Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№14 (686) 13 апреля 2009 г. Общество

Трудовой подрыв

13.04.2009
«А нам достался сам Ленин!»

Василиса ГЛИНСКАЯ

11 апреля в Беларуси прошел общереспубликанский субботник, в ходе которого президент и сотрудники администрации трудились на комплексе «Минск-Арена», Совмин посадил деревья в Лошице, служащие КГБ привели в порядок музей Дзержинского, представители МЧС съездили в колхоз, профсоюзы взошли на Курган Славы, а военные прокуроры вымыли окна в здании прокуратуры.

В 10 часов утра вдоль дорог и в лесопарковых массивах государства все живое радостно суетилось: гребло, вырывало, сажало, пололо, скребло, натирало, мыло, поливало. Предметы живой и неживой природы, прилегающей к зданиям, с трудом сдерживали натиск ожесточенных граждан с граблями и тряпками. К одному из крошечных кафе прилегает территория в несколько квадратных метров.

(На фото: Сотрудницы Дома правительства умело отдраили вылепленных в основании памятника Ильичу крестьян и пролетариев. А вот до самого вождя мирового пролетариата дотянуться не смогли...)

На этой площади не наблюдалось никакой неживой природы, кроме опохмеляющегося гражданина и большой зеленой урны. Поэтому администратор все свое внимание сконцентрировала на послед-ней: вытащила канистру воды с шампунем и с трепетом отмывала урну в течение получаса. Опохмеляющийся гражданин, явно давно не подвергавшийся водным процедурам, глазел на этот процесс с заметной завистью к урне.

Сотрудницы Дома правительства высыпали из здания в 8 часов утра. В поле зрения одной из женских бригад попало изваяние Ленина. Две женщины в оранжевых перчатках принялись без пиетета скрести швабрами рабоче-крестьянских ходоков, вылепленных у ног вечно живого Ильича, но самого вождя мирового пролетариата не осквернили. Не дотянулись.

«Немножко устали уже, - светясь, сообщили они. - С утра было прохладно, а сейчас хорошо, можно и поработать. Мы озеленяли, травку подсыпали, а старую и сухую собирали. Окна, двери мыли. Короче, мы задействованы на благоустройстве территории, а некоторые девчата работают внутри здания». «А еще и в следующую субботу выходим! - с энтузиазмом уточнила Татьяна Михайловна. «Лень или не лень, партия сказала «надо» - комсомол ответил «есть!» - констатировала Светлана Ивановна. «Погода хорошая, настроение хорошее! - резюмировала Валентина Семеновна. - А еще у нас подшефный детский садик, туда народ поехал. Часов до 12 поработаем».

Женщины не расценили субботник как прохудившееся советское наследие: «Нормально относимся к субботникам! Молодежи, может, и не нравится, а мы товарищи закаленные, проверенные и со стажем». Фронт работ определяет начальство: «Сами не выбираем, не можем же мы кучей работать в одном месте. Каждому свой участок. А нам вот дали самого Ленина! Оказали особую честь. Здание-то у нас большое. Самое большое по Беларуси! Второе в республике после администрации президента». Парламентариев в окрестностях здания замечено не было: «Их погрузили в автобус и увезли».

У реки Свислочь весь цвет силовых структур Беларуси облагораживал памятник погибшим сотрудникам милиции. В 11 часов утра курсанты военно-исполнительного факультета уже погружались в автобус, только один из них продолжал красить фонарь серебристой краской. «Это уже мой четвертый по счету фонарь», - застенчиво улыбаясь, пояснил парень. На вопрос, является ли такая норма выработки похвальной, он ответил загадочно: «Не в ПТУ учусь, поэтому не знаю». Как сообщил курсант Академии МВД, «мы полностью убирали памятник, мыли, подметали. С нами было все высокопоставленное руководство, замминистра МВД, начальник академии, начальник департамента исполнения наказаний. А министр МВД поехал с президентом на «Минск-Арену». Так что начальство тоже работало, не меньше нас!»

Тут подошло начальство более низкого ранга. Оно продолжило перечисление перечня работ: «Убирали листву, копали вот эти грядки. То есть клумбы. Все делали! Что приходилось, то и делали. С 8.30 наработались все. Было назначено 20 лучших курсантов, им оказано высокое доверие. Разговаривал с курсантами, они говорили, что для них это почти как поощрение. Вот всю эту территорию убирало руководство МВД!» Тут молодой человек доверительно посетовал: «Есть у нас не очень добросовестные граждане, которые, прогуливаясь, могут бросить окурок или обертку от конфеты не в урну, а на землю, тем самым проявляя неуважение к сотрудникам МВД».

Пока Совмин сгребал прошлогодние листья в Лошице, за забором парка его примером вдохновлялись служители муз - сотрудники ДК «Лошицкий». У мрачноватого здания раскинулся лунный пейзаж - всюду зияли кратеры, груды песка, траншеи. Завхоз пояснил: «У нас тут новые коммуникации прокладывают, а за собой строители не очень хорошо убирают. Моем, драим… Еще внутри дворца тоже! Многие работы по благоустройству мастерских, кабинетов. Времени не хватает на это».

Кипучая деятельность шла исключительно на добровольных началах: «В кабинетах посидишь - сам организм просится на улицу размяться, кровь разогнать. Обязательна смена таких явлений, застой для конечностей вреден. Палкой никто не гонит. Вчера думали, если погода будет плохая, останемся внутри. Но подфартило!» Летом дворец будет закрываться на реконструкцию. Мужчина указал через дорогу на коробку здания: «Во-он там бывшее общежитие на реконструкции. Такая же участь постигнет дворец. Контрактная система предусматривает держать всех работников до конца июля, а там - как управление решит, это все знают».

Он махнул рукой и вернулся к теме окаянных строителей: «Вот три дома идет под снос, будет дорога с восьмиполосным движением. Ох уж эти строители! Такая грязь! Самосвалы же не выбирают дорогу. Но и по-другому нельзя: самосвалы летать не умеют». Узнав, что плечом к плечу с простыми работниками культуры по ту сторону забора, за цепью сотрудников президентской охранной службы, трудится премьер-министр Сергей Сидорский, завхоз оживился: «Где?!» Но тут же остыл:«Мы же не бегаем, не высматриваем, кто где. Нам это не надо. Главное, что я вижу: вон наш директор Дворца культуры в кожанке, с лопатой, землю разбрасывает!»

Окинув взглядом унылое здание дворца, завхоз опять вздохнул: «Постройка старая, такие щели - ладошка пройдет! Конструкция такая предусматривалась, на всем экономят, тепла не дают, приходится утепляться. Мы раньше к камвольному комбинату относились, а теперь к городу. Комбинат - сам банкрот. Мы же от них питаемся пуповиной - теплом, паром. А они экономят. А на нас тем более. Чуть что - отключают. В конце марта уже не топили. В итоге у нас ребенок танцует голенький, в трусиках, а там чуть теплее, чем на улице, на пару градусов».

На Комаровском рынке не было ни намека на субботник. «У нас субботника нет, - очень хмуро сказала продавец фруктов. - У нас будет понедельник. Тут по рядам прошлась администрация, велела подписаться, что мы выйдем на работу в понедельник. Единственный выходной! А нам надо будет все драить - витрины, павильоны. Я сказала, идите к черту, лучше в воскресенье вечером все отмою, чем понедельник псу под хвост. Какой субботник в понедельник?!» «Понедельник начинается в субботу», - вмешался навостривший уши покупатель, заталкивая в пакет лимоны.
Добавить комментарий
Проверочный код