Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№2 (674) 19 января 2009 г. Дом

В новой «среде обитания»

19.01.2009
«Заказчикам уже неинтересны простые «коробки»

Татьяна КАРЮХИНА

В среде российских архитекторов все чаще возникают разговоры о сохранении исторического архитектурного наследия. Но если одни полагают, что нужно защищать от разрушения уже не единичные памятники, а историческую среду города в целом, то другие считают, что город представляет собой живой, постоянно меняющийся организм, а не музей под открытым небом, и поэтому в нем должны появляться здания современной архитектуры.

О том, насколько органично могут вписаться новые объекты в сложившуюся историческую застройку, архитекторы дискутировали на XVI Международном фестивале «Зодчество-2008», прошедшем в середине октября в Центральном выставочном зале «Манеж» в Москве под девизом «Исторический город и новая архитектура». Среди участников выставки были и белорусские архитекторы. Один из них, председатель Клуба молодых архитекторов при Белорусском союзе архитекторов Сергей РОМАНОВСКИЙ, поделился впечатлениями с корреспондентом «БелГазеты».

- Какие работы составляли основу фестиваля?

- Десять разделов конкурсных и выставочных программ, в которых были представлены экспозиции из 57 городов России, из стран дальнего и ближнего зарубежья. Уровень фестиваля, должен заметить, весьма высок: здесь представляют работы почти все регионы России.

- Это в основном гражданская архитектура или частные постройки?

- На «Зодчестве» было все: от частных домиков до церквей, огромных спортивных комплексов и градостроительных решений.

- Есть возможность выделить определенные тенденции, в духе которых работают российские архитекторы?

- Это довольно сложно, поскольку архитектура сегодня неоднозначна: каждый профессионал смотрит на нее по-своему. Например, в этом году весьма существенную лепту внесла Олимпиада: во многих строениях присутствуют элементы «китайской» архитектуры (естественно, проектировали эти объекты архитекторы из разных стран). Особенно любит такие заимствования молодежь.

Очень порадовало меня то, чтов России архитекторы не просто проектируют здания на каком-то клочке земли, не просто красивые здания, которые отовсюду видны, а все больше думают о среде в комплексе, продумывают, насколько комфортно будет жить здесь, где будет основное движение людей, а где - основное движение транспорта, как люди будут добираться до центра города, где будут отдыхать и т.д. Все это должно учитываться, ведь в этом и заключается главная задача архитектора. Хотелось бы отмечать эти тенденции и в Беларуси, ведь тогда и архитекторам намного интереснее работать, появляются сложные, но интересные задачи.

- Какие, например?

- Когда мы решаем задачу в комплексе, мы должны предусмотреть не просто функцию одного-двух или даже трех зданий, а небольшой части города: архитектор проектирует «среду обитания человека». Возьмем хотя бы проект, который сейчас разрабатывается в Сочи: фактически архитекторы возводят новый городок, который будет включать все функции и туристического, и административного центра. И приходится с нуля закладывать сразу все функции нового города, который будет существовать сам по себе. Хотя со временем он войдет в структуру города.

- Задача существенно упрощается, если на этом пятачке земли никогда не было других домов. А были ли проекты, в которых новая застройка вписывается в уже существующую?

- Да, таких проектов тоже было немало. Они и дальше будут появляться, ведь города, как известно, не растут. Поэтому большинство архитекторов сегодня выбирает движение вверх: здания все набирают и набирают высоту.

И конечно, есть еще одна тенденция, диктуемая контролирующими органами: они пытаются немножко снизить этажность новых зданий. Иначе «высотки» будут выбиваться из панорамы города. Например, в Санкт-Петербурге застройка не поднимается выше определенного уровня. В центре города здания максимум в 12 этажей. Есть здания и в 20, и в 25 этажей, но таких очень мало. И это правильно, иначе Петербург лишится своего облика, высотки закроют его знаменитые колокольни и шпили.

- В Москве все несколько иначе. Недаром в российской столице недавно вырос комплекс «Москва-Сити»…

- Мы как раз жили напротив «Москва-Сити». Архитекторы, его проектировавшие, так грамотно скомпоновали высотные здания в одном месте, что панорама города стала интереснее и не мешает восприятию.

- Каковы популярные архитектурные решения высотных зданий?

- Как показала выставка «Зодчест-

во-2008», решения становятся все более интересными. Многие архитекторы делают упор на стекло и металлические конструкции, но не игнорируют и другие материалы. Этим, например, отличается центр «Серебряный город», где для разнообразия по фасаду пущены оранжевые полосы. Или выстроенный напротив Дома художника комплекс «Баркли-плаза», фасад которого - словно метафора беспокойной поверхности Москвы-реки. Архитектура становится душевной. И это радует.

- Какие проекты вы назвали бы самыми интересными?

- Мы немного попутешествовали по Москве. Нас пригласили в театр «Мастерская Петра Фоменко», спроектированный архитектором Сергеем Гнедовским. Он же проводил экскурсию.

И самое интересное, «Мастерская Петра Фоменко» находится напротив «Москва-Сити», как раз на противоположном берегу реки. Но когда приходишь в театр, чувствуешь, что это здание более масштабно и более человечно, нежели глыбы из стекла, расположившиеся напротив.

- За счет чего это достигается?

- Здание театра спускается к воде. Две трети его помещений «встроены» в откос берега Москвы-реки, поэтому с улицы оно кажется не выше первого этажа соседнего дома, где театр располагался восемь лет назад.

Вкопав здание в откос, Гнедовский нарушил все традиции классического театра, когда люди поднимаются по парадной лестнице наверх - к искусству. У него, наоборот, мы спускаемся. И видим компактный гардероб, затем фойе большого зала, балконы шекспировского театра, на «выносе» - театр елизаветинский и - архитекторская гордость - древнегреческий амфитеатр. Иначе говоря, Гнедовский перенес сценическое пространство в зону фойе.

А люди, которые уже сидят на балконах, наблюдают действо: как собирается публика… Помните, что говорила героиня моэмовского «Театра» Джулия Ламберт? «Все вокруг - сцена». Так вот, для этих людей спектакль уже начался.

Кстати, по итогам фестиваля «Зодчество-2008» был вручен ряд дипломов и медалей, здание театра «Мастерская Петра Фоменко» отмечено премией «Хрустальный Дедал».

- Очень многие архитекторы сегодня отмечают, что развитию проектов способствует изменившийся заказчик…

- Да, заказчик серьезно изменился. Но, боюсь, кризис помешает этому процессу. Сегодня заказчикам уже неинтересны быстрые дома, простые «коробки», которые можно быстро построить и так же быстро продать. Они хотят, чтобы их постройки были интересны, оригинальны не только внутри, но и снаружи. К этому их подталкивает и потребитель - житель города: ведь наши потребности растут, и мы хотим жить в более комфортных условиях.
Добавить комментарий
Проверочный код