Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№43 (664) 27 октября 2008 г. Радости жизни

Дамо и господа

27.10.2008
Японец спел с одноклеточными белорусами

Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

В одном из минских клубов состоялся совместный концерт белорусского проекта «Волшебная Одноклеточная Музыка» и Дамо Судзуки - вокалиста легендарной группы Can.

Выступление легендарного вокалиста с белорусской арт-формацией состоялось в рамках открытия международного фестиваля «Камень». Суть фестиваля проста: Дамо выступает с различными версиями «Волшебной Одноклеточной Музыки» в нескольких точках мира. Событие для Беларуси практически беспрецедентное, оценить его могли лишь избранные: активных поклонников такой культовой группы, как Can, в Минске не более нескольких сотен человек.

«Волшебная Одноклеточная Музыка» же (или просто «ВОМ») - это и вовсе закрытое, мистическое музыкальное сообщество, родившееся из культовой группы «Солнцецветы» и практикующее жесткое, почти оккультное звуковое экспериментаторство. У «ВОМ» (играющих действительно одноклеточную музыку, заключающуюся в непрерывном «дронинге» - мантрическом повторении единственной ноты на всех доступных группе инструментах) существует несколько составов: минский (причем не один), киевский и московский.

«Сегодня с Дамо выступят группы «ВОМ-3», «ВОМ-23», и «ВОМ-5», - объявил организатор феста, приехавший специально из Москвы. - «ВОМ-4» не будет. Потом «Камень» поедет в Санкт-Петербург, Москву и Псков». «Следующий фестиваль будет называться «Ножницы», а потом - «Бумага», - обрадовались зрители. Предполагалось, что группы будут играть по очереди, а Дамо иногда будет петь. Правда, еще во время совместной репетиции сума-сшедший японец предложил иную версию: пусть группы играют беспрерывно, незаметно сменяясь на сцене, а он будет петь, не обращая на это внимания. Так и вышло. Три часа не прекращающейся ни на секунду абсолютно нечеловеческой музыки - испытание только для самых натренированных меломанов.

«ВОМ-3» начинают играть монотонный, тягучий, нарастающий и раскатистый гитарный рифф (чем-то напоминающий сыгранную в подобной дронированной манере психоделическую песню «Битлз» Tomorrow Never Knows), под апокалипсические раскаты барабанов вступает нежный вой клавишных (издающих скорее высокохудожественные плавающие шумы), к микрофону подбегает пассионарного вида пожилой японец с длинными седыми волосами и начинает выпевать безукоризненные голосовые фразы, местами структурные, местами импровизационные. Бокалы с пивом выпадают из рук зрителей.

Манера пения Дамо Судзуки в значительной мере повлияла на вокал мастеров индастриел-музыки 80-х: он сочетает восточную, «круговую» вокальную технику (более напоминающую пение тибетских монахов) со стандартно-роковыми драматургическими приемами, включающими в себя то крик, то шепот, то раскатистый грудной рык. Дамо разражается импровизированными молитвами, шепчет, гудит, поет, воет и бормочет.

Вдруг выясняется, что на сцене уже другой состав «ВОМ». Дамо спокоен, он почти не устал. Музыка становится более электронной и эмбиентной. В зале появляется какой-то буддист-ский монах в соломенной шляпе, внимательно смотрит на сцену. Музыка постепенно превращается в грязноватый диско-noise в духе Sonic Youth, но электронные шумы намекают на ее возможную трансформацию в индастриел. В пении Дамо становится все больше атональных элементов, которые выгодно оттеняются мощным звуковым фундаментом, жестко базирующимся на консонансах. Заметно, что «ВОМ» разрушает тональность как понятие, при этом не выходя за ее пределы. Музыка захватывает все восприятие слушателя, не давая никакой возможности анализировать ее в ходе исполнения.

То, что в 60-е называлось драйвом, здесь присутствует в избытке - такой расслабленной танцевальной атмосферы не встретишь даже на самых прогрессивных рейвах и драм-н-басс-вечеринках. Эта музыка танцевальна, потому что воздействует на самые глубинные, примитивные слои подсознания. Девушка, которая раньше иногда выступала с «ВОМ» в качестве вокалистки (пела индийские мантры), восторженно кричит: «Это уникальное соединение высокого искусства и низкого! Настоящий эпик! Эпичность и состоит в том, что это монотонное, однообразное, безумное рубилово сочетается с неземным вокалом...»

Все три часа музыканты играли на грани катарсиса, который так и не наступал. Состав «ВОМ» сменился еще раз: гитару взяла в руки хрупкая задумчивая девушка, клавиши начали издавать осмысленно-мелодические закольцованные фрагменты. Иногда звучит оркестр, которого в клубе нет и не может быть. Поразительный момент единения - нежная, хрупкая белорусская молодежь играет аутентичный, жесткий и профессиональный экспериментальный авангард вместе с одним из величайших вокалистов рок-культуры, и все это выглядит так, будто они играют вместе уже 10-20 лет.

«Это даже круче, чем Can!» - радовались зрители. Сочетание японской одухотворенности, немецкой педантичности краут-рока и дурманящей психоделики ранних 70-х с работой белорусских музыкантов произошло настолько органично и естест-венно, что в этом и состояло главное чудо вечера.

Невозможное случилось. Белорусская группа может практически без репетиций выступить с Дамо Судзуки, только Дамо один-единственный, а музыкантов - целый сменяющийся легион.

Прошло три часа, музыка закончилась. Благодарная и просветленная публика наконец-то выдохнула. Дамо поклонился. «Рок! - уже в полном трансе кричал зал. - Рок!!!» Действительно, белорусам посчастливилось увидеть настоящий рок.

СПРАВКА «БелГазеты». Дамо Судзуки родился в 1950г. Вокалист самой влиятельной группы краут-рока - экспериментальной музыки, зародившейся в Германии в 60-х - Can. Согласно легенде, юный Дамо бродяжничал по Европе и пел на улицах. В Мюнхене за этим занятием его и подобрали музыканты из Can, как раз искавшие одержимого музыкой вокалиста. Судзуки записал с группой лучшие альбомы в их дискографии, а в начале 80-х принялся за соло-карьеру. Именно тогда зародился проект Damo Suzuki Network, в рамках которого певец путешествует по всему миру и дает импровизационные концерты с местными музыкантами.
Добавить комментарий
Проверочный код