Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№47 (668) 24 ноября 2008 г. Sexus

До золотых куполов

24.11.2008
 

Марина ГУЛЯЕВА

Sexus продолжает цикл публикаций, посвященных качеству отечественных продуктов питания и напитков.

Вместе с нами пробуют, пьют и экспериментируют непрофессиональные дегустаторы - обычные, но образованные потребители. У нашего тестинга два обязательных условия.

1. Редакция самостоятельно выбирает продукт или напиток - изложенные в диалогах результаты потребительской экспертизы не являются рекламой. Учитывая непрофессионализм дегустаторов, представленные оценки носят субъективный характер.

2. Эксперты Sexus являются независимыми - сфера их деятельности не должна иметь отношения к исследуемой ТМ и конкурирующим с ней.

В нынешнем году производство плодовых вин улучшенного качества наращивает едва ли не каждое предприятие в отрасли. Sexus посчитал невозможным не оценить успехи отечественного виноделия, тем более что актуальность этих продуктов возрастает по нескольким причинам. Во-первых, предложение импортного алкоголя по-прежнему скудное и прогнозы весьма неоднозначны. Во-вторых, в эпоху кризиса почему бы не перейти в более демократичную категорию алкоголя, который к тому же улучшенного качества? В-третьих, учитывая долю плодовых вин в структуре потребления спиртного (около 30%. - М.Г.), можно уверенно считать их национальным белорусским напитком.

Наконец, их стали делать улучшенного качества! Однако у продавщицы винно-водочного отдела одного из столичных магазинов, где мы спросили бутылку «улучшенного», было несколько другое мнение. «Чего?» - изумилась она. «Плодового вина улучшенного качества!» - авторитетно повторила корреспондент Sexus. Продавщица молча поставила на прилавок бутылку КДУП «Рогачевского завода напитков». «Вот видите! Вино плодовое крепленое крепкое улучшенного качества!» - торжествуя, прочитала я надпись на этикетке. «Чернила» они и есть «чернила», - неудачно пытаясь улыбнуться, буркнула продавщица. - Сколько вам бутылок?»

Я решила, что степень моего удовольствия будет тем выше, чем острее я буду ощущать, что у меня ограниченный запас, и взяла только одну бутылку. Восхождение к «Золотым куполам» - так называлось вино - началось.

Вместе с корреспондентом Sexus это путешествие совершил руководитель единственного в Беларуси проекта по консалтингу ресторанного бизнеса «Триумф» Юрий АНАНЧУК.

«ЧТО-ТО КИСЛОЕ»

- Если бы ко мне как к управляющему рестораном пришел представитель завода с этим вином, то, взяв бутылку в руки, я бы для себя отметил: первое - стандартная классическая бутылка, известная со времен СССР. «Ноль семь» и «ноль семь» - в плане дизайна абсолютно ничего не изменилось. Но если это вино представляют как продукт улучшенного качества, хотелось бы, чтобы оно было разлито в какую-нибудь необычную бутылку, ведь она тоже «покупает» гостя. Я не знаю, стоит ли показывать гостю заведения бутылку, в которую разлито это вино.

Что еще бросается в глаза - пробка. Вино, которое на что-то претендует, никогда не будет закрыто такой дешевой пробкой. Должна быть пробковая пробка! А эта, опять-таки, из далекого прошлого.

Так, давайте почитаем, что написано на этикетке. По логике на этикетке должна быть масса информации. Что написано здесь? Очень мало. Наверное, это вино для тех, кто хочет получить минимум от алкоголя. Написано, сколько спирта, сахара, что «вино плодовое крепленое крепкое улучшенного качества» - и все. Может быть, есть что-нибудь на обратной стороне? Обычно на обратной стороне описываются оттенки вина, не говоря уже о том, из чего оно сделано… Кстати, из чего оно, вы не видели?

Еще должно быть написано, при какой температуре подавать вино и к каким блюдам. Ведь человек должен не просто пить, он еще и образовывается.

- Вы полагаете, что описание плодового вина может быть таким же богатым, как и виноградного?

- А почему бы и нет? Сорт яблок один, сорт яблок другой, вкус таков и т.д. - все это может быть! Если бы производитель вина действительно выходил на рынок с претензией (а ведь получается именно так - определено же, что это вино улучшенного качества!), то он должен был отнестись более серьезно. Потребителя «цепляет» то, что красиво, то, что «вкусно» выглядит.

- Как вам название?

- Опять-таки, мне кажется, что оно из прошлого. Для нового продукта я бы придумал что-нибудь другое. За этим названием ничего нет!

- Почему? Может, как раз и есть, учитывая содержание алкоголя - выпить до «золотых куполов». Почти слоган…

- Даже если и так! Если предполагалось, что после этого вина потребитель услышит золотые купола или увидит небо в алмазах, все равно можно было придумать что-нибудь более интересное, более продаваемое название. Точно так же у нас называют и рестораны - везде все одинаково и стандартно. Название какого-либо продукта - это целая наука, и она исключает легкомысленное отношение.

Но если, как в социалистической экономике, все направлено на объем, когда главный критерий - количество, а то, как продукт потребляется, носится, не имеет значения, тогда это совсем другая история.

- Больше, чем название, меня волнует состав. Хотелось бы все-таки знать, почему это вино улучшенного качества…

- Но здесь ничего не написано, кроме содержания спирта и количества сахара. Давайте попробуем открыть бутылку. О, но это же невозможно! Видите, у пробки нет «язычка»! И закатано как хорошо! Может, это в воспитательных целях? Чтобы пока человек открыл, ему уже расхотелось выпить?

Ага, наконец открыли. Давайте понюхаем пробку. Запах классического плодово-ягодного вина.

- Если не указан состав, может, угадаем, из чего сделаны «Золотые купола»?

- (Пробует.) Это натуральный продукт. Но не чисто яблочное вино. Яблоко в нем есть точно и какая-то смесь ягод - вероятно, малины, может, красной смородины. (Делает еще один глоток.) Нет, у моего папы вина лучше. Все дело в том, что количество спирта убивает послевкусие. Запах вина оставляет более приятное впечатление, чем его вкус. Знаете, это как с портвейнами - когда их пробуешь, сначала нёбо обжигает крепость, зато потом остается такое богатое послевкусие, что еще долго его слушаешь. А с этим вином только что-то кислое остается. И все. И все впечатления.

- Как вы думаете, этот напиток сможет завоевать популярность у категории потребителей со средним достатком?

- Никогда! Этот напиток может заинтересовать людей с вполне конкретными пристрастиями к алкоголю - все равно, к какому алкоголю. Во-первых, он довольно крепкий; во-вторых, дешевый. Сколько он стоит?

- Почти Br3,4 тыс.

- Ну вот, видите! Нет, я совсем не против плодово-ягодных вин. В свое время, когда я работал в одном из ресторанов, мы делали плодово-ягодные настойки. С т.з. подбора сырья, технологии - ничего исключительного, но это было вкусно и хорошо подано. Если продукт качественный и соответствующим образом представлен, он будет востребован.

- Что нужно изменить в этом вине?

- Бутылку, этикетку, название. Если не менять содержание, то продажи вырастут, но, достигнув какого-то уровня, остановятся. Купившись на название и упаковку, попробовав само вино, потребитель второй раз за ним не придет. Но, может быть, такая задача? Сделать и не думать о продажах! Если конкуренты этого предприятия, начнут работать над содержимым бутылки, реализация у них все время будет расти.

Хотя… Для своей категории эти «Золотые купола» - довольно качественный продукт, но претендовать на большее они не могут.

- А вот экономический кризис может повлиять на расширение потребительской аудитории «Золотых куполов»? Вы начнете пить это вино, учитывая вашу хоть и неоднозначную, но довольно высокую оценку?

- Я уверен, что ни я, ни мое окружение, ни за что не перейдут на эту категорию напитков. Люди скорее перестанут пить, чем изменят свои пристрастия. Хорошо, представим, что исчезает все импортное спиртное. Не думаю, что в этой ситуации увеличится спрос на отечественный алкоголь. Человек, привыкший к определенной категории брендов, скорей всего, просто перестанет пить. Или будет искать возможности, чтобы приобрести любимые напитки. Но после французского «Бордо» человек никогда не перейдет на плодово-ягодные вина. Никогда!

- Можно ли говорить о том, что плодово-ягодные вина улучшенного качества формируют новую культуру потребления алкогольных напитков у той аудитории, на которую они рассчитаны?

-
Мне кажется, это не формирование новой культуры. Это больше похоже на спаивание. С одной стороны, у нас идет борьба с пьянством, с другой - выпускаются недорогие крепленые напитки, для которых важен в первую очередь градус.

Вы видели хоть в одном ресторане такие напитки? Хоть улучшенного качества? Их нет! И не будет, потому что ни один управляющий не поставит их на полку, чтобы не отпугнуть посетителя. Хотя… Ведь по-хорошему, прежде чем выводить продукт на рынок, почему бы не учитывать все каналы реализации и разные потребительские группы, а не рассчитывать только на одну категорию с определенным доходом? Почему бы не сделать напиток таким, чтобы охватить и рестораны? При такой стратегии у продукта сразу будет другая экономика.

«ВАМ ЧАГО?»

- Как вы оцениваете уровень региональных ресторанов?

- В целом это ужасно. Больше всего «убивает» меню: такое было 20 лет назад.

- Но есть поклонники этой кухни. Более того, они считают, что советская кухня - это конкретная страница в истории мировой кулинарии!

- В одном из белорусских городов есть ресторан, директор которого так и говорит: «К нам люди приходят именно на наше меню! Так зачем его менять?» Я спрашиваю: «А ничего, что мир меняется, что люди что-то придумывают новое?» - «Нет, нашим людям нравится это!»

- Потребитель всегда прав...

- А почему бы потребителю не предложить что-то новое?

- Почему вы выступаете против пусть советского, но уже традиционного меню? Какая-никакая, но традиция…

- Эта традиция существует глобально по всей стране. Зайдите в любой региональный ресторан, и практически везде вы увидите одну и ту же подачу блюда, сервировку, меню. А где творчество, где собственные идеи?!

- Давайте уточним главное: это вкусно?

- Бывает по-разному. Но оценивать в любом случае нужно в комплексе. А когда тебя встречают словами: «Вам чаго?» А когда салат приносят в вазочке из-под мороженого, и в ней все порублено в кашу?.. Это все убивает.

Я ничего не имею против советской кухни, я сам из той эпохи. Но не может быть фестиваль советской кухни по всей стране! Именно это убивает: одно и то же везде. Хорошо, нравится вам именно эта кухня, но добавьте хоть какой-нибудь изюминки!

- Но если «фестиваль советской кухни» по всей стране, значит, вся страна хочет есть именно это…

- Не вся страна хочет есть то, что ей дают. Уже есть совершенно другие рестораны, и региональные рестораны очень активно обращаются за консалтингом - они хотят перемен!

- Получается?

- Директора региональных ресторанов - очень благодарные слушатели и заказчики. В Гомеле открылся один из сетевых ресторанов. Так вот, каждый день, с 17-18 часов там очередь! Рядом есть другой ресторан, и мы с приятелем решили зайти туда. Заходим - никого! Ни-ко-го! А ведь он буквально рядом, за углом! Но почему люди туда не идут? Потому что люди уже не хотят просто получать еду на тарелке.

- Один московский повар рассказывал, что средства, вложенные в новый ресторан, намерен вернуть через полгода…

- В мире существует такая формула: если срок возврата средств составляет до пяти лет, значит, проект окупаем. В Москве жесточайшая конкуренция, и потому там другие сроки - три года. Если проект за это время не окупается - инвестиций нет. Я понимаю, почему ваш собеседник рассчитывает на полгода: в Москве очень много разных сегментов. Открыл маленькое кафе в фуд-корте торгового центра и, конечно, будешь зарабатывать. Но это там, в Москве, когда там совсем другие нормы, когда все делается для того, чтобы заработать. Там все движется вперед.

Почему у нас сегодня популярна советская кухня? В т.ч. потому, что у нас ресторанов не хватает. Как только откроются новые заведения, директора вынуждены будут задуматься. А пока все очень часто открывается по принципу, как «у друга моего друга друг держит ресторан».

- А есть смысл пробовать работать как-то иначе?

- Есть, и я приведу пример из практики. Один парень решил переделать кафе. Там все было стандартно: пиво, чипсы, орешки. Выручка - Br200-300 тыс. в день. Мы решаем сделать пиццерию, меняем персонал, устанавливаем фэйс-контроль - теперь даже иностранцы стали заходить. В день заведение зарабатывает около Br1,2 млн. Люди просто захотели перемен.
Добавить комментарий
Проверочный код