Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№14 (686) 13 апреля 2009 г. Радости жизни

«Я всю жизнь рисовал голых женщин!»

13.04.2009
Новый способ поимки маньяка

Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

Адам Глобус - одна из самых знаковых фигур белорусской современной культуры. Он и скандальный писатель, и издатель, и эссеист, и поэт, и вообще, судя по всему, «серый кардинал» белорусской словесности. Он читает лекции о том, как писать хокку, выкладывает в своем блоге брутальные картины откровенного содержания и держит в страхе всю локальную интеллигенцию: ведь кто угодно может оказаться героем его историй, заметок и наблюдений, складывающихся в цикл «Сучаснікі» (некоторые уверены, что с ударением на второй слог!). Помимо прочего, Адам Глобус - еще и художник Владимир Адамчик, много лет отдавший творчеству и не бросающий его до сих пор. Поэтому выставка картин, получившая название «Магма», вряд ли могла рассматриваться как вызов в духе «знаменитый писатель вдруг стал рисовать»: скорее это был лишний повод привлечь внимание к презентации очередного сборника Play.by.

Все посетители выставки 7 апреля жаждали скандала, но около минской галереи «Подземка» было тихо, только бродил вокруг тревожный наряд милиционеров. «А это они маньяка какого-то ищут на моей выставке!» - радовался Адам Глобус, приклеивая ярлычки к картинам. Наверняка, ему льстили и возможное внимание маньяка к его художественному творчеству, и явление стражей правопорядка. Зная Глобуса, можно даже предположить, что он все это срежиссировал. Впрочем, открытие выставки прошло скромно, незаметно и лаконично. Сообщив что-то в духе «вот, я нарисовал картины и написал книжку», а также указав на то, что название «Магма» не случайное («Магма - это то, что находится под землей. Мы с вами тоже сейчас находимся под землей») и представив гостям свою «натурщицу», веселую девушку с косичками, виновник торжества принялся беседовать со своими многочисленными ЖЖ-«френдами» и друзьями.

(На фото: Голых женщин, занимающих значительное место в творчестве Владимира Адамчика, на выставке практически не было: нынче маэстро экспериментирует с яркими бутылочками и пузырьками)

Через некоторое время Глобус все-таки разразился небольшой речью, отвечая на журналистские вопросы в своем типичном мистификаторском духе. Признав, что цензура в мире искусства необходима, он уточнил: «Просто нужно определить, что разрешается художникам, а что разрешается обыкновенным людям. Например, художнику разрешается рисовать голых женщин - это нормально. Я сам всю жизнь рисовал голых женщин. Но для обычного человека это какая-то дикость: раздеть женщину и не заниматься с ней сексом! Зачем тогда ее раздевать? Я за легализацию порнографии. Главное, детям нельзя это показывать».

Как ни странно, голых женщин, свойственных живописи Адамчика, на выставке было мало. В основном яркие, лаконичные, но вместе с тем экспрессивные и нарочито отчетливые натюрморты, небольшие предметы, например пузырьки и бутылочки. Главное в этих картинах - фуксиевые, огненные цвета. Из привычных почитателям художественного таланта Глобуса по-пикассовски гротескных обнаженных женщин - разве что сидящая на стуле голая натурщица с картины «Амстердам», повернувшаяся спиной к зрителю. Сам Глобус оценивал свою работу очень высоко. «Это потому, что я настоящий анархист-индивидуалист», - говорил он.

Его спокойствие и самоуверенность позволили ему искренне высказываться по поводу недавних скандалов, связанных с изобразительным искусством. По поводу картин Цеслера и Вашкевича, снятых с одной минской выставки, Глобус сказал, что это «дебилизм», потом уточнил: «в смысле, дебилизм тех, кто снимал». По его словам, он и сам волновался, не запретят ли его выставку. «Сейчас ведь это просто, - говорит художник, - приходят, например, пожарные и говорят, что все не так. Или приходят электрики и говорят: извините, нет электричества. На случай прихода электриков я, знаете, специально подготовил свечки. Но потом понял, что если зажечь свечки, тогда придут пожарные. Но пожарные уже приходили, электрики приходили, милиция приходила искать маньяка - и все было хорошо, на этот раз пронесло». Не совсем, правда, понятно, шутил Глобус или говорил серьезно. На вопрос о том, повлиял ли экономический кризис на художников, он ответил: «Нам будет не очень больно падать: мы особенно высоко и не поднимались». Потом внес рациональное предложение по поводу того, как в кризис могут экономить милиционеры: «Они могут носить один погон! Зачем им два погона?»

Содержимое книжки Play.by, презентованной на выставке, как оказалось, не имеет отношения к названию. «Это просто шильда такая», - объяснил автор. Книга включает в себя эссе, написанные Глобусом для сайта «Навiны», а также произаические наблюдения за миром российской культуры - «Расейская кунсткамера» - выдержанные в почти довлатовской стилистике и эксплуатирующие тематику «эти забавные русские». В эссе Глобус пишет о том, как они с женой Аленой Адамчик спасали певчего дрозда, о белорусских каштанах, натурщице-буддистке и рок-концерте в костеле, а вот «Кунсткамера» выглядит как натуральный паноптикум. Глобус размышляет о Гоголе и Достоевском, пишет о том, что «Ахмадулина - это бледная тень Ахматовой» и что самый близкий и понятный ему российский литератор XX в. - Иван Бунин. С такой же непринужденностью он сравнивает Хармса с Голявкиным, комментирует двухтомник Дугина и пишет о том, что российский империализм сейчас выглядит

«никчемным и маразматичным». Почти в стиле хокку воспоминание о недавно умершем российском поэте Алексее Парщикове: «Алексей Парщиков написал строчку: «Море - это свалка велосипедных рулей». Неожиданное сравнение. И теперь, глядя на море, которое начинает волноваться, я вижу эту блестящую свалку рулей».

Есть в книге и долгожданная скандальность: Гришковец, например, по мнению Глобуса, «ходит, будто в штаны наложил». Утверждая, что «прийти в российскую литературу и не зацепиться за Даниила Хармса просто невозможно», Глобус в хармсовском духе делает удивительное наблюдение: «на русской голове собственно лицо занимает очень небольшую часть. Голова есть, а лица почти нет. Даже немного неловко за такую русскую голову становится». Кстати, касаемо голов, лучшая и самая определяющая автора строчка в книге - безусловно, «с детства я любил скульптурную голову Сократа».
Добавить комментарий
Проверочный код