Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№4 (676) 02 февраля 2009 г. События. Оценки

Плавно и нежно

02.02.2009
Россия и Беларусь продолжают девальвацию валют

Федор ЖАХОВ

События на валютном рынке Беларуси развиваются по российскому сценарию. По итогам торгов иностранными валютами 29 января на Белорусской валютно-фондовой бирже (БВФБ) курс доллара США вырос сразу на Br16 и составил Br2722. В пятницу падение белорусского рубля к доллару продолжилось, и курс достиг Br2752.

Введение с 1 января 2009г. привязки белорусского рубля к корзине, состоящей из трех валют - американского доллара, евро и российского рубля, - существенным образом не изменило тактику поведения населения на валютном рынке. В чем-то даже стало проще, поскольку сразу после падения российского рубля к доллару следует аналогичное изменение курса белорусского рубля. А от того, что наша национальная валюта крепнет к российскому рублю, населению, привыкшему хранить свои сбережения в долларах или евро, уже не жарко и не холодно.

Однако худеет зарплата в долларовом эквиваленте, неизбежно растут цены, привязанные к доллару или евро, что в совокупности снижает текущий уровень материального благосостояния населения. И, стремясь минимизировать потери, население как можно быстрее старается конвертировать в доллары или евро свободные средства в белорусских рублях. Тем самым увеличивается давление на валютные запасы коммерческих банков и золотовалютные резервы страны (ЗВР). В этой ситуации Нацбанк, как и население, только реагирует на события, происходящие на российском валютном рынке.

Белорусская экономика своим внешнеторговым оборотом наполовину связана с Россией, и Нацбанк не может игнорировать падения курса российского рубля к инвалютам. Ему ничего не остается, кроме как идти в фарватере валютной политики Центробанка России, с той лишь разницей, что на счетах последнего есть достаточный объем собственных ЗВР, а у Нацбанка ЗВР невелики и сформированы в основном за счет внешних заимствований. И каждый раз, когда Центробанк России снижает курс российского рубля, аналогичные действия вынужден предпринимать и Нацбанк Беларуси, хотя его решения ограничены рамками пятипроцентного возможного изменения валютной корзины.

В 2009г. российский и белорусский рубль снизили курс против американского доллара на 25%. Надо полагать, что и скорость, с которой население и субъекты хозяйствования обеих стран избавляются от национальной валюты, одинакова. И для удовлетворения повышенного спроса на СКВ на рынок постоянно выбрасываются партии свежей инвалюты. Например, Центробанк с 16 по 23 января сократил свои резервы на $9,7 млрд. - до $386,5 млрд. Нацбанк, конечно, тратит меньше (максимум $150-200 млн. за неделю), но и размер его резервов в сотню раз меньше, чем в России. Такова цена плавной девальвации, когда население и другие участники рынка могут спокойно принимать решения и выбирать инструмент сбережения тающих средств. Пусть каждый сам решит, что для него лучше - постепенная ежедневная девальвация или одноразовая, но значительная. Третьего, т.е. стабильности курса, не будет, пока не активизируется внешняя торговля. До тех пор исправлять ситуацию в дефицитном платежном балансе страны, т.е. увеличивая стоимость импорта и удешевляя экспорт, придется за счет ослабления курса национальной валюты и снижения уровня жизни.

Плохо и то, что каждый раз, когда Центробанк резко снижает курс российского рубля, он все больше осложняет ситуацию с ЗВР в Нацбанке, вынуждая его увеличивать заимствования за рубежом - в России или у международных финансовых организаций. Впрочем, даже плавная девальвация национальной валюты ни в России, ни в Беларуси бесконечно продолжаться не может. Всему есть свои экономические пределы. Например, глава российского Центробанка Сергей Игнатьев напомнил, что Центробанк установил верхнюю границу корзины в RUR41, что предполагает курс рубля к доллару на уровне RUR36 и при котировке USD/EUR в 1,3. «Чтобы не допустить превышения верхней границы в RUR41, мы будем использовать валютные интервенции, механизм процентных ставок, инструменты ограничения ликвидности и другие меры», - сказал Игнатьев.

Действительно, Центробанк может в любой момент остановить падение российского рубля, выбросив на рынок в три-четыре раза больше валюты, чем обычно. Но если цена на нефть не вырастет и до конца года останется на текущем низком уровне, то и российских ЗВР может не хватить. Ведь всего за пять месяцев Центробанк спустил $200 млрд. ЗВР. От темпов снижения курса нацвалюты непосредственно зависит скорость оскудения национальных валютных резервов. Что же касается снижения курса российского рубля, то, по оценкам экспертов, даже уровень в RUR45 за доллар (падение против максимума в 2 раза) трудно назвать последним рубежом, поскольку мировые цены на нефть давно уже снизились в 3,5 раза.

Чем дольше будут держаться низкие цены, тем хуже будет для экономик, ориентированных на экспорт сырья и продуктов его первичной переработки. Структура белорусского экспорта зависит от мировой сырьевой конъюнктуры в неменьшей степени, чем российская экономика. Вот и посмотрим, какой сценарий выберет Россия. Рецептов против девальвации нет ни у денежных властей, ни в среде ее пламенных критиков. Каждый зарабатывает как может. А раз так, то для сбережений населения Беларуси, спрятанных в инвалюту, остальное не имеет значения. Смиренно примем предложенную информацию к сведению и продолжим плавно скупать валюту. Лишь бы ее хватило в резервах национальной банковской системы.
Добавить комментарий
Проверочный код