Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
Огромный выбор массажных подушек. Низкие цены. Гарантия. Доставка. Звоните
us-medica.ua
№16 (688) 27 апреля 2009 г. Радости жизни

«Земные пейзажи всё-таки лучше космических»

27.04.2009
Но без космоса мы все с ума сойдём

Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

По приглашению ЗАО «Альфа-Банк» (Беларусь) в Минск приехал космонавт Алексей Леонов. Дважды Герой Советского Союза, человек, который первым в мировой истории побывал в открытом космосе, дружил с Юрием Гагариным и участвовал в советско-американской программе «Союз-Аполлон», еще и художник. И именно в этом качестве он приехал в Беларусь на открытие собственной выставки в Национальном художественном музее.

В беседе с корреспондентом «БелГазеты» Алексей ЛЕОНОВ рассказал о том, что его связывает с Беларусью, а также о своем уникальном пути в живописи и космических исследованиях.

О БЕЛАРУСИ

В моем детстве случилась очень показательная и жизнеутверждающая история, связанная с Беларусью. В 37-м отца по сфабрикованным фактам, без суда и следствия, посадили в тюрьму как врага народа. И нашу семью, смешно сказать, ограбили - выселили из дома, зимой. На выставке есть моя картина «Отчий дом» - я был в этом доме три года назад, он целый, невредимый. Я изобразил его. По сюжету это обычный пейзаж, но с левой стороны идет страшная гроза, а справа фрагмент освещенной изумрудной зелени, и в просвете летят семеро гусей - мать и дети, которых выгнали из этого дома. Я оказался в такой ситуации в трехлетнем возрасте.

(На фото: Вероятно, на этом эпическом полотне Алексей Леонов запечатлел сам себя - дважды Герой Советского Союза стал первым человеком в мире, побывавшим в открытом космосе)

Сейчас такое трудно представить - соседи могли прийти к нам и взять что угодно, в т.ч. запросто снять с меня, трехлетнего, последние штанишки.

В это время моя старшая сестра работала в Кемерово на строительстве ТЭЦ. Там она вышла замуж за парня из Могилева, Антона Ходоновича, ему было 23 года. Учился в техникуме, серьезный парень. И присылает он нам письмо: «Дорогая мама!» А ведь мою маму он тогда еще ни разу не видел. Пишет: «Приезжайте к нам. Будем жить вместе». И вот «дорогая мама», теща, восемь детей, беременная, приезжает в Кемерово. Зятек встречает ее на розвальнях - положил всех детишек туда, прикрыл сверху тулупом и привез к себе домой: ул.Интернациональная, дом 15, квартира 16, 16-метровая комната и посередине печка-голландка.

Я бы не смог так. Жить, учиться, работать, три месяца назад женившись на молодой красивой девушке, - и вдруг привезти в свою небольшую комнатку тещу с детьми, да еще и беременную! Я жил под кроватью, у меня там было хорошее место, я фуфайкой укрывался. Это было то самое время в моей жизни, когда, фигурально выражаясь, младенцу нужно было дать молоко, чтобы он не погиб. Какую же надо иметь душу, чтобы совершить такой поступок! Через два года отца выпустили. Но каждый раз, когда я проезжаю через Беларусь, думаю об Антоне, который оказался настоящим человеком и приютил семью врага народа! Я его всю жизнь любил и ценил, относился к нему как к отцу...

О ЖИВОПИСИ

Я с детства рисовал на всем. Мне нравились голландские печки, и я их расписывал соседям-украинцам. Расписывал ковры - в Сибири тогда любили вешать ковры на побеленные стены. Вот я и занимался таким производством. Отец натягивал мне простыню на раму, помогал делать грунт, и я рисовал хозяйственными самодельными красками. На коврах было принято рисовать плавающих лебедей, сердца и девушек, а я рисовал пейзажи - осеннее поле, зимний лес... И пользовался огромным успехом! Один такой настенный ковер - три булки хлеба! Знаете, как было трудно в то время в Сибири девятилетнему ребенку заработать три булки хлеба.

Рядом с моей школой был Дом культуры, я посещал там изокружок, участвовал в конкурсах. Помню, за рисунок, где я изобразил Петра Первого на лошади (это был мой любимый герой!), я получил первое место. А первый серьезный рисунок я нарисовал в первом классе. Рисовали грибы - все рисовали обычные грибочки, а я нарисовал большой белый гриб, около него притаился маленький, сбоку травинка, тень большого гриба ложится на маленький... Видимо, для восьмилетнего ребенка это было очень необычно, потому что учительница тут же схватила этот рисунок и побежала к директору школы... Именно тогда я и почувствовал, что умею видеть то, чего мои сверстники не замечают.

К сожалению, учиться в этом направлении мне не довелось. В десятом классе, на весенних каникулах, на попутных машинах я приехал в Ригу. Один, с папкой рисунков. Нашел Академию художеств, показал ректору свои работы. Кроме акварелей, у меня была пара интересных работ - портрет Горького и портрет Шопена на смертном одре, они как раз очень понравились ректору. Он посмотрел и говорит: заканчивай десятый класс и приезжай, будешь нашим студентом. Я вышел в коридор - в отцовском костюме в стиле Мао Цзедуна я выглядил очень экзотически. Смотрю, бегут студенты. Я схватил самого крайнего: «Слушай, объясни, как здесь житуха?» Он мне отвечает: «Поступать хочешь? Учти, общежитие только с третьего курса, стипендия 500 рублей, и то, если заработаешь, а комната в общежитии тоже стоит 500 рублей». На этом все и закончилось. Я понял, что все-таки пойду в авиацию, которую очень любил.

Через 20 лет, будучи в Риге по делам, я заехал в Академию художеств на встречу со студентами и преподавателями и начал рассказывать им историю о том, почему я все-таки не стал студентом их академии. «Стоп! - поднялся один человек.- Дальше я расскажу! Подходит ко мне какой-то нахал, одетый как Мао Цзедун, хватает меня за руку и начинает расспрашивать о том, как мы тут живем!» Оказывается, этот студент стал заведующим кафедрой!

О ВЫСТАВКЕ

На выставке представлены картины, посвященные разным вехам моей жизни. По стилистике их можно условно разделить на «Рокуэлла Кента» и «Рериха». Холодные пейзажи, когда мы идем со стороны Солнца на ночь, - это Кент. Теплые, где мы двигаемся от ночи к дню, - Рерих. Я всегда хотел нарисовать карту Земли, сделанную в тех же цветах, в которых она видна из космоса, а не раскрашенную условно. Поэтому во время своего космического полета я сконструировал прибор для определения цветовых характеристик любой точки... Космические пейзажи красивы, но все равно земные гораздо более многообразные. Пусть в космосе каждую секунду что-то меняется, на Земле все-таки лучше...

О КОСМОСЕ

То, как в стране воспринимают космонавтов, являются ли они героями, во многом зависит от руководства страны и СМИ. Американцы, например, даже о какой-то чепухе, связанной с космосом, звенят на весь мир! А у нас все замалчивалось. Когда мы аварийно приземлились в тайге и трое суток сидели там при температуре минус 25 градусов, дожидаясь, пока нас найдут, о нас никто не писал! Более того, говорили, что мы находимся на отдыхе на даче обкома партии. Правду СМИ написали только спустя много лет. Космический корабль «Восход», например, всегда был суперсекретным. Я смог нарисовать его только семь лет назад, взяв чертежи у американцев!

В 90-е в СМИ писали о том, что наша страна такая бедная, потому что у нее было много расходов на космос. Тогда даже пытались построить бюджет страны, исключив эти расходы. Хотя в том же 1968г. 6,9 млрд. рублей в год выделялось на космос, а на мелиорацию - 36 млрд. И целых 8 млрд. убытков, например, было из-за неправильного хранения мясных продуктов. Но об этом никто не говорил! Поэтому в начале 90-х всем казалось, что, как только мы ликвидируем расходы на космос, у нас тут же будет много денег. А ведь рубль, вложенный в космос, возвращается тремя рублями прибыли! Без космоса мы, например, не имели бы мобильных телефонов. Кстати, именно Советский Союз в 1982г. полностью обеспечил мобильными телефонами Австрию. Мы первыми начали делать эти телефоны, в Зеленограде, но у нас они появились спустя десять лет.

Если исключить космос из повседневной жизни, мы же все с ума сойдем! Например, раньше через каждые 150 км стояли телевышки! Теперь этого нет, теперь все телетрансляции обеспечивают спутники. Этого не было бы, если бы не мы. Я уже не говорю о более тонких вещах - о выращивании в космосе кристаллов с уникальными характеристиками, о получении медикаментозных препаратов, которые невозможно получить на Земле. Космос нужно использовать и не бояться тратить на него бюджет страны.

Я всегда мечтал провести свою выставку в Минске. Идею все-таки организовать ее мне подал Александр Сильвестров, управляющий директор ЗАО «Альфа-Банк» (Беларусь). Организация выставки - это обычно мероприятие очень сложное и хлопотное. Однако мы уложились в самые сжатые сроки. В этом большая заслуга ЗАО «Альфа-Банк» (Беларусь), работников Национального художественного музея и лично его директора Владимира Прокопцова.
Добавить комментарий
Проверочный код