Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№14 (686) 13 апреля 2009 г. Общество

Полковнику скинули взятку

13.04.2009
А экс-директор «Тойота Центр Минск» может получить 6 лет

Елена АНКУДО

Суд по делу полковника милиции в запасе, бывшего замначальника комитета по борьбе с оргпреступностью и коррупцией (КБОПиК) МВД Николая Куделко и экс-директора белорусско-кипрского СП «Эмир Моторс» («Тойота Центр Минск») Игоря Крепчука подходит к финишу. Оглашение последнего слова Крепчука назначено ориентировочно на 16 апреля.

Судебные слушания по делу Николая Куделко и Игоря Крепчука, длящиеся в Мингорсуде с ноября прошлого года, не сулили неожиданностей вплоть до выступления в прениях гособвинителя - сотрудника Генпрокуратуры Анатолия Метельского. Согласившись с выводами следствия Генпрокуратуры, тот неожиданно отказался от ряда эпизодов обвинения. В частности, сумма взяток, в получении которых обвиняется Куделко, снижен с $899 тыс. до $150 тыс., из обвинения исключены завладение мошенническим способом $10 тыс., якобы взятыми в долг у предпринимательницы Анны Долгой, и незаконное хранение, перевозка и ношение спортивного пистолета системы «Марголина», на который закончилось разрешение на хранение.

Посчитав вину доказанной (Куделко - во взяточничестве, злоупотреблении властью и служебным положением и незаконных действиях в отношении боеприпасов; Крепчука - в даче взяток и мошенничестве), гособвинитель предложил суду приговорить Куделко к 10 годам заключения в колонии с лишением специального звания «полковник милиции», а Крепчука - к 6 годам; оба - в условиях усиленного режима, с конфискацией имущества. По мнению гособвинителя, в иске Долгой на $10 тыс. следует отказать, иск второго потерпевшего, бывшего партнера Крепчука по автобизнесу Андрея Рубина, на $14 тыс. (стоимость привезенного им нового VW Vento, якобы переданного Крепчуком Куделко в качестве взятки) удовлетворить.

ОПАСНОЕ СПОНСОРСТВО

Обвиняемые не признают вины. Уверив суд, что успех Крепчука «основан на трудолюбии и целе-устремленности, а не на покровительстве или «крышевании» Куделко», его адвокат Ирина Минина сообщила: «Обвинения голословны и не подтверждены достоверными доказательствами».

К примеру, описывая деятельность Крепчука в 1993-97гг., следствие указало не существующие на то время предприятия. Что же касается знакомства с Куделко, то оно состоялось «по причинам осуществления предприятиями спонсорской помощи». Помогая представителям госструктур, Крепчук «хотел развивать свое предпринимательство в условиях сильного государства в силу того, что не занимался никакой незаконной коммерческой деятельностью».

Убеждение стороны обвинения в ежемесячной передаче Куделко взяток, по мнению адвоката, основано лишь на показаниях потерпевшего Рубина, который в ходе суда «изменил свои показания, пояснив, что никогда не был свидетелем передачи денежных средств за покровительство».

Немалую сумятицу в обвинение внесли показания гражданина Литвы Евгения Лапшинаса, некогда партнера Крепчука, Анвара и Рубина. Допрошенный стороной защиты, тот пояснил: «Доходы от бизнеса на протяжении всего периода распределялись между ним, Рубиным, Крепчуком и Анваром в соответствии с договоренностью. Никаких денег для взяток Куделко не вычиталось».

Вспоминая эпизод с автомобилем VW Vento, Рубин, по словам адвоката, «не может четко рассказать, каким образом автомобиль по данному делу пересек границу Беларуси, кто его растаможивал, доставляя в Минск, где машина была выставлена на продажу, какой точно цвет автомобиля». Эти обстоятельства позволили адвокату сделать вывод, что «Рубин вообще не имел такого имущества, как автомобиль VW Vento». И вообще, по словам Мининой, «вместо достаточных и достоверных доказательств виновности, в деле сплошные противоречия», которые по закону «должны трактоваться в пользу обвиняемых».

«ЗАСЕКРЕЧЕННЫЕ» ПОКАЗАНИЯ

Напомнив суду, что в конце прошлого века милиция не только получала спонсорскую помощь от коммерсантов, но еще и поддерживала тех в борьбе с криминальными группировками, адвокат Куделко Александр Назаров перечислил внушительный послужной список своего подзащитного, на его взгляд, явно несопоставимый с преступной деятельностью.

Комментируя доводы обвинения по фактам получения взяток от Крепчука и Анвара, адвокат просил суд подвергнуть сомнению показания потерпевшего Рубина, утверждавшего, что полковнику милиции ежемесячно передавалось $10-15 тыс.: между партнерами существовали «неприязненные отношения». В частности, адвокат привел слова Рубина, припомнившего, что «Крепчук забрал у него права на дилерство от имени японской корпорации Toyota на территории Беларуси, а у арабов - казино».

Что же касается обвинения полковника милиции в получении им автомобиля VW Vento, то следствие не проанализировало главного - отсутствия регистрации этой машины в МРЭО ГАИ на Куделко или его родственников, а также нотариально оформленной доверенности на право управления этой машиной. А в 1994-2005гг. «управление транспортным средством лицом, не являющимся собственником автомобиля, без нотариально удостоверенной доверенности было запрещено».

Единственное доказательство взяток, полученных от Крейдича, - показания «засекреченного» свидетеля под псевдонимом Виктор Гуринович, который якобы наблюдал оба факта передачи денег Крейдичем Куделко - на одном из озер в Узденском районе и у входа в минскую гостиницу «Беларусь». Удивляясь, зачем единственного свидетеля, наверняка знакомого обвиняемым, нужно было прятать под псевдонимом и как, собственно, Гуринович мог догадываться о местах передачи денег, чтобы посетить их для наблюдения, адвокат обратил внимание на ошибки, допущенные следствием при оформлении протоколов допросов. «Каким образом органы предварительного расследования могли допросить этого свидетеля 11 февраля и 12 марта 2008г., - вопрошал адвокат, - если только 2 апреля того же года он обратился к руководителю следственной группы с просьбой взять у него показания под вымышленным именем?»

Сотрудничество руководителя КОПиК с казино «Эмир», названное следствием «крышеванием», - обычная оперативная работа, проводимая «по указаниям МВД по отработке игорного бизнеса». Покровительство коммерсантам не требовалось, поскольку «в казино «Эмир» круглосуточно дежурили вооруженные сотрудники милиции, готовые отразить любые претензии со стороны криминальных структур».

Касаясь обвинения Куделко в злоупотреблении служебным положением, якобы выразившемся во вложении $240 тыс. под 4% в бизнес Долгой (в то время - руководителя предприятия «ДТ-Инвест», занятого покупкой и переработкой сахара-сырца), адвокат осторожно напомнил: в 2005г. потерпевшая была судима за хищение кредитных средств банка «Поиск». Следовательно, деньги, о которых идет речь, принадлежали не Куделко, а банку, что, кстати, отмечено в приговоре 2005г.

СПРАВКА «БелГазеты». Следствие Генпрокуратуры обвинило полковника милиции в запасе в незаконном сотрудничестве с коммерсантами, передающими крупные суммы за «крышевание» бизнеса. Речь идет о Крепчуке, его партнере - уроженце Сирии Аль-Фрейджат Анвар Аддае, убитом в 1998г., учредителе и директоре МП «Исток», ООО «Исток», ИП «Исток Ойл», ООО «Исток-1» Викторе Крейдиче. Куделко обвиняется в неоднократном принятии от этих людей подношений в обмен на гарантию устранения конфликтных ситуаций или их разрешение. Как следует из обвинения, на протяжении 1993-97гг. Крепчук и Анвар ежемесячно передавали Куделко значительные суммы в долларах (гособвинитель снизил эту сумму в несколько раз), Крейдич в два приема вручил $20 тыс. Помимо передачи взяток Куделко, Крепчук обвиняется в мошенничестве: по версии следствия, он изъял у Рубина автомобиль VW Vento - для передачи полковнику милиции в качестве взятки.



ОШИБОЧКА ВЫШЛА

Настаивая на том, что $10 тыс. все же были переданы Куделко, Долгая решила уточнить: «Это не взятка давалась, а просто одалживались деньги». Срок заключения, предложенный гособвинителем, по мнению потерпевшей, велик «для человека в возрасте», поскольку«тюрьма еще никого не исправляла». Рубин и вовсе отказался от выступления в прениях.

Адвокатам оставалось лишь пенять на ошибки следствия, существование которых подтвердил даже гособвинитель. Останавливаясь на этих «неприятных обстоятельствах», Метельский согласился: «Следователем допущена путаница в датах протоколов допросов. Даже когда по моему поручению следователь допросил свидетеля, он тоже допустил ошибку в дате». Тем не менее «технические ошибки не ставят под сомнение достоверность показаний свидетелей».
Добавить комментарий
Проверочный код