Воскресенье, 19 Ноября 2017 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Минск готов отправить своих миротворцев на Донбасс, если «это будет приемлемо всем заинтересованным сторонам, для того, чтобы участвовать в решении миротворческих задач», - заявил глава МИД РБ Владимир Макей. А вы готовы стать миротворцем?
да, уже иду записываться в военкомат
нет, не хочу стать «цинковым мальчиком»
да, если много заплатят
да, надо помочь России очистить Украину от бандеровцев
нет, пусть туда едут дети топ-вертикальщиков
№14 (686) 13 апреля 2009 г. Радости жизни

Дети на «Кадете»

13.04.2009
«Старый хрен, ты ещё чего-то хочешь?»

Мария МНИШЕК

10 апреля в кинотеатре «Пионер» состоялась премьера белорусского фильма «Кадет». Эту динамичную остросюжетную драму некоторые кинокритики назвали одним из сильнейших фильмов, созданных в Беларуси за последние годы. В отличие от других новых белорусских лент в «Кадете» нет ни одного российского актера. Режиссером-постановщиком выступил Виталий Дудин («Матрос Железняк», «Под небом голубым», «Три женщины и мужчина»).

Показ отличался своеобразной атмосферой: зал кинотеатра был невзначай превращен в загончик для старшеклассников из близлежащих школ. В холле кишела неуправляемая однородная масса пионерии, централизованно приобщенной к белорусскому кинематографу. «А можно будет исчезнуть?» - флегматично спрашивал у самого себя толстенький мальчишка. Белокурая администратор заталкивала избыток прогрессивной молодежи в кинозал. Там на разо-греве работала нимфетка в маленьком черном платье, громко и аккуратно исполнявшая песню «Да цябе я птушкай вымкнусь праз вакно». Эта интермедия служила своего рода прологом к предстоящей премьере. В центре зала расселось скопище хулиганов в черных джинсах и куртках.

У кассы горстка грустных учительниц перебирала кипу мелочевки (деньги, собранные на билеты) и припоминала: «А вот недавно на хоккей ходили. Дети там ерзали, скукотища! Но выйти нельзя, уйти нельзя. Если бы мы просто ушли - нас бы больше не заставляли туда идти. А раз досидели до конца, опять будут давать билеты, дескать, детям было очень интересно!»

«Сколько стоит билет? -
вдруг перепуганно воскликнула крупногабаритная учительница. -Br1,5 тыс.?! А нам сказали Br1 тыс.! А как же я теперь еще по 500 с них соберу! Теперь с них соберешь, как же!» Просовывая купюры в окошко кассы, учительница уточнила: «А что там будет-то? «Кадет»? А что это, фильм? О, так мы на фильм пришли! А мы думали, какое-то культурно-массовое мероприятие». Было заметно, что аудитория должным образом подготовлена к просмотру «одного из сильнейших фильмов» в новейшей истории Беларуси.

Наконец последняя учительница была обилечена и внедрена в зал вместе со своим выводком. На сцену вскочили двое молодых людей - исполнители главных ролей. «Это фильм о нелегких судьбах человеческих, - сообщил красавец Руслан Чернецкий, сыгравший лесного изгоя, преследуемого НКВД за измену родине и убийство председателя сельсовета. - О послевоенном времени, о том, как люди пытались выжить в это время, отстоять свои ценности и права какие-то. Фильм о любви, без нее никуда».

«Вы суворовцами не были?» - не-ожиданно уточнил какой-то седовласый старец. «Довелось пообщаться, два съемочных дня провели с суворовцами и девушками из хореографического училища. Девушки, вы здесь?» - спросил Руслан. «Да!» - раздался зычный бас из глубины зала, где находился эпицентр скопления хулиганов пубертатного возраста.

Задорный Андрей Сенькин, сыграв-ший кадета, рассказал, что «съемки запомнились свежим воздухом. Если брать другие фильмы, в т.ч. всякие экстремальные, которые снимаются в павильонах, сумасшедших зданиях, здесь все съемки на природе - деревня, поле. Мы все лето провели в славном городе Борисове».

Наконец актеры резюмировали: «Это один из лучших белорусских режиссеров, для нас это большая честь. Говорят, белорусское кино уступает российскому, голливудскому, но наступит время, когда у нас будет свое серьезное кино». В заключение ведущая настоятельно пожелала: «Я вижу, что все вы старшеклассники, желаю вам успешно закончить школу и трудиться на благо нашей страны, на благо нашей Беларуси!»

Без мрачной партизанщины снова не обошлось, однако это партизанщина несколько иного толка. В основе сценария фильма - повесть Анатолия Жука «Месть мотыльков». Действие происходит в первое послевоенное лето в Западной Беларуси. На фоне бревенчатых изб, сеновалов и молоткасто-серпастого знамени разворачивается вендетта по-белорусски: преследователь прячет пистолет в стогу сена, а преследуемый потехи ради хватается за косу, чтобы выкосить за ночь целую делянку под носом у сладко посапывающего смертельного врага.

Первый жаждет мести за сородича - цинично убитого председателя сельсовета. Второй - изгой со стажем, своей неуловимостью нервирующий НКВД («После войны - домой, а там - НКВД!») и разжившийся такой системой схронов в лесах, что «собака сдохнет, пробираясь». Он без обиняков демонстрирует, что кадет - всего-навсего безбородый молокосос, выдрессированный военными пропагандистами, пусть даже и славный малый. «Моя профессия - Родину защищать», - твердит молокосос. «Родину защищать и стрелять в соседа, который иначе думает, - разные вещи», - отвечает изгой, не совершивший ни одного преступления из тех, которые ему инкриминируют сельчане и «особисты».

В фильме действует еще один загадочный крестьянин. Когда он нежно прижимает к себе курицу, никто не поручится за ее жизнь, а когда ставит в лесу растяжку, нет сомнений - на человека. «Если лось или кабан пройдет - мясо будет», - с вкрадчивым умилением говорит он, любовно глядя на растяжку. «А если человек пройдет?» - «А человек пусть под ноги смотрит». Эта личность обладает хорошим чувством черного юмора: его шуточка в финале фильма явно демонстрирует, что личность не видит разницы между лосятиной и человечиной. Именно эта шуточка максимизирует количество жертв. «У него граната!» - весело выкрикивает загадочный крестьянин из-за забора, увидев в руке изгоя какую-то «шклянку», и опять ныряет под забор. «Особисты» среагировали без сантиментов.

Подростки проявили во время показа живую интерактивность: они ввязывались в диалоги с героями, подсказывали персонажам реплики и оценивали реакцию героинь лаконичным: «Дура!». Когда капитан НКВД глянул на девицу маслянистыми глазами, какая-то зрительница запальчиво гаркнула: «Хрен старый!». «Пока всё», - заявил капитан. «А ты еще чего-то хочешь?» - окончательно распалилась зрительница. Генштаб хулиганов в центре зала оценивал качество юмора. «Как вода?» - спросил кадет деревенскую ребятню, намереваясь окунуться в реку. «Холодная и мокрая, как всегда!» - ответил ему местный паренек. «Петросян!» - мрачно отметил главарь хулиганов, поставив тем самым крест на авторитете паренька в зрительном зале.

На эпизоде, где свора деревенской ребятни подглядывает за кадетом и девицей, случайно породнившимися на лугу, подростки пришли в восторг. Когда из джунглей чертополоха выглянула рожица малолетнего соглядатая, один из хулиганов констатировал: «Жаль, мобильных не было - он бы снял и в Сеть выложил!» Молодежь явно заскучала в чуждой ей реальности и начала искать в ней привычные маркеры. Вполне в духе современности был разве что тезис, который сегодня используют идеологи, предотвра-щая утечку за границу мозгов и сексуальных рабынь: «Литовцам я на хрен не нужен, а немцам и подавно - не той формы черепок, не той расы».

Село превращается в фатальный «Дом девяти», где в условно замкнутом пространстве («Крестьянам запретили уезжать из деревни!») происходит методичное уничтожение друг друга. Что характерно, обитателям этого пространства происходящее любопытно только на уровне подглядывания из-за забора. В фильме действует ограниченное количество персонажей. Остальные жители села как бы отсутствуют. Тот факт, что белорусов на самом деле гораздо больше, выясняется только на очередных похоронах. В период между похоронами они тщательно не подают признаков жизни. Несмотря на стереотипное «всей толокой», здесь все молча и в одиночку. Из коллективных акций - только голошение.
Добавить комментарий
Проверочный код