Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№01 (673) 12 января 2009 г. Архив

Операция «Кооперация»

12.01.2009
 

Василий МАТОХ

В 80-х гг. в СССР назрела необходимость проведения кардинальных реформ. Перестройка началась с поиска новых подходов к преобразованиям в сфере экономики, отягощенной крайне неэффективной структурой, доминированием ВПК, преобладанием огромных объединений и предприятий, закрытых городов-заводов, наукоградов и т.п. в ущерб сельскому хозяйству, легпрому и социальной сфере. Один из возможных путей выхода из кризиса виделся в развитии частного предпринимательства.

В 1987г. в СССР был принят закон «О госпредприятии (объединении)», способствовавший развитию в стране арендных отношений на переходе к кооперативам и другим формам частного предпринимательства, в том же году - закон «Об индивидуальной трудовой деятельности». Этот закон снимал ограничения на занятие народными художественными и кустарными промыслами, ремесленничеством, извозом, ремонтом и другими видами бытового обслуживания, надомным трудом, упрощал регистрацию занимающихся индивидуальной трудовой деятельностью, снижал налоги. В феврале-марте 1987г. было принято несколько постановлений Совмина СССР о создании кооперативов в сфере бытового обслуживания населения, общепита и производства товаров народного потребления.

Эти акты подготовили почву для появления в мае 1988г. закона «О кооперации в СССР», который положил начало т.н. новым кооперативам.

(На фото: Дисбаланс предложения и спроса, прилавка и зала вызвал к жизни позднесоветское кооперативное движение)

ТРОЯНСКИЙ КОНЬ

В годы перестройки кооператив объединял не собственность (ее у советского человека не было), а труд. Традиционная для России артельная «общинность» отличала кооператив, с одной стороны, от госпредприятия, где собственников вообще не было, с другой - от классического капитализма с его разделением на хозяина и работника. В 80-е гг. кооперативы были уже довольно архаичной формой предпринимательства. В некоторых областях экономики и производства они уступали по эффективности и удобству другим формам ведения бизнеса.

Зато советскими идеологами кооперативы рассматривались как средство преодоления частной буржуазной собственности. Они являлись (формально) предприятиями общественной собственности, и их введение в определенной степени можно было обосновать выполнением заветов Ленина, который в 1923г. писал: «Строй цивилизованных кооператоров при общественной собственности на средства производства, при классовой победе пролетариата над буржуазией - это есть строй социализма».

Особенностью подготовки закона о кооперации было то, что она была поручена не министерствам и ведомствам, а группе ученых-экономистов во главе с академиком В. А. Тихоновым (позже возглавившим Лигу кооператоров и предпринимателей России). Это предопределило, с одной стороны, прогрессивность и демократичность многих положений закона, а с другой - наличие в нем множества противоречий с советской экономической реальностью.

Вся экономическая нормативная база до и после принятия закона о кооперации готовилась правительственным аппаратом и выражала его интересы. Роль кооперации аппарат видел в том, что она будет на подхвате у госпредприятий, поможет вытягивать у населения деньги и остатки трудовых ресурсов - словом, замазывать щели в системе. Этот закон представлялся малозначительным, потому его составление и доверили группе ученых. Создатели же закона, напротив, считали его частью будущего пакета законов о радикальной экономической реформе, где кооперации будет отведена роль одного из секторов будущей многоукладной рыночной экономики.

Закон был составлен таким образом, что кооперация действительно могла бы спасти советскую экономику от краха. Могла бы - потому что в реальности этот закон не мог работать без осуществления ряда других экономических реформ, которые так никогда и не были проведены. Хотя Верховный совет СССР и утвердил закон о кооперации в форме, предложенной разработчиками, больше он таких «ошибок» не повторял: все другие экономические законы были приняты в правительственной редакции, которая делала их совершенно неработоспособными. В результате закон о кооперации превратился в троянского коня внутри командно-административной бюрократической системы.

DURA LEX, SED LEX

«Закон о кооперации в СССР», принятый 26 мая 1988г., провозгласил создание в стране «социалистических кооперативов». Он открыл дорогу частному бизнесу (пусть и в наименее «частнособственнической» форме) и позволил предприимчивым людям реализовать себя в сфере экономики.

Изобилующий общими фразами и благими пожеланиями, закон имел ряд характерных положений. Так, руководящая и направляющая роль государства не подвергалась сомнению. Кооперативы, выполнявшие госзаказ, должны были обеспечиваться ресурсами централизованно - через госпредприятия. Кроме того, если в первой части закона провозглашался подход к кооперации как к единому социально-экономическому явлению, то далее этот принцип игнорировался разделением кооперации на различные виды в зависимости от сферы деятельности. Нарушив целостность концепции, закон ставил в неравное положение членов различных кооперативов. Государство оставляло за собой право решать, какие кооперативы нужны населению в данной местности, а какие нет.

Закон не перечислял запрещенных кооперативам видов деятельности, предоставив право запрета правительству. На волю аппарата были оставлены также и все вопросы налогообложения.

В одном вопросе закон оказался излишне либерален - в ценовом. Кооперативам дали право устанавливать цены на свою продукцию по собственному усмотрению. Однако, поскольку экономика рыночной не стала, право самостоятельного ценообразования привело к банальной спекуляции.

Использовать наемный труд кооперативам разрешалось лишь в ограниченных размерах, но никаких количественных ограничений закон не устанавливал. За этим ограничением никто не следил, и фактически с самого начала почти все кооперативы стали обычными частными предприятиями с наемными работниками.

Впрочем, все недостатки и противоречия закона о кооперации проявились чуть позже. А в целом закон обращал на себя внимание своей декларативностью: «Госорганы должны максимально содействовать развитию и укреплению хозяйственной самостоятельности кооперативов, повышению эффективности деятельности, не допускать каких-либо ограничений творческой активности и инициативы членов кооперативов». Государство обещало даже при помощи СМИ и пропаганды создать «повсеместно такой морально-психологический климат, при котором каждый член кооператива осознавал бы, что, работая в нем, он выполняет важное, общественно полезное дело».

(На фото: Жители БССР с неподдельным любопытством наблюдают за первыми плодами частной инициативы)

БССР КООПЕРАТИВНАЯ

Одна из главных задач, которую надеялись решить при помощи кооперации советские экономисты, была прямо указана в законе о кооперации: «Удовлетворение потребностей народного хозяйства и населения в продовольствии, товарах народного потребления, жилище, продукции производственно-технического назначения, работах и услугах с высокими потребительскими свойствами».

До того как Совмин СССР принял закон о кооперации, тот прошел согласование и обсуждение в госучреждениях и трудовых коллективах, в т.ч. в белорусских. Весной 1988г. комиссия при Совмине БССР рассмотрела несколько сотен замечаний и предложений к проекту закона. Среди наиболее характерных можно отметить следующие: 1) указать в законе на руководящую роль КПСС во всех сферах жизни; 2) создать в каждом кооперативе партийную, комсомольскую и профсоюзную организацию; 3) запретить кооперативам оказывать услуги в сфере медицины и образования, т.к. и то и другое по Конституции - бесплатное; 4) в кооператив принимать лишь людей, прописанных в данной местности (предложение было внесено органами МВД); 5) установить кооперативам предельный уровень рентабельности (т.е. ограничить доходы). Впрочем, абсолютное большинство этих предложений было отклонено как ограничивающие инициативу кооператоров.

В БССР к 1988г. уже действовало немало кооперативов и частников-ремесленников. В ряде областей их деятельность оказывала существенное влияние на промышленность. В качестве примера можно привести случай со швейной фабрикой «Гомельчанка», которая сотрудничала с кооперативом «Ритм», поставлявшим ей фурнитуру. В декабре 1987г. Гомельский облисполком запретил кооперативам оказывать услуги госпредприятиям. В результате из-за нехватки фурнитуры производство на фабрике остановилось и возобновилось только после вмешательства Минторга.

В Минске был открыт специальный магазин, через который кооператоры и ремесленники могли продавать свои товары; действовали также кооперативные отделы на рынках и в комиссионных магазинах. Но в целом, как констатировал Минторг БССР в феврале 1988г., «созданные в республике кооперативы пока еще не решают проблему удовлетворения спроса покупателей на многие недостающие и остронужные товары (костюмы, детские брюки, юбки, платья, сарафаны, комплекты, сорочки для взрослых и детей, обувь и др.)».

«СТРОЙ КООПЕРАТОРОВ»

В марте 1988г., еще до принятия закона о кооперации, Совмин БССР докладывал в ЦК КПБ о развитии белорусских кооперативов за 1987г.:

«По состоянию на 1 января 1988г. в республике зарегистрировано 1211 кооперативов. Из них 791, или 65,3%, приступил к работе, занято 8,4 тыс. человек, реализовано продукции и услуг на 12,5 млн. рублей». В Минске действовало 209 кооперативов - вдвое больше, чем в любой из областей. Более 60% всех белорусских кооперативов занимались оказанием услуг населению.

Уже тогда правительство выражало беспокойство по поводу того, что «в погоне за высокими доходами многие кооперативы устанавливают на товары и услуги цены, значительно превышающие государственные розничные цены, что способствует формированию заработков их работников, не соответствующих реальным трудовым затратам».

По состоянию на 1 июля 1988г., когда вступил в силу «Закон о кооперации», в БССР действовало уже 1372 кооператива с числом рабочих 17,3 тыс. человек. За первые шесть месяцев 1988г. кооперативы реализовали товаров и услуг на 28 млн. рублей. Лидером по числу кооперативов и размеру их доходов оставался Минск, в котором на февраль 1989г. была сосредоточена треть всех белорусских кооперативов. Но «уровень кооперативизации» был признан правительством неудовлетворительным: роль кооперативов в общем товарообороте и объеме услуг была мизерной - десятые доли процента.

Второе полугодие 1988г. стало временем быстрого роста числа кооперативов по СССР в целом и БССР в частности. В конце года в СССР было 77,5 тыс. кооперативов с численностью занятых 1396,5 тыс. человек. Их число за год выросло в 6 раз! В БССР темпы роста были не такие масштабные, но все же, как докладывал Совмину прокурор БССР Г. С. Тарнавский, на 1 января 1989г. в республике действовало 2518 кооперативов (60% от числа зарегистрированных). Количество действующих кооперативов по сравнению с началом года увеличилось более чем в 3 раза. Кооперативный товарооборот за 1988г. составил 143,1 млн. рублей (в 1987г. - всего 12,5 млн.).

Республиканская прокуратура сообщала: «Как свидетельствуют материалы проверок, деятельность кооперативов в основном направлена на выпуск продукции и оказание услуг, спрос на которые удовлетворяется не полностью, и способствует лучшему удовлетворению потребностей населения». Ей вторил Минюст БССР: «На местах проводится определенная работа по созданию, развитию кооперативов. Тем самым создаются дополнительные возможности для удовлетворения растущих материальных и духовных потребностей населения, демократизации хозяйственной жизни».

В феврале 1989г. глава МВД В. А. Ковалев докладывал Совмину БССР: «Деятельность ряда кооперативов направлена на удовлетворение спроса населения на высококачественные товары и услуги. Кооператив «Березина» при МАЗе производит автоприцепы для индивидуальных владельцев транспорта, поставляет их в ФРГ, кооператив «Ретро» производит мебель, пользующуюся повышенным спросом, причем по ценам значительно ниже государственных».

В ряде районов республики кооперативам были переданы убыточные предприятия, которые под новым руководством начинали приносить доход. Повсеместно открывались кооперативные предприятия общепита, бытовых услуг, активно развивались строительные и медицинские кооперативы. Возникали такие экзотические для советской экономики предприятия, как Учебно-консультационно-информационный кооператив «Центр» при Гос-снабе, который занимался обучением кооператоров, подготовкой пособий для них, оказанием справочных и юридических услуг. Появилось множество кооперативов по производству бытовых мелочей, стоивших копейки, но приносивших кооператорам огромные доходы, ведь советские люди, измученные тотальным дефицитом, разметали все. Например, кооператив «Радуга» при Могилевском комбинате надомного труда занимался изготовлением липких аппликаций с последующей их продажей через киоски «Союзпечати». Производство копеечного товара давало рентабельность более 800% и за 6 месяцев принесло кооперативу 274 тыс. рублей дохода.

В 1989г. рост продолжился. По докладу Госплана, на 1 января 1990г. в республике действовало 5747 кооперативов, в которых было занято 127,6 тыс. человек. Эти кооперативы произвели продукции и услуг на 938,8 млн. рублей.

«Я ПЛАНОВ НАШИХ ЛЮБЛЮ ГРОМАДЬЁ»

Общая эйфория, возникшая от осознания того, что теперь можно наконец стать легальным советским бизнесменом, вскружила головы в первую очередь комсомольцам. Примером розовых мечтаний о «кооперативном будущем» может служить кооператив «Гаудеамус» клуба научно-технического творчества молодежи при ЦК ЛКСМБ. В мае 1989г. его правление обратилось к председателю Совмина СССР Николаю Рыжкову с просьбой помочь приобрести ротапринт и компьютер с принтером. Кооператив занимался разработкой и изданием программ и учебных пособий по иностранным языкам и другим предметам, разработкой и производством технических средств обучения. Руководство кооператива с гордостью заявляло: «Принцип оплаты труда в кооперативе - коммунистический. Каждый член кооператива получает столько, сколько ему нужно, но не более своего фонда зарплаты, который определяется на собрании в зависимости от конкретных результатов его деятельности. Заработанные средства от своей деятельности кооператив обязуется вложить в строительство университета «Гаудеамус» - университета нового типа: 1) в университете не будет вступительных экзаменов; все экзамены в процессе обучения добровольные; 2) все граждане СССР, иностранные граждане, а также учащиеся любой страны могут получить в нем образование или пройти любой курс по выбору».

Кооператив сообщал, что при университете планируется создать сеть НИИ, предприятий, кооперативов всех областей деятельности, связанных с университетом и использующих его научные разработки. Правление обещало привлечь к деятельности университета ведущих ученых и специалистов СССР, Англии, США, Японии и других стран. «При университете будет построена сеть экспериментальных современных школ. Цель школы - воспитание всесторонне развитого, полноценного гражданина. В школе - минимум обязательных предметов, максимум - факультативных. Максимум самостоятельности школьникам, максимум свободы, максимум возможностей. Кооператив «Гаудеамус» обязуется построить для жителей пос. Колодищи Минского района современный Дворец культуры, современный спортивно-оздоровительный комплекс, современную больницу, современный торговый центр и другие объекты социально-культурного назначения. Правление кооператива обязуется приложить максимум сил, чтобы сделать университет «Гаудеамус» флагманом мировой науки, флагманом гуманизма, флагманом самой высококачественной продукции в мире». Но эти наполеоновские планы, видимо, не тронули задубевшие сердца правительственных чиновников. В приобретении оборудования кооперативу было отказано.

Кооперативы всем казались выходом из кризиса, охватившего страну. В январе 1989г. коллектив убыточного автопредприятия агропромтехники Верхнедвинского района создал автотранспортный кооператив. На общем собрании коллектива рабочий Б. М. Родионов заявил: «Я работаю в Верхне-двинском районе с 1953г. и каждый год слышу призывы то на одну, то на другую крайность в преодолении разных трудностей, вытекающих из нашей системы управления. До чего мы дошли за 70 лет - до бедности духовной и материальной. Только кооператив может вывести нас из сложившегося положения». За создание кооператива проголосовали единогласно.

ЗАПРЕТНАЯ ЗОНА

С самого начала были определены виды деятельности, заниматься которыми кооперативам категорически запретили. Наряду с запретом на торговлю и производство оружия, боеприпасов и взрывчатки, наркотиков и ядов, кооперативам запрещались также: производство кино- и видеопродукции; обмен, продажа, прокат и публичная демонстрация кино- и видеопродукции; тиражирование кинофильмов, фильмов и программ на видеоносителях и все связанные с этим виды деятельности; издательская деятельность по выпуску произведений науки, литературы и искусства.

В одном параграфе с оружием и боеприпасами упоминалось также обучение каратэ и другим видам восточных единоборств. Впрочем, в советском УК еще с 1981г. существовала статья за «незаконное обучение каратэ». В феврале 1989г. в своем письме Госкомспорту БССР Совмин БССР еще раз напомнил: деятельность кооперативов по всем видам восточных боевых единоборств (каратэ, таэквондо, кунг-фу, айкидо, дзю-дзютсу, кендо и др.) запрещена. Преподавание китайской оздоровительной гимнастики ушу разрешалось только лицам, прошедшим спецподготовку при Госкомспорте СССР и получившим удостоверения. Этот запрет был снят лишь в декабре 1989г.

Запрещены были валютные операции, азартные игры, производство винно-водочных изделий, операции с драгметаллами и камнями, организация ломбардов и общеобразовательных школ, обслуживание систем связи и вещания, изготовление орденов, медалей и печатей. Запрещалось также изготавливать или реставрировать иконы и вообще предметы религиозной символики и атрибутики, вплоть до свечей.

Ограниченно разрешенными были медицинские услуги, изготовление парфюмерии и косметики; производство, реализация и тиражирование грампластинок, магнитных записей и записей на других носителях; продажа печатной продукции, лекционная деятельность, организация и проведение платных концертов и дискотек.

Партия не собиралась терпеть кооперативных конкурентов на культурном и идеологическом фронте. Но, как свидетельствуют документы, как раз эти фронты и трещали по всем швам. В апреле 1989г. Комитет народного контроля и Минфин СССР отчитались о проверке кооперативов по стране на предмет занятия ими запрещенной деятельностью. Выводы были неутешительными: нарушения выявлены в каждом десятом кооперативе, в т.ч. в БССР. «Наиболее распространенными из запрещенных видов кооперативной деятельности остаются прокат и демонстрация видеопродукции, хотя повсеместно они считаются прекращенными. В Минске теперь широко рекламируется местной печатью прокат частными лицами видеотехники и видеофильмов. Как правило, демонстрируются не закупленные для проката в стране фильмы, без продажи билетов и по произвольно устанавливаемым ценам. В большинстве случаев идет бесконтрольный показ зарубежных видеофильмов, культивирующих жестокость, насилие и эротику, наносящих нравственный и моральный ущерб людям, прежде всего молодежи. В г. Подольске Московской области кооператоры обосновались в помещении напротив горкома КПСС и горисполкома. В день Советской Армии 23 февраля с.г. они демонстрировали видеофильм «Время костоломов». В афише о демонстрации видеофильма «На сборах» в общежитии N5 Белорусского технологического института зазывающе подчеркивалось, что он более порнографичен, чем «Жевательная резинка». Не ведется активной борьбы с распространившимся видеопиратством и не обеспечивается должный порядок в организации коммерческой демонстрации видеопрограмм. Территориальные органы киновидеопроката не справляются с возложенным на них контролем за развитием видеосети, соблюдением репертуарной политики и продажей билетов единого образца, даже не располагают полными данными о наличии функционирующих видеоустановок».

В дальнейшем запретительные списки пополнялись и уточнялись. Постановление Совмина БССР от 29 мая 1989г. запретило кооперативам посредническую деятельность по продаже проездных билетов на все виды транспорта, билетов в кино, театры, на спортивно-зрелищные мероприятия, а также по продаже за пределы республики строительных материалов, продуктов питания и др.

Продолжение следует
Добавить комментарий
Проверочный код