Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№51 (672) 22 декабря 2008 г. Радости жизни

Эмир без смокинга

22.12.2008
Панк-группа Эмира Кустурицы всё-таки заставила минчан сплясать

Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

Несмотря на двузначность названия No Smoking Orchestra, белорусы, пришедшие на концерт этно-панк-группы Эмира Кустурицы, оделись по-парадному. Только благодаря визиту Кустурицы выяснилось, что страна достигла требующегося для подобных концертов материального и духовного уровня: был аншлаг, и все присутствующие знали, что идут смотреть на всемирно известного режиссера. А вот должного уровня раскрепощенности граждане, увы, не достигли: зал Дворца Республики в общей массе так и не понял, что пришел не смотреть на режиссера, а танцевать под веселую этно-панк-группу из Сербии, которая веселит народ и активно ждет такой же отдачи.

Из предконцертных разговоров складывалось ощущение, что все пришли в кино на премьеру очередного фильма Кустурицы. «Я билет купила еще давно… А вчера по телевизору увидела эту группу и думаю: так они еще и прикольную музыку играют!» - удивляется женщина в вечернем платье. «А Кустурица там, говорят, даже не поет?» - спрашивает мужчина в пиджаке у другого мужчины в пиджаке. «Будет музыка из фильмов!» - звучит ответ. Мимо пробегают юные девочки с африканскими прическами, обсуждая, «будет ли на этот раз Неле Каражлич снимать штаны на сцене или все-таки обойдется». Но таких посетителей мало.

На сцену выбегает цыганский табор и невысокий, но жутко обаятельный супермен в дурацком костюме. Это и есть Неле Каражлич: человек, без которого группа потеряла бы более половины своего шарма. Представившись: «Мое имя - Борис Глеб!», Неле устраивает на сцене натуральную цыганскую свадьбу, а группа ему активно помогает. Спокоен только сам Эмир, вальяжно наигрывающий на гитаре и из-под бровей дружелюбно поглядывающий на оцепеневших от этой феерии зрителей.

Концерт выглядел как абсурдный монтаж: на сцене творится безумное шоу с акробатическими трюками и дикими танцами, а зал будто «подклеили» к этому безумию, использовав запись какого-нибудь важного заседания. Несмотря на атмосферу пати, оркестр работает великолепно. Даже играя давно известные хиты из альбома Unza Unza Time, оркестр все равно звучит свежо и празднично. Некоторые особо осведомленные посетители волновались: вдруг на сцену выведут женщину из фильма «Черная кошка, белый кот», которая, распевая серенады, будет вынимать гвозди из стены нетрадиционным способом?

Было заметно, что музыканты искренне хотят порадовать опечаленных своим сидячим положением белорусов, сделать для них какое-то чудо. Они буквально из кожи вон лезут, лишь бы всех растормошить. Неле размахивает крыльями, выкрикивает скабрезные слоганы, карабкается по бордюрам и головам, выхватывает из толпы зардевшихся девиц, вальсирует с ними, вытаскивает самых безбашенных на сцену, падает на колени и устраивает вместе с ними стриптиз, резво избавляясь от потных крыльев супермена. Группа цитирует дурацкую хард-рок-классику: Эмир, улыбаясь, играет рифф из пинкфлойдовской Shine On You Crazy Diamond, музыканты с серьезными лицами подхватывают. Зал тоже сидит с серьезными лицами, только какие-то студенты на задних рядах очумело хохочут. Скрипач Дежан Спаравало так разошелся, что играет, уложив скрипку на спину, а потом - зажав смычок зубами.

СПРАВКА «БелГазеты». Zabranjeno Puљenje («Курение запрещено») - гаражная панк-группа из Сараево, образованная в 1981г. Одна из самых популярных групп 80-х в Югославии, прародители стиля «джипси-панк», сочетающего в себе свадебно-кабацкую удаль с этномотивами, политическими заявлениями, анархо-панковским драйвом и нарочито ломаным английским. Многие из их песен стали андеграундными гимнами. Их шутки всегда были за гранью. Например, в 1984г. во время одного из концертов вокалист Неле Каражлич сказал в микрофон: «Маршалу трындец. В смысле, я про усилитель», - и указал на аппаратуру. Общественность решила, что умер Тито, и у группы были огромные проблемы. В 1987г. еще не культовый кинорежиссер Эмир Кустурица впервые записывается с группой, играя на бас-гитаре. В 1988г. в состав группы входил Горан Брегович (бэк-вокал, гитара). После войны и распада Югославии группа распалась на два коллектива - Zabranjeno Puљenje (Сараево) и No Smoking Orchestra (Белград). Первый до сих пор популярен на родине и играет старые культовые панк-песни. Второй соотечественники воспринимают более негативно (группа играет только новый материал, фактически являясь другим проектом), зато они знамениты во всем мире - потому что именно с ними играют Эмир Кустурица и безбашенный фронтмен Неле Каражлич.

НАКОНЕЦ-ТО «НАХ…»

На сцену выносят гигантский двухметровый смычок, его держат на поднятых руках две белорусские девушки, а Дежан и Эмир устраивают соревнование, маниакально играя на смычке то перевернутой скрипкой, то гитарой. «Водка! Подводна лодка! И нах… Вася!» - кричит Неле, исполняя знаменитую песню «Вася», традиционно звучащую на ломаном русском («Пока жду тебя, планету тошнит»). «Ну наконец-то с этой торжественной сцены прозвучало слово «нах…»!» - хихикает кто-то из зрителей.

Конечно, когда зазвучала знаменитая Bubamaro, оба балкона помпезного дворца превратились в цыганский балаган. Казалось, яростное «Гей, ромалэ!», выкрикиваемое Неле в пространство, относилось к ним: остальной зал так и не вскочил в едином порыве. Тогда Неле начал вытаскивать людей на сцену, выхватывая их, как утопающих из вязкого, топкого болота, за руки, по одному. На сцене все раскрепощались и плясали вместе с музыкантами. Эмир целовал руки белорусским девушкам и смущенно улыбался. Девушки стягивали жаркие свитера, размахивали ими над головой и визжали. На последней песне сцена и зал превратились в единое целое: по советской традиции, поаплодировав музыкантам стоя, зал обнаружил, что группа продолжает играть, а садиться уже не обязательно. Плотину прорвало, все ринулись к сцене, тут же на ней оказалась толпа, все со всеми плясали, скрипач рвал струны, вообще творилось что-то невообразимое. В финале залу поклонилось около 50 человек, взявшись за руки: где-то среди них были и музыканты.

Когда толпа разбежалась со сцены, выяснилось, что во всем этом сказочном бедламе Эмир куда-то исчез. Наверное, вышел покурить. Никто ни с кем не прощался, но концерт закончился. Видимо, так заканчиваются все чудеса: в мгновение наивысшего всеобщего самозабвенного единения настоящие волшебники тихо исчезают, смущенно ухмыляясь тому, что они сделали свое дело наилучшим образом.
Добавить комментарий
Проверочный код