Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№49 (670) 08 декабря 2008 г. Радости жизни

Понаехали!

08.12.2008
 

Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

Пятого декабря в московском клубе «Икра» прошел фестиваль белорусской актуальной музыки «Можно!». Фактически его можно было бы назвать фестивалем лейбла Bo Promo : большинство групп-участниц являются его подопечными. Впрочем, предыстория возникновения фестиваля обнадеживает: музыкой лейбла заинтересовалась компания «Снегири», которая и помогла фестивалю состояться в одном из самых уважаемых за свои неформатные концерты клубов Москвы.

«Звук плохой. И вообще, у меня такое ощущение, что сюда перевезли весь Минск, - бродит по пустому клубу во время саундчека один минский звукорежиссер, переехавший в Москву, чтобы работать программистом. - Все лица знакомые, и даже бармены, как мне уже кажется, белорусы ». Потом делится откровением: «Знаешь, почему у белорусских групп гитары звучат хуже, чем в Москве? Потому что у большинства белорусов гитары стоят до $600, а в Москве музыканты могут позволить себе инструмент дороже. А это все сказывается на звуке». В клубе постепенно собираются люди и периодически с визгом виснут друг у друга на шеях. «Я тут смотрю, московские девушки, кажется, красивее белорусских»! - сообщает минчанка, приехавшая на концерт в одном автобусе с музыкантами, подруге, работающей в московском пиар-агентстве. «Да ты что! - хохочет та. - Это все белорусские девушки вокруг, понаехавшие».

Возможно, по этой причине фестиваль вначале неумолимо напоминал вечер одноклассников, собравшихся на вражеской территории: московские журналисты, программисты и пиарщики обнаруживали друг в друге когда-то уехавших из Минска бывших студентов и стремились во что бы то ни стало обменяться новостями последних лет. Слушать дуэт «Гурзуф» можно было только возле сцены, т.к. в остальных точках наконец-то нашедшие друг друга белорусы с уже разработанным московским произношением рассказывали друг другу всю свою жизнь. В клубе даже родилась шутка: «Найди пять знакомых белорусов и получи коктейль бесплатно!»

Открытия - главный формат как «Икры», так и фестиваля, совпавшего с распространенной в последнее время тенденцией среди московских музыкальных журналистов и изданий: открывать новые группы, имена и творческие коллективы, обнаруженные в странных местах планеты, привозить в Москву диковинные самородки. В общем, удивлять подуставших жителей столицы заезжими диковинками. Есть в этом и некоторое честолюбие: приятно видеть, как толпы отплясывают под чудо-группу, открытую тобой где-нибудь на задворках Европы.

Впрочем, с белорусами такой номер не прошел. Обнаружилось, что московской публике нужны подсказки. Несмотря на поэта и певца Носорогова в качестве конферансье, многие не знали, как воспринимать некоторые группы. «Гурзуф» с его полиритмичными и почти симфоническими пьесами, сыгранными на аккордеоне с ударными, слушали с удивлением. «Мы всегда думали, что это московская группа », - удивилась одна девушка. Франкоязычный хип-хоп, посвященный Зидану, вызвал долгожданный экстаз - и белорусы прекратили рассказывать друг другу свою жизнь, а москвичи затанцевали. А вот танцевать под психоделические напевы «Кассиопеи» получалось не у всех: коллектив настолько искусно сочетает мечтательный электро-поп с сюрреалистическими сценическими образами (группа выступала, облачившись в золотистые маски, накладные усы и пугающие костюмы) и переработанными в постмодерновую кашу поп-клише, что для восприятия этой музыки нужен особый вид расслабленности. «Ну, это такие, типа, игры с советской эстрадой!» - объясняет одна девушка другой. Кто-то сравнивает «Кассиопею» с аутентичным наив-артистом Николаем Вороновым и его хитом «Белая стрекоза любви», сыгранным на допотопном синтезаторе.

Возникало ощущение, что часть программы фестиваля определялась в т.ч. сведениями о крайней заинтересованности московской клубной публики в «новом наиве» - странной искренней музыке, смешивающей контексты таким лихим образом, что с первого прослушивания невозможно догадаться, шутят музыканты или играют все это всерьез. Индустриальные шуточки «Кассиопеи» можно было сравнить и с высочайшего уровня поп-артом от The Residents , и действительно с наигрышами и напевами советской эстрады: все зависит от угла зрения.

Такие же игры с восприятием вначале вызвала «Анонимка» - еще одна группа Александра Либерзона, лидера «Кассиопеи». Раньше они исполняли детские хулиганские песенки в стиле синт-поп, теперь переаранжировали это на манер Velvet Underground и Stooges - в гаражный нойз-рок. Под вязкий гитарный аккомпанемент тоненькая девушка в роскошном платье верещит дребезжащим капризным голосом: «Водки! Виски! Нажраться! Как свинья!» Их песенки только внешне инфантильны - то про козла и принцессу, то про дядю Вову с острой косой, то с фееричным «Я невидимка, поверь мне, Димка. Поверь мне, Толик, пригласи меня за столик». На деле же это бескомпромиссная альтернативная музыка с неподдельным, искренним безумием. Фронт-вумен «Анонимки» выдает свои леденяще безумные тексты с абсолютно холодным, непроницаемым лицом.

Интеллигентную и тонкую музыку от «Порт Моне» восприняли разве что те, кто догадался подойти поближе к сцене (задумчивые и рефлексивные жители Петербурга уже давно оценили этот бэнд, москвичам же не хватает сосредоточенности). «Петля Пристрастия» с пароксически содрогающимся вокалистом Ильей вызывает настоящий фурор. По клубу бегают взъерошенные парни и кричат: «Вот видите! Правда, крутая группа?» («Петля» вызывает острое ощущение открытия чего-то великого.) Их даже сравнивают с Joy Division .

Не меньший восторг вызывает и «Аддис-Абеба» - рэгги-коллектив, давно известный в Москве. Во время их шоу клуб превращается в растаманский фестиваль, откуда-то призраками снисходят танцующие парни с дрэдами и девочки в цветных шапочках, атмосфера становится пугающе непринужденной. Поэтому когда на сцене появилась долгожданная «Серебряная свадьба», фестиваль уже не был похож сам на себя - это был скорее стандартный для «Икры» полуночный кабаре-дебош. Как выяснилось, «Свадьба» популярна в Москве не меньше «Аддис-Абебы», хотя, возможно, дело просто в том, что после полуночи гостям клуба захотелось поплясать, а под «Серебряную свадьбу» это делать приятнее всего. Тем более что коллектив наконец-то начал демонстрировать впечатляющую сыгранность и инструментальную мощность - раньше же карнавальная театральность в них порой затмевала музыкальную составляющую. Финальная песня на стихи Брехта стала лучшим завершением фестиваля - под сверхтяжелый, маршевый рев труб Бенька натягивает на себя противогаз, низким голосом выкрикивает строчки на немецком и, как расстрелянный солдат, падает на пол сцены. Кажется, это действительно обещание новых музыкальных открытий.
Добавить комментарий
Проверочный код