Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№14 (686) 13 апреля 2009 г. Тема недели

Усталость «Алмаза»

13.04.2009
«Человек истощён, он действительно устал»

Виктор МАРТИНОВИЧ

6 апреля президент принял отставку «вечного» министра внутренних дел Владимира Наумова. С учетом того, какое огромное место занимает милиция в Беларуси, с учетом всех этих улыбающихся курсантиков МВД, которыми «гордятся» матери на билбордах, можно говорить, что произошла не рядовая отставка. Наумов решал, как именно улыбаться милиционерам, стоит ли им улыбаться вообще и не пойти ли им лучше разогнать митинг или заняться повальным снятием у граждан отпечатков пальцев после взрыва в Минске 3 июля. И весь вопрос в том, каким будет наше бесконечно милицейское государство после Наумова.

Владимир Наумов находился в должности 9 лет. Как отметил политолог Валерий Карбалевич на Радио «Свабода», это два президентских срока в США и почти два - в Беларуси (соответственно 8 и 10 лет). Пришедший из спецподразделения «Алмаз», он перекроил систему органов внутренних дел и создал на ее основе целую империю внутри государства. Быть милиционером при министре Юрии Сивакове было так же, как быть военным, - в меру почетно и не более. При Наумове милиционеры превратились в касту сверхчеловеков - совершенных, непорочных, высокооплачиваемых.

Эти одетые в серое супермены каждый день появлялись в новостных сюжетах, поддерживая свой героический облик. Раскрываемость росла, ГАИ дарила фликеры на День влюбленных, по ближнему зарубежью ходил анекдот: на трассе отличить белорусскую проститутку от польской можно именно по наличию светоотражателя. О его деяниях слагали анекдоты, и еще немного - начали бы слагать былины. Милиционеры снимали котят с деревьев и помогали тушить пожары. Милиционеры предупреждали, что курение в постели приводит к беде. Милиционеры подходили к бухающим в парках и просили немедленно прекратить - и те действительно прекращали. Такова была сила волшебного слова милиционеров.

Ответственность за пьянство за рулем волей министра росла в Беларуси с каждым днем, так что еще немного, и пьянство исчезло бы вообще как жанр - и за рулем, и после. Говорящие по мобильному милиционеры ездили в машинах, на которых был значок, за рулем говорить запрещающий, и никто из окружающих не роптал, все понимали: милиционерам можно. Они же - милиционеры.

В полном соответствии с христианской иконической традицией в какой-то момент у нашего героя появился антагонист - Роман Ментюк, протаранивший выстроенные милиционерами ряды машин и пошедший после этого на телевидение, и говоривший с народом через телевидение. И пошатнулась вера в милицию, и окреп антагонист, и еще немного - перестали бы люди доверять апостолам в серой форме. Но только отловили антагониста и поместили в места не столь отдаленные - и снова воцарились на всей земле Любовь, Добро и Справедливость.

Милиционеры много зарабатывали. Если кто-то хотел купить вторую машину и не знал, как отчитаться в налоговой, он шел к соседу-милиционеру и брал у него документ, что тот дал денег в долг. В налоговой знали: у милиционеров и зарплаты, и пенсии большие, они действительно могут дать в долг.

И весь этот иконостас на месте когда-то обычных людей, вся эта ареопагитика были заслугой министра Наумова. Он возродил веру в милицию до уровня, который был разве что в Советском Союзе. Независимые опросы общественного мнения показывали, что подчиненным Наумова народ доверяет больше, чем независимой прессе и прессе вообще, - таков был их авторитет. Какое бы преступление ни произошло, все знали: нужно набрать 102, и милиция, уложившись в норматив, менее чем через 4 минуты прибудет на место, разберется и виновных накажет.

КАКИМ ОН ПАРНЕМ БЫЛ!

Ясно, что только работой таких перемен в общественном мнении достичь невозможно. Пережившие период коррупционных 90-х, когда вся преступность была так или иначе связана с людьми в погонах, белорусы никогда не полюбили бы милицию так быстро, если бы дело было только в увеличении численности участковых, уже упомянутых нормативах да создании собственной службы безопасности, пресекавшей злоупотребления на корню. Нет, Наумов был прежде всего гениальным пиарщиком, умевшим не просто творить нужные вещи, но и, как говорил Тимоти Белл в интервью «БелГазете» - сообщать (communicate) об этих нужных вещах. Пресловутые плакаты с милицией, вызывавшие на самом деле больше раздражения, чем приносившие пользы (а что, сыном-пожарным, сыном-программистом гордиться нельзя?), - лишь вершина айсберга. «Программа минус сто», «всеобщая дактило-скопия», «фликеры» - вы думаете это некие объективные задачи, которые он ставил перед подчиненными? Да каждая из этих въевшихся в сознание белоруса идеологем - бренд, составленный по всем правилам продвижения.

Все годы работы на посту Наумов впаривал Беларуси бренд за брендом, причем все они были частью единой кампании, которую можно назвать кампанией по продвижению «стабильности». Этот термин появился в приоритетах и речах высших должностных лиц именно в результате введения в публичную дискуссию брендов Наумова.

А чего стоит его 100-километровый пеший поход вокруг озера Нарочь, осуществленный перед объективами теле- и фотокамер! Человек был одним из немногих белорусских чиновников, понимающих, что в XXI в. эффективность твоей работы определяется не какими-то статистическими данными, а твоим наличием в газетном дискурсе, в телеэфире. И он священнодействовал.

МВД реагировало едва ли не накаждую публикацию в прессе, в т.ч. оппозиционной. Если журналисты ошибались, с ними связывались и объясняли, где ошибка. Если журналисты говорили справедливые вещи, без колебаний наказывали виновных. Наумов мог, не медля ни секунды, уволить обладателя высоких погон просто за то, что тот подверг сомнению исполнимость одной из «задач-брендов», вроде программы «Минус сто» или «всеобщей дактилоскопии». Наумов знал, как работать на публику, умел на нее работать и делал это настолько успешно, что часто в своем умении превосходил даже президента. Поэтому когда политолог Александр Федута говорит, что Наумова уволили для того, чтобы исправить имидж милиции, который в народе при Наумове якобы испортился, то возникает вопрос: а кто его исправит лучше Наумова? Наумов мог уволить и увольнял (как сообщает интернет-ресурс «Еженедельник») рядового работника МВД за единичную жалобу со стороны населения - для того, чтобы население относилось к милиции хорошо. При Наумове проводились опросы на тему имиджа людей в погонах и постоянная работа по его корректировке. Поэтому для того чтобы еще больше улучшить имидж милиции, на место Наумова нужно ставить разве что Тимоти Белла или самого Александра Федуту.

ЖЕРТВА РЕЖИМА ЭКОНОМИИ

Столь экзотичные версии отставки возникают в силу того, что официально названная причина, кажется, специально подобрана так, чтобы в нее меньше всего верилось. Уделяющий огромное внимание собственной физической форме, бравирующий этим, Наумов попросил отставки по состоянию здоровья. «Не стройте версий. Я действительно этого хотел. И сделал сам. Я устал. Очень устал. Поймите, столько лет в такой должности бесследно не проходят», - сказал он «Комсомолке». При этом, как отмечает газета, он «широко улыбался» и выглядел не усталым, а «бодрым». «Я понимаю, что человек устал, но это не значит, что он плохо работал. Человек истощен, он действительно устал. Зачем добивать человека на этой работе. (…) Попросил или отдохнуть, или перевести», - поддержал тему усталости Александр Лукашенко. И все это о Наумове, который в прошлом году делал походы на 100 км, а в январе этого года заявил о своем намерении покорить Джомолунгму!

За несколько дней до отставки Наумов провел пресс-конференцию, которую собрал не для того, чтобы пожаловаться на усталость, а чтобы рассказать о том, как идут поиски виновников взрыва, устроенного 3 июля. Он поведал, что теракт могла устроить глубоко законспирированная группа террористов, а их взрывное устройство сделано на основе триперекиси ацетона. Собственно, с терактом связана первая публично обсуждающаяся причина увольнения министра - провал «дела о взрыве». На Наумова был возложен поиск виновников, но 9 месяцев следствия плодов не принесли. Отсюда - отставка. В эту версию не верится по одной простой причине: Наумов не только все сделал для поиска устроителей теракта - всей стране во главе с президентом он дал понять, что сделал все и даже больше, чем все. Ситуация, когда добрая треть Минска побывала в уголовном розыске, чтобы откатать там отпечатки пальцев и поставить на карте-схеме площадки перед стелой «Минск - город-герой» крестик в том месте, где он стоял вечером 3 июля, - заслуга Наумова. Кампания «всеобщей дактилоскопии», организованная в качестве пиар-сопровождения дела о взрыве, - тоже. Представляется, и народу, и президенту было понятно, что с поставленной задачей, в т.ч. в плоскости общественных отношений (убедить население в том, что виновников рано или поздно точно найдут), лучше Наумова не справился бы никто.

Вторая, не менее экзотичная версия: Наумова принесли в жертву Европе. Он-де был одним из последних персонажей, фигурировавших в знаменитом «докладе Пургуридеса» о политически мотивированных исчезновениях в Беларуси и в отношении которых Европа сохранила санкции. И вот уже уведен в тень Дмитрий Павличенко, которым недовольна Европа, Юрий Сиваков с Виктором Шейманом - тоже. Оставалось только разобраться с Наумовым. Но, позвольте, эта версия звучит в момент повторного переноса приезда в Минск еврокомиссара по внешним сношениям Бениты Ферреро-Вальднер, который непонятно когда теперь состоится! Внешнеполитическая ситуация сейчас такова, что можно ожидать назначения Дмитрия Павличенко вице-премьером, а не отставки Наумова!

(На фото: «Человек истощён, он действительно устал. Зачем добивать человека на этой работе. (…) Попросил или отдохнуть, или перевести»)Несколько больше похожа на правду версия о расчистке пути под новую, молодую команду. В политологических кругах Минска продолжает муссироваться слух о том, что Александр Лукашенко не будет выдвигать свою кандидатуру на следующих президентских выборах, а его преемником будет не некий единый человек, но целая команда людей. Один человек может изменить, предать, получить взятку. Группа людей, расставленных каждый на свои места, группа, подчиненная единой цели, повинующаяся сообщенной логике, никогда не предаст. Если место Наумова займет относительно молодой чиновник или если кресло министра внутренних дел достанется выходцу из пограничных войск, станет понятно, что сработала и эта версия.

Впрочем, мы бы склонились к четвертой, мало где звучащей точке зрения - версии о необходимости крупной кадровой жертвы для поддержания стабильности в рядах средних и мелких кадровых служащих. Милиция сейчас, прямо скажем, ропщет. Появление на сайте «Белорусского партизана» открытого письма анонимных милиционеров, которые жалуются на отмену льгот, медицинского обеспечения для членов семей, на атмосферу страха и пр., - лишь одно из проявлений этого ропота. Денег на то, чтобы содержать милицию в том жирном виде, в котором она жила в самые цветущие и процветающие годы существования белорусского государства, нет. Сокращения - и кадровые, и финансовые - неизбежны. В этом случае нет ничего лучше, чем прислушаться к голосу недовольных, требующих отставки начальника, который, если задуматься, в проблемах подчиненных не сильно-то и виноват. Тогда у подчиненных на некоторое время (иногда достаточно долгое) может сложиться иллюзия, что без этого начальника и льготы на проезд вернут, и медобслуживание членам семей восстановят.

Очевидно, что Наумов был министром внутренних дел сильной страны. Таким запредельно хорошим имидж у милиции мог быть в богатой, никому не должной, гордой стране. Та Беларусь тает на глазах прямо пропорционально тому, как растет наш внешний долг. И есть все основания подозревать, что у этой новой, зависимой от кредитов Беларуси будет совсем другая милиция.
Добавить комментарий
Проверочный код