Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№49 (670) 08 декабря 2008 г. Тема недели

Минск-2018. Новые ритмы сердца Европы

08.12.2008
После «тринадцати условий Беларуси для ЕС»



За 17 лет жизни в независимой Беларуси сотрудники редакции «БелГазеты» прочитали в европейских СМИ немало интригующих статей о своей родине, нередко подписанных скромными псевдонимами вроде S.D. или V.U . Благодаря им мы расширили свой словарный запас: «последняя диктатура Европы», «деспот», «тиран», «агенты спецслужб», «экономический коллапс» и пр. Благодаря им узнали, что население Беларуси, по мнению многих зарубежных репортеров, состоит из кучки испуганных диссидентов, за каждым из которых следит несколько десятков «топтунов», бойцов «эскадронов смерти» и просто неопознанных тонтон-макутов. Европейский репортаж из Беларуси сегодня - сложившийся жанр со своими законами и стереотипами.

   В преддверии прогнозируемого радикального улучшения отношений с Европой «БелГазета» задалась вопросом не только о том, как может протекать этот процесс и к чему он приведет, но и о том, какое отражение он получит в европейских СМИ. Результатом стала статья, которая может быть опубликована в одной из европейских газет году эдак в 2018-м.

Авторы: Люген ван дер ЛОХЕН (Der Shuler ), Клод БАЙАН (Clochard de Paris )

...В Национальном аэропорту «Минск-3» всегда многолюдно. Здесь совершают посадку многочисленные VIP- лайнеры с иностранными инвесторами: в первую декаду каждого месяца белорусы проводят инвестиционный форум в Лондоне, во вторую - в Минске, в третью - берут кредит stand-by . Страна давно уже превратилась не только в деловой, но и в политический центр Европы: после того как в 2009г. ее президент Александр Лукашенко ответил сразу и на «двенадцать предложений» ЕС, и на более чем скромную программу Восточного партнерства своими «тринадцатью условиями» и программой «Партнерство во имя силы и процветания», ЕС в соответствии с белорусскими инициативами трансформировался во Всемирный интеграционный европейско-белорусский союз (ВИЕБС).

С еврокомиссаром по транспарентности выборов Лидией Ермошиной мы беседуем около известного всем европейцам «красного дома» в центре   Минска, на ул. Карла Маркса, куда в 2011г. переехала Еврокомиссия. Лидия жалуется, что слишком много времени приходится проводить вне дома: выборы на Кипре, референдум на Мальте, муниципальные выборы в Каталонии, в Андорре и на Лазурном берегу… Проходящий мимо еврокомиссар по правам человека Дмитрий Павличенко приветливо машет рукой - спешит в здание Европарламента, который после образования ВИЕБС не удовлетворился простым переездом в Минск и построил себе рядом с Национальной библиотекой аналогичный архитектурный комплекс. Если библиотеку сравнивают с бриллиантом, то Европарламент, проект которого повторяет выстроившиеся в круг звездочки - страны ВИЕБС, туристы называют «Колье с брюликами».

Впрочем, хватит об архитектуре. Стоит признать, что президент Беларуси Александр Лукашенко вывел евроинтеграцию на качественно новый уровень.

ТРУДНОСТИ ПЕРЕВОДА

Лукашенко изначально придерживался ключевых ценностей Объединенной Европы - демократии, политкорректности, терпимости по отношению к меньшинствам. Сильный демократический лидер, на выборах 1994г., 2001г., 2006г., 2011г. он неизменно побеждал соперников - кандидатов от партийно-хозяйственной и региональной номенклатуры - с разгромным счетом, порой доходившим до 83%. Ставленник директората госпредприятий Вячеслав Кебич, выдвиженец официозных постсоветских профсоюзов Владимир Гончарик, мелкий номенклатурщик из Гродно Александр Милинкевич и другие не выдержали конкуренции с харизматичным менеджером-аграрником со Шкловщины и канули в политическое небытие.

Но Лукашенко никогда не затыкал рот своим оппонентам. Если их и привлекали к ответственности, то за уголовные преступления и административные правонарушения: привычку бить портреты, мочиться в общественных местах, нарушать правила дорожного движения, непристойно ругаться и т.п.

Почему в Европе этого улыбчивого и искреннего политика-демократа долгое время называли диктатором? В секретариате ВИЕБС каждый из 50 тыс. сотрудников знает эту историю, хотя и не может пересказать ее без смеха. Брюссельские еврократы переводили речи белорусских должностных лиц с белорусского, в то время как белорусы говорят по-русски. Близость родственных языков, а также бюрократическая неразворотливость евроструктур, в документах которых вплоть до 2007г. фигурировал Верховный Совет 13-го созыва, прекративший работу еще в середине 90-х, стоили Беларуси десятилетней задержки при возвращении в европейскую семью народов. Сейчас Европа компенсирует этот лингвистический казус из своего бюджета. Хотя, как заявил Александр Лукашенко в ходе пресс-тура журналистов ведущих мировых информагентств по белорусским агрогородкам, «есть вещи, которые ни за какие деньги не купишь, поэтому лучше дать нам больше и сразу».

КРАСНО-ЗЕЛЁНОЕ СЕРДЦЕ ЕВРОПЫ

Белорусский государственный флаг сразу запоминается оригинальным сочетанием цветов: красный - символ того, что Беларусь - сердце Европы, зеленый - символ того, что белорусские болота - легкие континента. Впрочем, после учреждения ВИЕБС и переезда всех евроструктур в Минск в моде другая метафора: сами европейцы называют Европу «мягким подбрюшьем Беларуси» . Мягким - потому что Европа крайне уязвима по отношению к поставкам российских энергоносителей.

Сама Беларусь давно избавилась от энергозависимости. В качестве компенсации за ущерб, нанесенный Иваном Грозным во время Ливонской войны в XVI в., Россия бесплатно построила соседке Белорусскую АЭС. Европа воздвигла Белорусскую ТЭС, оборудованную по последнему слову техники и работающую на привозном силез-ском угле. Правда, все чаще звучат голоса, что энергозависимость от Польши, из которой импортируется уголь, ничем хорошим не закончится, но белорусы продолжают оставаться оптимистами.

Для этого есть все основания: индекс Прокоповича (соотношение курсов белорусского евро-талера и доллара США) стабилен с тех пор, как евро-талер стал единой валютой ВИЕБС, эмитируемой в Минске. Европессимисты предсказывали, что белорусский малый бизнес не выдержит издержек перехода на евро-стандарты, но власти нашли изящное решение: специальной директивой Еврокомиссии пролоббировали право белорусских ИП беспошлинно ввозить на территорию ВИЕБС китайскую продукцию с Черкизовского рынка.

Увы, пришлось отказаться от значительной части индустриального сектора. Архаичная промышленная махина являлась не только бременем для бюджета страны, но и символом тоталитарной советской индустриализации. Впрочем, не все производства ликвидированы, многие удачно вписались в новые рыночные реалии: МАЗ выпускает тележки для супермаркетов, «Гомсельмаш» - нано-плуги, работающие на биотопливе, МТЗ - игрушечные трактора-пазлы, популярные среди европейской детворы.

Проблемы с демократией и свободой слова, о которых европейцам так много рассказывали в предыдущие десятилетия, в Беларуси успешно преодолены. На каждого белоруса приходится свыше 8,7 независимой газеты. Правда, тиражи невелики, но некоторые негосударственные издания (минские эксперты выделили «Сканворды Узденщины», «1000 рецептов из-за Немана» и национально ориентированную «Чытва пад Воршай») очень тиражны и влиятельны.

После того как простая белорусская семья Ярмоленко в полном составе победила на «Евровидении», Беларусь гораздо быстрее соседей приобщилась к западным ценностям и в области культуры. Самый популярный ресторан страны - MсDonalds , самый модный шоколад - NextLee (его рекламирует поп-звезда Тося Прыщик, местная Мерилин Монро). Мало кто из европейцев не слышал о знаменитом Минском гей-параде в Силичах, конкурсе рекламных стикеров Nalepka International, Всемирном празднике волынщиков DudaRock или о Международном фестивале флэш-моба Zmagar October Area - в марте каждого года Октябрьская площадь Минска до краев переполняется палатками флэш-моберов…

Вестернизированные белорусы активно используют в своей речи английские корни и идиомы: названия всех без исключения факультетов столичного университета содержат корень fuck , люди на улицах часто говорят про jobs (правда, вместо «дж» почему-то произносят «й»), а вопрос Who is Who? многократно задает себе и окружающим едва ли не каждый второй посетитель местных баров и ресторанов.

…В пивбаре «Стары Брусель» мы встречаем склонившегося над тарелками с zatsirka и machanka Жозе Мануэла Баррозу. Но на интервью нет времени: «Давай, дожёвывай, Язэп Мануилыч!» - торопят старейшего еврократа белорусские коллеги. Ничего удивительного: после переезда структур ВИЕБС в Минск выяснилось, что у португальца есть белорусские корни. Как, собственно, и у всей Объединенной Европы.
Добавить комментарий
Проверочный код