Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№47 (668) 24 ноября 2008 г. Визави

Кайлом и лопатой

24.11.2008
Трудовые лагеря для алкоголиков

Марина ГУЛЯЕВА

«Кайло, лопату, метлу в руки - и вперед. А для тех, кто не хочет, устроим специальные трудовые лагеря», - заявил на минувшей неделе президент на совещании, посвященном исполнению декрета N18, обязывающего неблагополучных родителей отрабатывать содержание детей в приютах. Однако «все еще не созданы условия для нерадивых родителей, чтобы они тысячу раз пожалели, что начали пить». Президент категорично заявил: «О каких правах человека в отношении них может идти речь?! Какие еще деньги на их переобучение и переквалификацию должно тратить государство?!»

О правах алкоголиков и возможных последствиях создания трудовых лагерей корреспондент «БелГазеты» поговорила с Михаилом Н., признающим свою алкогольную зависимость, но не пьющим уже почти 9 лет, и участником совещания у президента, зампредседателя комиссии по делам несовершеннолетних Мингорисполкома Еленой ГЕРАСИМЕНКО.

Михаил Н.: «У НАС НА АЛКОГОЛИЗМЕ ДЕЛАЮТ ДЕНЬГИ»

- Создание трудовых лагерей, где, как сказал президент, «эти негодяи будут принудительно вкалывать с утра до вечера по две-три смены в сутки», станет действенной мерой?

- Действующий алкоголик работать не сможет. Не пьяница, а алкоголик. Знаете, в чем разница между пьяницей и алкоголиком? Пьянице ребенок скажет: «Папа, хватит пить!» - и тот перестанет. Алкоголик же согласится: да, хорошо, но завтра опять напьется. Я мастер спорта, окончил Институт физкультуры, но к 30 годам из-за алкоголизма уже начал менять работу одну за другой. Везде жалели и не увольняли по статье: мол, ты хороший парень, но если бы не пил… А потом я дошел до того, что уже нигде не работал. Я хотел не пить, но не мог - я должен был выпить, чтобы уснуть. Без алкоголя уже просто невозможно было жить.

Я таксист, работаю по ночам, и поскольку в свое время пил в каждом районе, то действующих алкоголиков знаю практически всех - тех, кто еще жив. Так вот, в 7.00 они уже идут к магазину. Так же, как и я тогда шел на работу и заходил в магазин, потому что не мог не выпить. Алкоголизм - это болезнь. Давайте человеку с больным сердцем или инвалиду первой группы без ноги дадим кайло в руки и потребуем, чтобы они работали в две смены. Они будут работать? Нет!

Нам в принципе в голову не придет заставлять работать больных людей. А алкоголик - такой же больной человек. И потом, трудовые лагеря - это та же зона. У меня есть знакомые, которые были в лечебно-трудовом профилактории. Ну и что? Ждут момента, когда выйдут, и опять все сначала. Давайте наказывать больных людей в этих лагерях, давайте! Я не употребляю уже почти 9 лет и за это время похоронил шесть человек, хотя они пили меньше меня, были моложе меня и говорили: не дури головы со своими анонимными алкоголиками! Они умерли. Один мне все говорил: «Неужели я не могу выпить с девушкой сухого вина?»

Если я осознаю, что у меня проблема, то не могу. Хотя не знаю, смогу ли не выпить завтра. Я не загадываю, что будет завтра. Алкоголизм - неизлечимая болезнь. Но любой человек так или иначе связан с этой проблемой: кто-то пьет сам, у кого-то - родственник, друг, знакомый. В принципе, это касается каждого.

- Белорусы - пьющая нация?

- Я читал, что рабов специально поили спиртом, чтобы они были управляемыми. У нас сегодня бутылка «чернила» стоит дешевле хлеба. Или, может, у нас хлеб дорогой?

У пьющего человека огромное чувство вины. Когда я после пьянки приходил на работу, из меня можно было веревки вить. Я настолько привык к оскорблениям... И помню, как изменилось ощущение собственного достоинства, когда перестал пить.

- Что значит «вить верёвки»?

- Скажем, я столяр, приходит мастер и говорит: «Иди копай яму!» Если у меня есть чувство вины, конечно, я пойду копать - лишь бы не уволили! Тебя заставляют делать то, что, будь у тебя достоинство, ты бы никогда не сделал. Но делаешь. И будешь делать. Потому что с тобой можно сделать все что угодно. Я дошел до грузчика, потом у меня было около полугода ремиссии, потом нашел работу, опять потерял...

- Вы согласитесь с тем, что в отношении алкоголиков, бросивших своих детей, нельзя говорить о правах человека?

- Конечно, нельзя! Разве это люди?! Давайте начнем их расстреливать! И проблема исчезнет.

- Полагаете, что можно говорить о равном отношении к людям, которые не в состоянии нести ответственность за жизнь своего ребенка?

- А почему вы обобщаете? Почему вы не рассматриваете историю каждого отдельного человека? Почему вообще сразу речь идет о наказании больного человека? Что вы сделали, чтобы его вылечить?

Одно из моих мест работы - консультант в госцентре по проблемам алкоголизма. Там замечательная программа - около 70% больных прекращают употреблять. Да, меня там ценили как специалиста, я очень много знаю по этой проблеме, много читаю, не говоря уже о личном опыте. Но когда я просил помочь хотя бы с общагой, мне говорили: поработай три года, потом еще три года постой в очереди... Это крошечный пример отношения к проблеме.

А что делает медицина? Она выводит алкоголика из запоя, а потом - дает пинка под зад. Ведь с тобой не разговаривают, не объясняют, что происходит с организмом. Я 17 раз лежал в Новинках! И каждый раз выходил с мыслью: все, вылечился, теперь мне можно пить! Мне никто не объяснял, что со мной происходит и что будет дальше. Я знаю людей, которые лежали в наркологии 52 раза! Представляете, сколько денег тратит государство! А давайте еще и зоны будем создавать! Это бесполезные шаги. Когда я пил, меня ни одна земная сила не могла остановить.

- Руководитель одного из обществ за трезвый образ жизни предлагает ввести «сухой закон»...

-Это уже было в 1985г., когда люди одеколон пили и клей нюхали. Ко мне только что подошел мужчина и попросил Br100 на хлеб. Понятно, что это не на хлеб. Я проходил через это.

- Вы дали деньги?

- Да. Если человеку плохо, он все равно найдет эти деньги. Это болезнь! У нас же говорят о распущенности, безответственности, отсутствии силы воли. Можно сахарный диабет вылечить силой воли? Или вылечить диабетика, отправив его в трудовой лагерь пахать? С сахарным диабетом можно научиться жить. Так же можно научиться жить с алкоголизмом.

- Вы считаете возможным сравнивать эти два заболевания? Диабетик не доставляет своей семье и детям таких проблем, как алкоголик...

-Почему нельзя сравнивать? Да, алкоголики вонючие, грязные, извините, обос...ные и обоср...ные. Я был таким же. Но это следствие болезни! А у нас на алкоголизме все делают деньги. Все! По большому счету, алкоголизм начинается с неумения справляться с житейскими проблемами. Плохо тебе - пошел купил бутылку водки.

- Может, стоит если не «сухой закон» ввести, то ограничить продажу алкоголя?

- Смешно! У нас пиво продается до 22.00, но есть места, где его можно купить в любое время. Так же и с водкой. Кому-то можно! Ну хорошо, запретят совсем - начнется самогоноварение. Когда я пил, то знал все точки, где всегда можно было купить алкоголь, даже на разлив. И участковый милиционер все знал.

- Как складывались с ним отношения?

- На первом году своей трезвости я занимался спиртом - голимый криминал. Но где-то отстегивал - и все покрывалось. На самом деле все всё знают, но молчат. Если возьмем одно из крупнейших предприятий Беларуси, то там очень много людей с зависимостью от алкоголя. Они периодически работают, периодически запивают. А потом, как я вспоминаю свой опыт, ложишься в наркологию, выходишь и опять работаешь.

- Как относились к этому на предприятии?

- Я помню, как неделю пил, а потом сдался в наркологию. За пропущенную неделю мне дали справку, что, мол, я был не в состоянии работать. Меня, конечно, уволили бы. Но начальник цеха сам был зависимый - он каждый день бухал, но на работу ходил.

А может, и не уволили бы! Я не знаю, потому что не живу словом «если». Я счастлив, что живу сейчас, и дай бог мне выжить со своим алкоголизмом в этой стране, где так трудно найти выход, если у тебя алкоголизм. Ведь о том, что это такое, никто не говорит. Недавно один очень хороший психолог выпустил книгу - на собственные деньги! Я знаю только пять-шесть наркологов во всей стране, которые реально занимаются алкоголизмом. Остальным - по барабану! Ведь схема отношения к алкоголику проста: быдло! Так и в больницах, как правило, относятся. А теперь давайте еще и зоны создадим...

- Что же нужно делать?

- У нас есть Минздрав, который живет по методикам, разработанным 100 лет назад. Можно считать их правильными, беря мой пример, 17 раз в Новинках? Я выходил и опять пил, не понимая, что со мной. Да, «подшивался». Но давайте «подошьем» диабетика - он перестанет быть диабетиком? Нет. Я живу со своим алкоголизмом 24 часа в сутки - этому меня научила американская программа. Есть книги об этой программе, но они изданы - опять-таки! - на добровольные пожертвования.

- Если говорить о проблеме детей в семьях алкоголиков, то трудовое воспитание оправдано?

- У меня есть друг, у которого мать пьет. Он всегда очень тепло о ней говорит. Я не знаю, правильно ли это - отлучать детей от родителей, не знаю, счастливы ли эти дети в приютах.

Каждый алкоголик хочет завязать, но как - он не знает. Мое возрождение началось, когда от меня отвернулись все. Но меня в «трудовых лагерях» не изолировали. Если бы отправили туда, я бы обозлился. А со мной просто перестали общаться.

Когда я развелся с женой, то ездил к матери. «Разводил» ее, пил, и в конце концов она сказала: «Сынок, не приезжай ко мне больше». Меня очень любила младшая сестра, я неделю использовал и ее доброту. Друзья? Какие могут быть друзья в алкоголизме! Пожил на блатной хате, меня обворовали...

И вот тут наступает момент, когда нужно или выжить, или погибнуть. Я вспоминаю один денек: июнь, люди радуются жизни, а я ненавижу все на свете. У меня нет ни документов, ни жилья, ни денег - ничего. Я не помню, что потом произошло. Конечно, я опять «нажрался» - деньги на спиртное алкоголик найдет всегда. Можно ограбить, убить кого-то...

- Вы знаете такие примеры?

- Да. Это все происходит. И за такие преступления человека нужно наказывать. За преступления, а не за болезнь. Вы знаете, что есть наследственный алкоголизм? Человек выпивает первый стакан - и все. В чем он виноват? Алкоголику у нас не к кому обратиться. Все, что я помню в своем алкоголизме, - испуганные глаза дочерей. Я ненавидел себя за это, но выхода не видел. Я зацепился за анонимных алкоголиков, это оказалось единственное место, где меня никто не оскорбил за мою болезнь. Мне сказали: «Братуха, приходи такой, какой ты есть!» Я не говорю о том, что алкоголиков нужно жалеть. Но с ними нужно работать и работать индивидуально, а не отправлять на зону.

- Может, решение проблемы - в изменении общественного стереотипа по отношению к алкоголизму?

- Вы спросите прямо сейчас у всех проходящих мимо людей, и около 90% людей скажут, что алкоголики - быдло. Что нам дадут зоны? Лучше открыть центры реабилитации. Я знаю очень много замечательных людей, которые могли бы там работать, - зависимых, но не употребляющих. Надо открывать центры, где работали бы с людьми, лишенными родительских прав. Я знаю один такой, но, опять-таки, он спонсируется, кажется, швейцар-ской организацией. Люди из Швейцарии дают деньги на лечение белорусских неблагополучных родителей! И в этом центре к ним относятся не как к быдлу, а как к людям. Мой знакомый работает там консультантом, водит пациентов в театр.

- Это может помочь?

- Я считаю, да. Человеку нужно вернуть вкус к жизни, которого у алкоголика нет. Я не видел, как моя старшая дочь пошла в школу - я просто бухал. А сейчас я с сыном съездил на рыбалку, видел, как он радовался, когда поймал первую рыбу...

С алкоголиками нужно обращаться как с людьми - больными, но людьми. Когда алкоголик первый раз приходит на встречи анонимных алкоголиков, ему достаточно просто предложить чаю или обнять его. И он может начать все сначала. Когда к алкоголику относишься как к человеку, а потом через месяц он говорит: «Ребята, я увидел, что листья зеленые!» - это просто… До слез... На зоне они этого не увидят.

Елена ГЕРАСИМЕНКО: «ЭТО ПРАКТИЧЕСКИ ДЕГРАДИРОВАВШИЕ ЛИЧНОСТИ!»

- В каких дополнениях, на ваш взгляд, нуждается декрет?

- На совещании обсуждалась необходимость переквалификации, создания головного органа по координации исполнения декрета. Но для нас как исполнителей декрета на местах эти дополнения кажутся неоправданными. В том виде, в каком декрет существует, он работает в полной мере. Правильно отметил глава государства, говоря о переподготовке: эти люди забыли, сколько будет два плюс два! Какая переквалификация?! Практически деградировавшие личности! А их переподготовка - это затраты государства, ведь учеба будет бесплатной. Если они потеряли квалификацию, пусть метут улицы! Копают, как сказал глава государства, и этого вполне достаточно, чтобы они возмещали расходы на содержание своих детей.

Но как вернуть эти личности к нормальной жизни - совсем другой вопрос. В Минске мы пошли на эксперимент, который больше нигде пока не проводился. Ведь, как правило, у нас алкоголиков «подшивают», кодируют и т.д. И бывает, что через полгода мы возвращаем ребенка в семью, если родители приносят справку о том, что они «подшились» или закодировались. Однако на какой срок - на два месяца, год, пять лет, - точно не скажет никто. Но, конечно, мы все время присматриваем за этой семьей, каждый день ходим!

Наш эксперимент заключается в следующем: мы буквально за руку отводим родителей в группы анонимных алкоголиков, весь мир сегодня пытается вылечить алкоголизм именно в таких группах. Мы организовали группы анонимных алкоголиков в приютах, где содержатся их дети. Мотивация очень проста: хочешь увидеть ребенка - приди в группу. Все-таки где-то в подсознании у них сохранилось, что ребенок - это святое. Самое удивительное, дети их все равно любят, в каком бы состоянии они ни находились.

На прошлой неделе мы были с вице-премьером Александром Косинцом в одном приюте. И он увидел на тумбочке одного ребенка фотографию его матери. Спрашивает: «К тебе что, мама приходит?» Ребенок отвечает: да, мама приходит. Но она не приходит к нему! Однако на тумбочке все равно стоит ее фотография. Фотография мамы-алкоголички...

- Как лично вы относитесь к алкоголикам? Согласитесь с мнением, что к алкоголикам нужно относиться как к больным людям?

- Да, соглашусь. А еще я считаю, что необходимо менять культуру потребления алкогольных напитков. Я иногда бываю на встречах анонимных алкоголиков и соглашусь с мнением специалистов: к алкоголизму нужно изменить отношение. Нужно каждому, кто живет с алкоголиком, понять, что он созависим и потому должен перестать угнетать своим отношением этого человека. Нужно начать с себя, чтобы человек понял: за него не будет нести ответственность жена, начальник на работе, а только он сам. И это станет первым шагом к изменению сознания.

- Как вы оцениваете эффективность предусмотренных декретом мер после двух лет его действия?

- В Минске в два раза вырос процент детей, которых забирают в приемные семьи, опекунские. Декрет стал очень серьезным шагом на пути к изменению общественного сознания.

- А как изменилось сознание неблагополучных родителей?

- В этом году число родителей, восстановленных в родительских правах, увеличилось в два раза.

- Значит, можно говорить об эффективности трудовой терапии? И, возможно, еще большей ее эффективности в случае создания трудовых лагерей?

- Я думаю, что нужно жестко обходиться с теми родителями, которые не понимают, что они делают со своим ребенком. На прошлой неделе с вице-премьером Александром Косинцом мы были в одной такой семье. Мать заявила: «Помогите мне вылечиться!» Хотя на самом деле она просто спасалась от суда, на котором ее должны были осудить за то, что она не выходит на работу. Мы ее спрашиваем: «Вы же два раза были в ЛТП, где могли вылечиться! Почему этого не произошло?» Она говорит: «Да какое ж там лечение! Меня заставляли носить мешки с цементом! Там же только трудотерапия! Где ж это видано, чтобы женщина мешки с цементом таскала!» Но «где ж это видано», чтоб матери к своим детям так относились?

Насколько я понимаю, говоря о трудовых лагерях, глава государства, помимо трудотерапии, имел в виду и изоляцию - чтобы человек не имел возможности выпить.

- …а потом обозлился, вышел из зоны и опять начал пить?

- Я бы не стала так уж говорить - «зона». Речь идет о работе на каких-то объектах. Хорошо бы сразу после этого человека привести в группу анонимных алкоголиков, в этом случае, думаю, был бы результат.

- Может, нужно ограничить продажу алкоголя по примеру Швеции, где существует очень небольшое количество специализированных магазинов по торговле спиртным, не работающих по выходным? И цены на спиртное там выше…

- Я была в Швеции, и мне действительно рассказывали о такой системе реализации алкоголя. Но не думаю, что при этом в Швеции нет проблем с его употреблением. Более того, мне рассказывали об очень серьезной проблеме контрабандного спиртного. Так что ограничение не выход.

Еще, мне кажется, наши пивзаводы, если уж они рекламируют пиво, могли бы рекламировать безалкогольное пиво. Давайте пропагандировать то, что не будет пагубным для здоровья!

- Насколько для Минска остра проблема детей из неблагополучных семей?

- Девять столичных приютов, где временно живут дети, рассчитаны на 150 человек. И они сегодня заполнены. Из 420 детей, которые за два года побывали в приютах, 180 вернулись в свои семьи.

180 семей спасено, родители вспомнили о своих детях - разве это не результат? А вот совсем недавний пример: одна мама после посещения группы анонимных алкоголиков сама стала вести группу!

- Вы согласны с тем, что применительно к алкоголикам речь о правах человека вести нельзя?

- Речь идет о правах человека, который бросил своего ребенка, нарушив его права! Как неодно-кратно подчеркивал президент, во главу угла мы должны ставить права ребенка. Он не должен вырасти уродом, не должен повторить путь своих родителей. Я дословно записала фразу президента: «Если ребенок вырастет в такой семье, то государство потратит гораздо больше средств для его спасения в будущем».

СПРАВКА «БелГазеты». Елена Герасименко родилась в Минске, окончила Минский пединститут по специальности «учитель математики», Академию управления при президенте по специальности «информационные технологии в госуправлении». В общей сложности в районной и столичной комиссиях по делам несовершеннолетних проработала 12 лет.
Добавить комментарий
Проверочный код