Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№16 (688) 27 апреля 2009 г. События. Оценки

«Вам не пережевать этой квартиры»

27.04.2009
 
Елена АНКУДО

20 апреля суд Заводского района столицы огласил решение по искам экс-прокурора Минской области Михаила Снегиря к бизнесмену Владимиру Сидоровичу, и наоборот. Несмотря на явные симпатии прокурора к позиции Снегиря, которую тот признал почти в полном объеме, обоим в исках отказано.

Экс-прокурор добивается выселения арендатора квартиры N10 по ул.Грибоедова, 2, в прошлом - топ-менеджера шведской компании SWE-BEL Partner AB Владимира Сидоровича из жилого помещения и признания договора аренды недействительным. Сидорович просит признать договор купли-продажи квартиры от 11 мая 2007г. между Михаилом Снегирем и компанией SWE-BEL ничтожным. В прошлом году суд Центрального района столицы уже рассматривал эти иски, вынеся 4 августа 2008г. решение в пользу Снегиря, однако после выступления президента в ноябре прошлого года на совещании по борьбе с коррупцией оно было отменено.

Последнее решение не считается вступившим в законную силу, на него могут быть поданы жалобы участников по делу, а также прокурора, позиция которого оставлена судом без внимания. Если же решение вступит в законную силу, Сидорович имеет полное право въехать в спорную квартиру и прописать туда свою семью. Снегирь же будет считаться законным приобретателем помещения, из-за которого стал обвиняемым по уголовному делу и оказался под стражей.

Супруга экс-прокурора Минской области Анна Снегирь рассказала корреспонденту «БелГазеты» о том, что осталось за рамками квартирного спора.

 
Елена АНКУДО

(На фото: Супруга экс-прокурора Минской области Анна Снегирь, всё ещё надеясь, что президента ввели в заблуждение, недоумевает:«Будь в действиях мужа нарушения, разве его назначили бы на должность?»)

- Чем занимался Михаил Снегирь до работы в прокуратуре?

- Уверенно продвигался по карьерной лестнице комсомольского работника: из секретаря комсомольской организации завода «Строймаш», где работал после армии, вырос до завотделом Ленинского райкома комсомола столицы. Его выдвигали на должность первого секретаря, но после окончания юрфака БГУ он выбрал прокуратуру. Человеческие и профессиональные качества подняли Михаила Валентиновича до поста замгенпрокурора.

- У мужа были враги?

- Это неизбежно. Возможно, есть они и сейчас. Помню и угрозы по телефону, и преследования. В 1999г., когда ехали к родителям, около Бобруйска нас догнал автомобиль, из которого угрожали пистолетом.

- Историю о том, как прокурор Минской области забирает у него квартиру, бывший топ-менеджер шведской компании SWE-BEL Partner ABВладимир Сидорович рассказывал журналистам еще в прошлом году, предлагая в качестве доказательств толстую пачку документов - переписку с чиновниками, судебные решения…

- Сидорович - состоятельный бизнесмен с большими возможностями. Когда через полтора года после покупки квартиры по ул.Грибоедова судебный исполнитель наконец ввел нас в жилье, этот человек бросил мужу: «Вам не пережевать этой квартиры». В марте 2008г. произошло переназначение мужа на должность прокурора Минской области, его проверили вдоль и поперек. Будь в действиях мужа нарушения, разве его назначили бы на должность? Мне остается предположить, что президента ввели в заблуждение. Сегодня все говорят о прокуроре и бедном человеке, у которого забрали квартиру. Но ведь покупал квартиру не прокурор - простой гражданин.

- Между тем квартиры в центре Минска, где проживала ваша семья, связывают именно с руководящими должностями Снегиря…

- Мы все время испытывали трудности с жильем! Первую квартиру - однокомнатную, в районе камвольного комбината - получили в порядке очереди, когда муж работал в райкоме комсомола, прожили в ней 11 лет. Там родились дети, там постоянно жил кто-то из родственников: после аварии на ЧАЭС они, жители Гомельской области, приезжали лечиться в столицу; на маленькой кухне стоял диван, а кухню и комнату разделяло пианино.

Квартиру в Троицком предместье жилой площадью 42,3 кв. м муж получил в 1987г. по исполкомовской очереди, работая уже в прокуратуре Минска. В те годы за этот район никто не хватался: территория Троицкого предместья была неблагоустроенной, ни асфальта, ни мостовой, река затапливала набережную, вокруг дома шли ремонтные работы. Это сейчас Троицкое предместье красивейшее место, а тогда проблематично было добраться до крыльца подъезда. Когда у детей появились свои семьи, приняли решение продать квартиру и купить побольше.

- На суде Снегирь пояснил, что решился на продажу, несмотря на настоятельные рекомендации получить служебное жилье. Почему не воспользовался возможностью оставить за собой квартиру в историческом центре столицы?

- Муж - очень щепетильный человек. Сначала получить квартиру не было возможности: при норме на человека 15 кв. м на четырех членов семьи приходилось 72 кв. м общей площади. Когда к нам после тяжелой болезни переехала моя мама, можно было воспользоваться этим правом, но муж отказался, чтобы не говорили, что воспользовался случаем. Наилучшим способом ему показалось продать квартиру и купить жилье побольше: на две квартиры денег не хватало.

- Как нашли квартиру на Грибоедова?

- Случайно, рассказал кто-то из риэлторов. О целенаправленном поиске квартиры именно в этом доме речь не шла, мы просто искали жилье в нашем районе.

- Было ли известно, что квартира в аренде на 25 лет?

- Да. Но компания SWE-BEL в лице ее представителя Баранова обращалась в Конституционный суд. Его председатель Василевич дал письменное заключение: препятствий к продаже квартиры с жильцами нет. Кстати, именно это обременение позволяло нам купить помещение: без него стоимость была куда выше. Было известно и то, что в этом же доме в собственности Сидоровича находится аналогичная пятикомнатная квартира этажом ниже, квартира по ул.Лобанка, коттедж на Птичи. Арендатору было где жить!

- Но просьбы Снегиря освободить квартиру успехом не увенчались…

- По телефону мы сообщили жильцам нашей квартиры о заключении договора купли-продажи. Жена Сидоровича назначила время встречи. Но дверь нам никто не открыл, видно было только, что некие люди курят на балконе - и все. Началась стадия переговоров, в ходе которых Сидорович предложил стать его арендаторами. «Теперь, когда я убедился в действительности договора купли-продажи, - так написал он, - я готов заключить договор аренды при условии, что арендная ежемесячная плата останется прежней». В настоящее время это $3,5. Иными словами, собственнику предлагали жить на улице. Доступа в квартиру не было полтора года. Когда вошли в нее впервые, увидели демонтированный камин. Затем арендаторы сняли двери, вынесли сантехнику. Дальше - хуже: я была свидетелем, как жена Сидоровича отбивает от стен и пола плитку - чтобы не досталась новым жильцам.

- Детали интерьера переносили в новое жилье?

- По документам SWE-BEL, плитка, пол, двери, сантехника и многое другое - собственность шведской компании, Сидоровичу ничего не принадлежало. Такое чувство, что обстановку портили нам в отместку.

- А у Сидоровича иная версия: мол, вломились в квартиру в его отсутствие, поставили квартиру на сигнализацию…

- Мы сделали это, чтобы знать, когда Сидоровичи входят в квартиру в наше отсутствие, что они, кстати, с успехом практиковали под предлогом того, что там остались их личные вещи. Нам нужно было сделать ремонт и жить, ведь другой квартиры у семьи не было. Но замки, которые мы вставляли, тут же вскрывались и обстановка портилась дальше, а вещи продолжали оставаться у нас. Согласитесь, странная линия поведения состоятельного человека.

- Версия Сидоровича кардинально отличается от вашей: мол, выгнали человека, пользуясь связями прокурора Минской области…

- Когда сверлом был вскрыт замок, муж заявил в милицию. Ответ: никаких противоправных действий Сидоровичем не произведено.

- Как в таком случае вы прокомментируете ответы на жалобы Сидоровича, подписанные руководством администрации президента, Генпрокуратуры, КГБ, демонстрируя которые арендатор квартиры уверяет: прокурора Минской области, пожелавшего жить в элитной квартире, покрывают его друзья и коллеги?

- Сидорович писал жалобы во все инстанции, вот и получал ответы за подписями руководителей ведомств. Шла спекуляция должностью мужа. А ведь Михаилу Валентиновичу ничто не давалось легко, даже в БГУ его, абитуриента из Хойников, поначалу не приняли из-за «четверки» за экзамен по немецкому. Муж подал апелляцию, его зачислили сверх лимита по приказу ректора, и никаких связей у него в то время не было!

Как не было после перевода на заочное, из-за чего пришлось служить в армии. В ПП НС первого созыва Михаил Валентинович представлял самый большой округ - Комарин, Брагин, Хойники, частично Лоев. Заслуги мужа (автобусы в Хойниках, упрощение процедуры отправки детей на оздоровление из зараженной зоны) вспоминают до сих пор. Имя Снегиря - в числе разработчиков Уголовно-процессуального кодекса, поправок в Уголовный кодекс, Кодекс об административных правонарушениях, Гражданский кодекс. Он состоял в Комиссии по национальной безопасности в ПП НС, является заслуженным юристом Беларуси. Это не связи, а изнурительная работа.

- Как ваш муж оценил разоблачения президента на антикоррупционном совещании, где прокурору Снегирю досталось по полной программе?

- Единомышленник президента и его сторонник, один из авторов антикоррупционного доклада в 1993г., он был в шоке.

- Пытался ли достучаться до президента, чтобы изложить свою точку зрения на происходящее?

- Сейчас это для нас невозможно.
Добавить комментарий
Проверочный код