашенко мне ближе, чем группа «Детидетей» или портал «Тузiн гiтоў». Этот режим - хотя бы видно, какой он есть. Люди, стоящие за проектом Bela Music, сегодня белорусскоязычные только для того, чтобы стать лидерами белорусской культуры. Которую они, как иваны сусанины, уведут в болото.

СПРАВКА «БелГазеты». Витовт Мартыненко родился в 1959г. в Минске. В 1982г. окончил журфак БГУ. Работал в прессе и на радио, специализируясь на музыкальной теме. Один из организаторов фестивалей «Тры колеры» (1986) и «Басовiшча» (1990). Соавтор книг «Праз рок-прызму» и «222 альбома беларускага рока i не толькi».

Беседовал Кирилл БОРИСЕНКО
Добавить комментарий
Проверочный код