Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№4 (676) 02 февраля 2009 г. Контекст

«Страшно надоело это слово»

02.02.2009
 

Марина ГУЛЯЕВА

«…Шампанское лилось рекой. Словом, все было, как всегда, лишь в воздухе неуловимо присутствовала тревога. Собравшиеся хорошо понимали, что вчерашней жизни больше нет. Надо сказать, что декаданс очень идет светскому обществу. В пресыщенности мало романтики, в обжорстве нет драмы, в оргии - трагедии. Декаданс возвращает в буржуазную жизнь ощущение бренности земного и суетного», - пишет в своей колонке первого номера мужского журнала GQ за этот год главный редактор Николай Усков.

Главный редактор украинского Playboy Влад Фисунрассказывает, что «если раньше в декабре приходило по пять приглашений в день, то в прошлом году ничего такого уже не было. Все решили: попьем и повеселимся на дому». На тему декаданса светского общества Киева и старых джинсов обозреватель «БелГазеты» поговорила с редактором украинского Playboy Владом ФИСУНОМ.

- Полгода назад в интервью «БелГазете» вы охарактеризовали рынок украинского «глянца» как достаточно устоявшийся: лицензионные издания, национальные продукты и группа изданий, лоббирующих чьи-то интересы. Вследствие кризиса эта градация претерпела изменения?

- Если начать с наиболее далекой от нас группы журналов, представляющих чьи-то интересы, то да: кто-то ушел с рынка вообще, кто-то приостановил деятельность, а кто-то объявил, что уходит в безвременный анабиоз. Оценивать состояние рынка «глянца» как катаклизм я бы не стал. В категории лицензионных изданий вообще практически ничего не изменилось. Что касается национальных продуктов, то руководство некоторых изданий задумалось о том, правильной ли была стратегия, и затеяло реформы.

- Состояние украинской экономики на рынке «глянца» сказалось не очень существенно?

- Получается, что да. Во всяком случае, пока никто не хочет уходить с рынка. Я говорю сейчас о тех компаниях, которые серьезно закрепились и потому не хотят терять ни бизнес, ни возможные перспективы. Да, не получается чувствовать себя так хорошо, как было недавно, но это не повод для прекращения бизнеса вообще.

Я знаю, что на российском рынке происходит перераспределение рекламных бюджетов. Если раньше журнал мог позволить себе распыляться на пятнадцать источников, то сегодня он предпочитает четыре и понимает, почему именно столько. У нас похожая ситуация. Но нас отличает от России то, что российский «глянец» довольно политизирован, а на Украине он менее зависим от политического расклада. Наши политические силы не рассматривают Playboy в качестве какой-то платформы, трибуны и т.д., и вообще, мы политически независимая компания. Наш издательский дом не является чьим-то предвыборным проектом.

- Почему Playboy не рассматривают как трибуну? 40 тыс. активных молодых людей вполне можно было бы использовать…

- К концу 2008г. тираж журнала вырос до 50 тыс. Не знаю, почему Playboy не используют, возможно, наши политики считают ТВ более эффективным инструментом. И потом, нужно серьезно постараться, чтобы завоевать симпатии этих

50 тыс. Я вовсе не хочу сказать, что не возражал бы, если бы нас кто-нибудь решил использовать - мы в принципе не касаемся вопросов украинской политики. Она сейчас не входит в сферу наших интересов.

- А на кризисные социально-экономические явления глянцевое издание должно реагировать?

- Если в этот период я найду тему, созвучную концепции издания, то, возможно, займусь этим. Но вряд ли буду писать о том, как отлавливать крыс и какие блюда из них приготовить. Или как перешить старые джинсы, чтобы они выглядели как новые. Мне кажется, что все эти разговоры насчет кризиса (а я общаюсь с очень разными людьми) несколько преувеличены. Сейчас я наблюдаю за знакомыми бизнесменами и могу сказать, что у них опять появился здоровый блеск в глазах.

- Было иначе?

- Было все спокойно, потому что все капало. Да, случались какие-то легкие приключения, но все складывалось стабильно. Сейчас же нужно что-то делать, принимать новые решения.

Откровенно говоря, мне страшно надоело это слово «кризис». Тем более что я его услышал одним из первых украинцев. Я был в Нью-Йорке в тот самый понедельник, когда все рухнуло. Еду в такси, а по радио только и говорят: «Кризис, кризис…» У нас тогда еще чай пили из блюдечка…

- Судя по тому, как вы скептически оцениваете кризисные явления на Украине, чай из блюдечка у вас пьют до сих пор…

- Безусловно, люди стали более обдуманно относиться к тратам. У нас бывало, что человек, зарабатывая $500, покупал телефон за $800. Кредитно-потребительским бумом была охвачена не только Украина, а практически весь мир, так что неправильно было бы говорить о каком-то особенно украинском безрассудстве. У меня есть знакомые в разных странах, которые довольно остро ощутили на себе кризис. Но есть и такие знакомые, которые как жили себе на банановом острове, так и продолжают жить. Как они говорят: «Ну не купили новый катер, поездим на старом…»

- Playboy отражает и продвигает определенный стиль жизни и ценности. Теперь концепция изменится?

- Во-первых, я думаю, что аудитория, которая привыкла читать Playboy, все равно будет его читать; во-вторых, смены концепции в связи с изменением ситуации не будет. В новом номере у нас будет репортаж об Азербайджане. Автор рассказывает о количестве бутиков на 1 кв. м в Баку и в то же время пишет о поселке в 80 км, где люди до сих пор кизяком топят печь, потому что так привыкли.

Если бы мы в каждом номере делали интервью с очень богатым человеком, несколько интервью с не очень богатыми людьми и заканчивали блиц-опросом тех, кто собирается стать богатым, это было бы скучно. Мы преследуем разные цели, и они вовсе не сводятся к изучению денег на чьем-то счету. Есть этические, моральные задачи, есть просто впечатления от чего-либо, что интересно современному молодому человеку. И это «интересно» не зависит от того, что он съел на завтрак - бутерброд с белужьей икрой или сырники. Мы не туристический каталог, гид по ресторанам и не сборник рекламных модулей с размерами скидок. Это хорошее чтиво с красивыми фотографиями.

И в конце концов, врачи рекомендуют иногда поголодать! Потом все иначе ощущается, жизнь чувствуется острее! И вообще, что произошло? Какой-то катаклизм? Что, на Землю налетела комета? Свет в домах есть, автомобили ездят! У меня нет ощущения растущей катастрофы. Прямо уж кризис, кризис, кризис…

Да, нет рекламы. Зато уже хотя бы телевизор можно смотреть. Рестораны придумывают новые скидочные программы. Все стали более трепетно относиться друг к другу. А то ведь как происходит? Посещая страну, которая живет богаче, чем Украина, удивляешься, что завтрак в аналогичном по уровню заведении в три раза дешевле, но в три раза лучше по качеству. Пусть некачественное столкнется с тем, что его просто перестанут покупать! Я бы не стал делать пессимистичных прогнозов, тем более есть примеры, когда люди, столкнувшись с нынешними трудностями, все равно сохраняют свой бизнес.

- Какие у вас прогнозы по рекламным поступлениям в журнал?

- Если строить кривую, то у нас было определенное падение, как у всех, но мы ожидаем роста, если будем хорошо работать: поддерживать контент издания на достойном уровне.

- Но падение продаж товаров класса «люкс» уже происходит…

- …и я это видел своими глазами, побывав во второй половине октября на ежегодной ярмарке яхт в Генуе. Это уже не такое веселое зрелище, как три года назад. Никто уже не бросается в продавцов пачками денег. Там есть секторы, где выставлены яхты такого уровня, который не предполагает, что их купят, - огромные трехэтажные дома. Так вот, раньше никто тебя не хватал за руки: мол, зайдите и посмотрите, а на этой выставке уже зазывали… Многие производители становятся более дружелюбными по отношению к тем, для кого предназначены их товары.

- Потребители товаров класса «люкс» вынуждены будут перейти в другой сегмент?

- Когда кто-то беднеет, кто-то за счет него богатеет.

- Вы нарисовали довольно благостную картину как глянцевого рынка, так и жизни определенной категории людей…

- В отношении глянца я бы действительно не стал преувеличивать, говоря о кризисных явлениях. Я знаю, что мы не должны скатываться до качества газетной бумаги и блог-журналистики. В блог-журналистике есть как хорошие примеры, так и плохие. Но суммарно, это как из пятнадцати сортов кофе десять - пополам с ячменем.

- Насколько изменилась светская жизнь в Киеве?

- Стало значительно меньше мероприятий. Год назад, в декабре, приходило по пять приглашений в день, в прошлом году ничего такого уже не было. Все решили: попьем и повеселимся на дому. Если говорить о качестве мероприятий, то где-то оно снизилось, где-то не особо. Меньше стало безумного китча, блеска и мишуры. Гораздо труднее стало организаторам гастролей, потому что во многом концерты делались за счет спонсорской поддержки, а сегодня все это замерло до лучших времен. Хотя буквально сегодня я разговаривал с одним из представителей этого бизнеса, и он сказал, что май-июнь выглядят довольно интенсивно.

- При каких обстоятельствах Playboy может закрыться?

- Я уже ищу дерево, чтобы по нему постучать… Не знаю, должна либо случиться какая-нибудь хунта по северокорейскому образцу, либо Украину кто-то завоюет. Если касаться экономических условий, то предполагать, что мы уйдем с рынка из-за экономического спада, преждевременно. Пока лично я собираюсь закончить горнолыжный сезон.

СПРАВКА «БелГазеты». Влад Фисун работает в индустрии глянцевых журналов с 1998г. C 2000г. - в издательстве KP Publications, журнал «Афиша» (Киев), в должности редактора, затем главного редактора. С декабря 2003г. - в издательстве «Эдипресс Украина», главный редактор журнала Viva! С июня 2005г. - в издательском доме «Бурда-Украина», главный редактор украинского Playboy, некоторое время руководил российским Playboy.
Добавить комментарий
Проверочный код