Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№45 (666) 10 ноября 2008 г. Визави

Вся власть - совету!

10.11.2008
Создан общественный координационный совет по СМИ

Марина ГУЛЯЕВА, Василиса ГЛИНСКАЯ

Постановлением Совмина от 29 октября создан общественный координационный совет в сфере СМИ. Совет, который возглавил главный редактор «Советской Белоруссии» Павел Якубович, состоит из тринадцати человек: представителей телеканалов, института журналистики БГУ, ОО «Белорусский союз журналистов», газеты «АиФ» в Белоруссии», государственной «Маладзечанскай газеты».

Согласно постановлению, координировать действия «органов госуправления, общественных объединений и других организаций, осуществляющих свою деятельность в сфере массовой информации», обеспечивать правильное применение норм закона о СМИ, рассматривать спорные вопросы «общественная дюжина» будет с 8 февраля будущего года. В Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ), лидеры которой не вошли в совет, уже называют его «декоративным», поскольку он сформирован только из представителей госструктур и «лояльных» журналистов. Чем должен заниматься общественный совет в сфере СМИ и чего от него ждут негосударственные СМИ, корреспонденты «БелГазеты» выяснили у члена совета - первого заместителя гендиректора телекомпании СТВ Виктора ДУДКО и главного редактора газеты «Борисовские новости» Анатолия БУКАСА.

Виктор ДУДКО: «СВЕРХУ» ИЛИ «СНИЗУ» - КАКАЯ РАЗНИЦА?»

- Чем вызвано создание совета? Какую проблему необходимо решить в первую очередь?

- Каждое общество развивается в том или ином направлении. В этом смысле Беларусь не является исключением. И то, что в нашей стране создается еще один общественный институт, можно рассматривать как очередной шаг к открытости, появлению новых возможностей.

Между тем постановление Совмина от 29 октября частью журналистского сообщества встречено без оптимизма. Почему так? Вот если бы правительство постановило реанимировать приснопамятный Главлит, такое решение смело можно было бы рассматривать как разворот к прошлому и начинать «сушить весла». Что недемократично в создании общественного совета, что не так? Это стоит приветствовать. Ведь сегодня проблем в нашем медийном пространстве хватает, этого никто не отрицает. И совет призван участвовать в их разрешении. Какая из них первоочередная, публично судить не берусь. У каждого CМИ, будь то телеканал СТВ или «БелГазета», свое больное место. Мне сегодня больше знакомы плюсы и минусы телевидения.

А посему не хочу, как говорится, тянуть одеяло на себя, заниматься ранжированием приоритетов, т.к. это может быть воспринято вашими читателями как лоббирование сугубо корпоративных телеинтересов. Скажут потом: так вот и будет в «их совете» - каждый за себя… В этом деле нужна объективность. Вот соберемся, тогда и решим, с чего начинать, какому вопросу отдать предпочтение.

- Насколько объективными могут быть рекомендации совета, учитывая то, что, во-первых, он был создан «сверху», во-вторых, в совет вошли преимущественно представители госструктур, в-третьих, его возглавляет редактор ведущей госгазеты…

- Никаких сомнений на сей счет у меня нет. По крайней мере, пока. Какую роль здесь может играть непосредственно процедура принятия решения? «Сверху» или «снизу» - какая разница?! Думаю, всем хотелось бы видеть совет в первую очередь полезным для общества. Поэтому важен состав, важны полномочия.

Многих из списка знаю - кого по совместной работе, кого благодаря постоянному общению. Это порядочные люди и профессионалы, имеющие свою точку зрения и достаточный опыт. Хотя соглашусь: авторитетные деятели науки, культуры, спорта в этом составе лишними не были бы. Они придали бы рекомендациям совета больший вес, страховали от «заносов» нас, членов совета, чиновников от СМИ. Рассуждаю с вами об этом, а перед глазами почему-то образ великого русского гражданина Дмитрия Лихачева. Такие вот аналогии…

- Согласны ли вы с оценкой БАЖ, согласно которой деятельность совета будет носить исключительно декоративный характер?

- Увы, не обладаю такими способностями к предвидению, какие демонстрируют коллеги из БАЖ. Да и по паспорту я Виктор Дудко, а не Павел Глоба. Могу лишь повторить: есть желание работать в таком коллективе, который будет приносить пользу нашему журналистскому сообществу, стране в целом. А иначе зачем огород городить?

- Не превратится ли совет в определенный рычаг давления, учитывая, что он имеет право «давать оценку о наличии (отсутствии) в продукции вышедших в свет СМИ нарушений требований закона РБ «О средствах массовой информации»?

- Как это вы, сидя на одной скамейке, умудрились не сойтись во мнениях? БАЖ априори утверждает, что совет будет формальным, вы же опасаетесь, что он будет душить журналистов, как булгаковский Шариков котов. Исключаю мысль, что своим решением правительство создало дополнительный инструмент воспитания прессы. Убежден, что на этой фазе его миссия закончилась. У премьера Сидорского и без нас с вами забот выше крыши: экспорт-импорт, инвестиции, газ, кризис…

Откуда, спросите, такая уверенность? Вижу несколько поводов для этого. Во-первых, функциями контроля деятельности СМИ совет не наделен. Для этого существует Мининформ. Кстати, и черные мантии нам в Совмине тоже не выдали: у нас споры разрешаются в судах.

В положении ясно прописано, что совет является «консультационным и «координационным» органом. И еще. Его решения носят рекомендательный характер. Выводы - на поверхности.

Во-вторых, говоря о давлении, вы, конечно же, в качестве потенциальной жертвы имеете в виду некое издание. Очень хорошо понимаю. Но давайте не будем сбрасывать со счетов и такую функцию совета, как давление на госаппарат в лице какого-нибудь министерства. Мы с вами знаем: чиновник и журналист никогда любовью друг к другу не пылали. Живы проблемы получения информации, игнорирования критики и т.д. Это ведь тоже нарушение закона о СМИ, других закрепленных законодательством правил игры, только уже с той стороны, кабинетной. Почему бы совету «по многочисленным просьбам» прессы не рекомендовать настойчиво министру или директору изменить отношение к СМИ? Мне уже поздно быть наивным. Поэтому прошу не исключать такую возможность влияния совета.

И последнее. Представляю совет по большому счету в роли своего рода буфера между госструктурами и СМИ. Есть и всегда будут узаконенные взаимные обязательства между ними. Где долги, там всегда появятся претензии. Это, как говорится, закон жанра. В силу своих полномочий совет будет активным участником решения возникающих проблем. Совет не соковыжималка. Совет - это партнер, с которым будет легче общаться и тем и другим. По крайней мере таким вижу его я. Надеюсь, это мнение разделяют все тринадцать членов совета.

- Поскольку в функции совета входят и различного рода рекомендации, как вы считаете, нуждается ли в поправках новый закон о СМИ?

- Закон так много и долго пытались секвестрировать, что он уже не кажется новым. А любое высказывание по поводу содержания его статей выглядит банальным повторением чужих мнений. Извините, но мы с вами опоздали с нашими оригинальными оценками этого документа. Что касается поправок, то жизнь корректирует любые законы, и со временем нормы меняются. Это естественный законотворческий процесс.

Действительно, в соответствии с возложенными на совет задачами он имеет право вносить предложения в Мининформ о совершенствовании законодательства о СМИ. Полагаю, совет не будет игнорировать это право. Однако говорить о чем-то конкретно, в т.ч. о новом законе о СМИ, преждевременно и с моей стороны некорректно по отношению к другим членам совета. Еще нет регламента работы, нет повестки дня. Пока рано комментировать или делать заявления. А когда придет пора, по принципиальным вопросам они, думаю, будут согласованы с коллегами.

СПРАВКА «БелГазеты». Виктор Дудко родился в 1955г. в Бресте. После службы в погранвойсках поступил на факультет журналистики БГУ. В печати прошел путь от корреспондента до главного редактора газеты. С 1994г. по 2000г. работал первым зампредседателя НГТРК. Имеет опыт аппаратной работы, пиар-деятельности в банковской сфере. Женат, имеет двух детей и внучку. Увлечения: живопись, автомобиль.

Беседовала Марина ГУЛЯЕВА

Анатолий БУКАС: «ЗА ОСЛА МЫ ПОЛУЧИЛИ»

- Для чего, на ваш взгляд, создан общественный координационный совет в сфере СМИ?

- Думаю, это ширма для ЕС, выдвинувшего белорусскому правительству двенадцать условий. В т.ч. весьма остро стоит вопрос о свободе СМИ. 8 февраля вступает в силу новый закон о СМИ, который я и мои коллеги восприняли в штыки. Чтобы сгладить эту ситуацию, власти пытаются создать декоративный орган, решения которого носят рекомендательный характер. Этот совет ничего не решает - решают суд и Мининформ.

Мне буквально сегодня пришло письмо из Мининформа, в котором сообщается о вынесении мне предупреждения по факту публикации статьи под заголовком «Бал сатаны, или Третье пришествие Гуминского» - о парламентских выборах в Борисове. ЦИК обнаружил в публикации резкие высказывания в адрес участковых комиссий. Предупреждение вынесено по ст.32 закона «О печати и других СМИ»: якобы я распространил недостоверные сведения. Правда, мне даже не указали конкретно, какие именно высказывания они посчитали резкими. До сих пор гадаю.

Могу себе представить ситуацию, если бы эти вопросы были адресованы координационному совету. Наверное, они вызвали бы меня на ковер и показали пальчиком: дескать, думай, что пишешь!

- Как следует из постановления Совмина, совет создан «в целях реализации и защиты конституционных прав граждан на свободу получения и распространения информации»

- Закон и Конституцию должны защищать суды и прокуратура, а не декоративный орган.

- Почему в состав совета не включены ни представители БАЖ, ни представители негосударственных СМИ?

- Если бы этот орган создавался для решения конкретных вопросов, думаю, они пригласили бы представителей БАЖ и негосударственных СМИ. Раз никого не пригласили, уверен, это обычная бутафория. Дескать, у нас со СМИ все в порядке. Но где сегодня негосударственные СМИ? Их выбросили из почтовых каталогов и киосков «Белсоюзпечати»…

- Будь вы включены в состав совета, какие вопросы вы вынесли бы на повестку дня в первую очередь?

- Если бы орган носил законодательный, а не рекомендательный характер, был бы смысл войти в его состав. А так - какой смысл?

Вообще же, сегодня самые актуальные проблемы прессы - распространение, печать в пределах Беларуси (а не, скажем, в Смоленске) и доступ к информации, который гарантирован Конституцией, но на деле блокируется.

- С какими проблемами сталкиваются «Борисовские новости»?

- Я издаю эту газету уже семнадцатый год. До 1 января т.г. издавал как ИП, однако после появления указа N760 пришлось оформить ЧПУП, где сегодня работают 22 человека. Мы исправно платим налоги, но работать нам не дают.

В декабре 2005г. нас выбросили из почтового каталога и киосков «Белсоюзпечати».

Если я открываю точку продажи в коммерческом киоске, тут же являются идеологи из райисполкома: мол, уберите газету, ее нет в ассортиментном перечне! Когда подаем документы, чтобы внести газету в ассортиментный перечень, в райисполкоме под различными предлогами отказываются эти документы оформлять. Я четыре раза был у председателя райисполкома, у его зама - десять раз, у другого зама - четыре, у третьего - один! Все разводят руками.

Скажем, редактор местной газеты вместе с начальником идеологического отдела приезжают в магазин белорусской ЖД, вызывают директора: ты что, против президента?! Убирай «Борисовские новости». Это желтая пресса!

Сегодня газета продается на рынках города. Некоторые предприниматели, имеющие свои киоски, продают ее на свой страх и риск. Таких торговых точек было четыре. Накануне Дня письменности их предупредили, чтобы за неделю до праздника они перестали продавать газету. Причем после этого только две из них возобновили торговлю газетой.

- Какова популярность «БН» среди горожан?

- В 2005г. из 22,5 тыс. экз., которые я отправил в отделение «Миноблсоюзпечати», было списано за один месяц 178 газет. В общем, списание было мизерное. Газета была востребована и популярна, но ради поднятия рейтинга официальной газеты «БН» просто придушили.

- Возможно, властям стоило бы последовать примеру России, где массовые каналы информации монополизированы, однако существует локальный рынок независимой прессы?

- В России масса своих проблем. Там гибнут журналисты, убийцы Ларисы Юдиной и Анны Политковской до сих пор не найдены.

Нескольких независимых газет недостаточно для страны. У нас наблюдаются очень печальные явления. К примеру, редактор молодечненской «Региональной газеты» Александр Манцевич сдает в типографию номер, ему говорят: не будем печатать, пока не уберешь такой-то материал. И он вынужден убрать с полосы этот материал, а в макет подклеить другой. В итоге сегодня общественно-политические газеты публикуют сказки или кулинарные рецепты.

- В советской партийной журналистике допускалась дозированная критика: скажем, «районки» могли критиковать низовые звенья местного чиновничества. Сегодня существуют квоты допустимой критики?

- По закону обязательно должно быть реагирование на публикации. Кстати, мы зачастую получаем ответы на критику. Скажем, пишем, что на такой-то улице зияет дырка в асфальте. Нам присылают ответ: мол, критику учли, дорогу отремонтировали. Но когда дело касается райисполкома или его структур, никто не присылает нам никаких комментариев. Более того, начинают трепать нервы руководителю или чиновнику, который предоставил нам сведения. Даже собирают в райисполкоме заседания, на которых предупреждают: «БН» информацию не давать. Открыто!

- Какие темы вызывают особенно нервную реакцию местной администрации?

- Был печальный опыт, когда Мининформ направил материалы в отношении «БН» в республиканскую прокуратуру, та направила их в областную прокуратуру, а областная - в борисовскую. В итоге меня пригласили и дали ознакомиться. Выражение, к которому были претензии, звучало примерно так: «На фоне Европы Беларусь выглядит, как осел, у которого торчат уши». Борисовская прокуратура вынесла мне предупреждение. Так что за нашими публикациями следят. Когда мы резко о чем-то высказываемся, отголоски идут по ветвям власти. За осла мы получили.

- Удается ли вам предпринимать журналистские расследования вопреки попыткам властей заблокировать доступ к источникам информации?

- Как правило, такие попытки заканчиваются победой властей. Хотя бывают и позитивные результаты. Так, в статье «Унтерпришибеевщина по-борисовски» мы рассказали, что начальник ВОХР одной из воинских частей брал со своих подчиненных мзду по Br10-20 тыс., потом подчиненные якобы работали у него на строительстве гаража. После публикации статьи работники военной прокуратуры поблагодарили нас за информацию. Было возбуждено уголовное дело, этот начальник получил условный срок.

Еще был случай, когда в Борисове пытались спилить огромные сосны и построить на этом месте два пятиэтажных дома. Мы в течение полугода поднимали эту тему, подключили прокуратуру. В конце концов жителям микрорайона, боровшимся за этот зеленый островок вместе с нами, прислали документы о том, что дома будут строить в другом месте. Мы победили.

- Хотя бы за правовой помощью обращались в БАЖ?

- За последние четыре года Жанна Литвина (председатель БАЖ. - В.Г.) ни разу не была у меня в редакции. Правда, недавно, месяц назад, прислали молоденькую девочку, которая интересовалась, как мы живем. Это произошло после того, как я неоднократно ставил вопрос: почему вы не бываете в регионах, не интересуетесь проблемами региональной прессы? Думаю, БАЖ мог бы работать более эффективно. К его руководству у меня и моих коллег есть вопросы. Более того, представитель барановичской газеты «Интекс-пресс», который открыто высказывал свое мнение на Раде БАЖ, сегодня уже не является членом Рады.

СПРАВКА «БелГазеты». Анатолий Букас родился в 1956г. в Борисове. Окончил журфак БГУ, потом около года работал в официальной газете «Адзiнства». Директор ЧПУП «Букас медиа-центр», главный редактор газеты «Борисовские новости».

Беседовала Василиса ГЛИНСКАЯ
Добавить комментарий
Проверочный код