Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
Авто аукцион! Прими участие! Лучшая торговая площадка! Быстрая регистрация
uauction.com.ua
№16 (688) 27 апреля 2009 г. Накоротке

Пётр Вороненко: «Я бросил детей в очаги поражения»

27.04.2009
 
Наталья ПРОВАЛИНСКАЯ

26 апреля Беларусь отметит очередную трагичную годовщину аварии на ЧАЭС. Накануне и власти, и оппозиция готовили торжественные визиты в зону с цветами и спичами. «Пока «батька» совершает экстремальный туризм в Чернобыль, оппозиция прошлепает по проспекту своим «шляхам», - характеризует ситуацию бывший первый секретарь Брагинского райкома комсомола Петр ВОРОНЕНКО, ликвидатор аварии на ЧАЭС. - Нам от этого ни тепло ни холодно. У одних - пиар, и у других - пиар».

О ВОЕННО-СПОРТИВНОМ ПСИХОЗЕ

«Утром 26 апреля я проснулся и пошел к соседу в колодце воды набрать. А там мусор плавает. Откуда? Говорит, прорвало водопровод. Вытащил - вода чистая. Странно! Сварили супчик. Дождик пошел, голова начала болеть, как с перепоя». Потом «гляжу - пошли вертолеты огневой поддержки МИ-24 боевым порядком».

(На фото: Петр Вороненко: «Я не против ледовых дворцов, но в каком из них мне поправить здоровье?!»)

Назавтра «были большие спортивные соревнования, где я был главным лицом. Порядка 1,5 тыс. школьников в Брагин свезли. Голова по-прежнему трещит. Потом, смотрю, что-то идет не так, показатели отвратительные, стометровку пацан бежит 15 секунд!»

Через два дня после катастрофы «я еще не знал, что станция бухнула, хотя по должности меня должны были информировать в течение 30 минут. А ведь в субботу проводили «Зарницу» в 20 км от АЭС!» После того как первый секретарь райкома партии «не предупредил меня, я его возненавидел. По его вине я стал преступником, детей бросил в очаги поражения. Но я же не знал!»

В мае комсомол «обязан был нагнетать военно-спортивный психоз. Сплошные соревнования, самодеятельность, субботники! А 30 мая школьники должны были сооружать зону отдыха - водохранилище при речке чистить. Но уже паника начиналась. Приходит заворг: там АЭС взорвалась! Я шутя спрашиваю: а сколько человек умерло?»

Тут молодежному лидеру«стукнуло в голову отменить эту «зону отдыха». Зашел к первому секретарю райкома партии доложить. Смотрю, он сидит как пьяный. Не соображает. Я доложил, повернулся к двери. И вдруг по селектору начальник милиции докладывает: в одной деревне - 300 мкР/ч, в другой - 350 мкР/ч. Меня как током ударило! Я офицер запаса, знаю, что после 50 мкР/ч нельзя без защиты! До меня дошло: это преступление».

В те дни «все делали вид, что жизнь идет нормально. Только 30 апреля - первый признак ненормальности: в расцвет «сухого закона» все магазины Брагина заполнили вином и водкой. Что такое коммунизм? Всеобщее счастье. В тот день и наступило всеобщее счастье! Какие-то мужики даже оставили недопитую бутылку водки у памятника Ленину».

ОБ ЭВАКУАЦИИ СВИНЕЙ В ТЕМНОТЕ

На 4 и 5 мая были запланированы игры «Зарница» и «Орленок». «Это порядка 5 тыс. детей! Приказа отменять не было. Я говорю одному партработнику: отмени. Он: ты что, чокнулся, нас же за паникерство… Я отвечаю: все уже согласовано. Он поверил и пошел отменять. А я позвонил третьему секретарю райкома партии. Он: не отменять! Позвонил второму - не отменять! Позвонил председателю райисполкома Александру Прокопову, с которым мы дружили. Он мне: дурак, война идет, а ты какую-то игру затеял! Это был единственный районный руководитель, запретивший эти игры».

1 мая в очаге поражения «прошла демонстрация. Правда, без детей. Стоим на трибуне. Кто-то речугу толкает, кто-то уже выпил. Ходили слухи, что это дело помогает от радиации. Один начальник капитально зарядился и говорит: «Скоро нам всем каюк». Кстати, предвидел: потом у него рука усохла».

Ситуация накалялась: «Уже на взводе Минсельхоз, Совмин! Телефон разрывается. Один звонок: срочно эвакуируйте! Второй звонок: не вздумайте эвакуировать!» Председатель райкома решил: «Буду выселять жителей сам. Он брал на себя страшную ответственность: разрешение на эвакуацию мог дать только Сов-мин СССР».

Во время эвакуации «председатель одного совхоза вечером позвонил невменяемый: Пятро, эвакуируй скот. Там около 1 тыс. коров, 800 свиней, а у меня в райкоме три хлопца. Пришли в рабочее общежитие. Я всех предупреждал: 18 км от АЭС, очень опасно. Где были мужчины, нам никто не отказывал». Приехали. «На ферме света нет. Коровы в темноте не идут. Машины сделали световой коридор - коровы пошли. А свиней хлопцы выносили на руках - взяться не за что, центнер весу, брыкается!»

На тот момент «было советское воспитание: раньше думай о родине, потом о себе. Может, кто-то из них уже умер, я даже не знаю. Ведь многие мои знакомые умерли. Они молодцы, ребята, но лучше бы я этого не делал».

О КОНСЕРВАХ И «МАТЮГАЛЬНИКЕ»

Потом начались «нехорошие будни»: «Подвели итоги. Обнаружился только один случай воровства! Зоотехник одного колхоза пытался КамАЗ скота завезти отцу. Его колхозники сразу выгнали к черту». Снабжение было налажено плохо: «Сервелат, мясо-молочные консервы - это был дефицит. И тут случилась такая история. С областных баз в магазин поставили не товар, а накладные и деньги! Товар якобы поступил и уже продан. Продавец передо мной расплакалась: я не виновата. Я позвонил в межрайотдел КГБ. К вечеру была и тушенка, и сгущенка!»

В конце мая «я совершил второе преступление. Меня позвали - тебе задача: всех мобилизуй в совхоз садить овощи. Командовать я умел, и к утру два автобуса рабсилы было собрано. За неделю посадили эти овощи. А осенью это хозяйство выселили. Я людей погнал туда, где нельзя жить!»

Тогда же возник «тест на благонадежность. Вышестоящие товарищи должны были приехать в зону - отметиться! Мол, не побоялись. Показались черные «Волги», приехали чинуши, в т.ч. первый зампредседателя Совмина СССР. А около гастронома - толпа народу подвыпившая. Народ им: подойдите, не бойтесь, у нас автоматов нет!» «Те дурни» остановились:«Одной минуты хватило, чтобы плотная толпа взяла их в кольцо. Когда нам жилье дадут? Когда наши дети из пионерлагерей вернутся? Начальник опергруппы КГБ в панике: сейчас их побьют к чертям! Я говорю: они заслужили. Но у меня был мегафончик, я вышел на крыльцо и уболтал толпу. «Шишки» улизнули от народа».

О ПЕНСИЯХ, КУПЛЕННЫХ ЗА $500

Переселенцам «вручили компенсацию за жилище. Доллар стоил 65 копеек. Люди получали по 70 тыс.! А жить негде. Одна выселенная деревня за 18 км от АЭС вся заселилась назад. Потом ее снова выселили. Что будет, неизвестно. Стали попивать. Трехлитровая банка самогона стоила 130 рублей».

В экстремальных ситуациях всегда находятся «падальщики, которые набрасываются на блага. В 1995г. мне один товарищ намекнул: $500 - и получишь пенсию чернобыльца».

Государство поступило, «как пьяный водитель, который сбил человека и сбежал. Одним из первых шагов Лукашенко была отмена льгот. Когда людей гнали туда после аварии (в торговлю, в больницы!), не спрашивали. А в 1996г. обнаружилось, что в маленькой Беларуси 127 тыс. ликвидаторов. Это много! А где деньги взять? Согласно международному законодательству, мы имели право предъявить иск за нанесенный ущерб Министерству атомной энергетики СССР (правопреемник - «Росатом»). До 1996г. Лукашенко мог взыскать $235 млрд. ущерба».

Вместо этого провели перерегистрацию ликвидаторов: «У меня отобрали ликвидаторское удостоверение!» Вернули, только «когда мой документ случайно попал к полковнику, который тоже в Чернобыле работал, мы с ним однажды даже повздорили».

Президент «в Боровлянах, в Детской деревне, заявил прямо: «Что они там делали?» Ну, мы действительно ничего не делали - мы спасались. У моей жены нет даже удостоверения ликвидатора. В 1987г. она целый месяц ликвидировала склады химикатов в зоне. Отец в 1986г. на комбайне убирал зерновые в зоне (дезактивация), он умер от рака. В моей деревне через дом кто-то умер от рака. Больницы у чернобыльцев забрали. Я не против ледовых дворцов, но в каком из них мне поправить здоровье?!» Сегодня «живу только за счет продажи саженцев - крыжовника, малины…».

ДЕТЕКТОР ЛЖИ

- Как бы вы оценили поступок комсомольского лидера, который направил бы вашего ребенка играть в «Зарницу», будучи осведомленным об атомной аварии?

- Убил бы.

- Нынешняя власть способна скрыть от населения ЧП такого масштаба?

- Нет. Если бы тогда был Лукашенко или Машеров, авария была бы, но такого преступления не было бы.

- Были ли среди партлидеров те, кто, препятствуя массовой эвакуации, спешно эвакуировал собственные семьи?

- Запретов на эвакуацию не было. Просто люди иногда делали глупости. Был в соседнем районе первый секретарь райкома комсомола - травку жевал радиоактивную. Показывал, что не страшно. А в начале мая в Брагине состоялся футбольный матч между Хойникским и Брагинским районами. Это показывали по ТВ в программе «Время». А еще журналисты вели себя по-разному. Был один в районной газете - сейчас в редколлегии одной из республиканских газет. Так драпанул после взрыва, что аж в Коми АССР оказался! Туда ссылали. Жену оставил молодую. Я шутил, мол, военные уволокут. И после этого он та-ак писал об этом!

- Как относитесь к строительству АЭС в Беларуси?

- А куда деться? После аварии я первую неделю питался тушенкой с кошкой вдвоем, чтобы «грязную» еду не есть. А потом нормально наготовил - и с кошкой поели.

- Намерены принять участие в «Чернобыльском шляхе»?

- Нет. Многие из его организаторов нечистоплотны. Пусть едут в Брагин «шлях» проводить. Но они предпочтут побиться с милиционерами, оправдав содержание 100 тыс. силовиков.


КОНТРАТАКА

- В прошлом году у меня был конфликт с помощником президента Иванченко. Я дозвонился до него, сказал, что у меня две проблемы: мое здоровье и аварийное состояние моего дома. Разговор шел 17 декабря, а в июне все по-прежнему - ноль реакции. Я звоню председателю райисполкома, напоминаю про закон об обращениях граждан и сообщаю: напишу заявление на Иванченко в Генпрокуратуру. Сразу начались гонения на мой питомник - налетела ментура, начала выкорчевывать саженцы. Я отправил свое письмо в Генпрокуратуру. Пока они выкручиваются. Посмотрим.
Добавить комментарий
Проверочный код