Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№41 (662) 13 октября 2008 г. Визави

Вырвали с мясом?

13.10.2008
В Беларуси заговорили о рейдерских захватах

Марина ГУЛЯЕВА

На минувшей неделе белорусские санитарные службы в рамках национальной инспекции всех молочных и мясоперерабатывающих предприятий страны проинспектировали ИП ООО «Инко-Фуд». По итогам проверки российской стороне должен быть передан очередной перечень предприятий-экспортеров. В отношении «Инко-Фуда», экспорт которого в Россию был прекращен 23 мая, комиссия вынесла заключение, что «предприятие соответствует санитарно-ветеринарным требованиям РФ». По мнению экспертов, на которых ссылался «Интерфакс», ситуация вокруг компании имеет «признаки рейдерской атаки». О том, что проблема рейдерства «актуальна» для Беларуси, в начале октября заявил председатель Высшего хозяйственного суда Виктор Каменков.

Кто хочет захватить «Инко-Фуд» и когда компания возобновит поставки на российский рынок, обозревателю «БелГазеты» рассказали первый замдиректора ИП ООО «Инко-Фуд» Михаил ТОРГОВЦЕВ и пресс-секретарь Россельхознадзора Алексей АЛЕКСЕЕНКО.

Михаил Торговцев: «МЫ ЧУВСТВУЕМ КАКОЕ-ТО ДАВЛЕНИЕ»

- Компания располагает фактами, позволяющими говорить о рейдерстве?

- Мы не следователи. Мы готовы говорить о том, что сегодня между Россией и Беларусью не определен порядок ограничения поставок и процедуры разрешения - нет регламента. Лидский молочный комбинат простаивает около года, поскольку в его сухом молоке тоже что-то нашли. На продукцию одного прибалтийского предприятия ограничения были сняты, если не ошибаюсь, в течение трех недель. Так что когда в Россельхознадзоре говорят о шестимесячном сроке ограничения в рамках какого-то регламента, то с вышеприведенными примерами это никак не согласуется: по одному заводу - три недели, по «Инко-Фуду» - непонятно сколько.

- Действия Россельхознадзора носят односторонний характер?

- Конечно! Подтверждение тому - наша ситуация. 23 мая введены ограничения на поставку продукции в связи с обнаружением повышенного количества микроорганизмов в партии готовой продукции. Минсельхозпрод расследовал ситуацию с участием всех необходимых служб - Госстандарта, Минздрава и т.д. Согласно итогам анализа, «Инко-Фуд» выполняет все нормы российского и белорусского законодательств, готов к выпуску качественной и безопасной продукции в соответствии с российскими и белорусскими нормами.

- Почему были найдены «микроорганизмы»?

- Этот вопрос не такой однозначный. Мы за-грузили продукцию и отправили в Россию. Представители российской ветеринарной службы остановили машину, сняли пломбу, достали из коробки продукцию, куда-то ее поместили, а потом перевезли в лабораторию, которая находилась на расстоянии нескольких десятков километров. Мы не знаем, как это было!

- Вы предполагаете, что за это время могло произойти все что угодно, и потому гарантировать объективность анализа служб Россельхознадзора нельзя?

- Мы никогда не произносили таких слов - можно гарантировать или нельзя. Мы говорим лишь о том, что все эти процессы мы не контролировали. Я еще раз говорю: совместного регламента нет, российская сторона в одностороннем порядке осуществляет мониторинг, но как - мы не знаем.

Мы не предъявляем никаких претензий. Как добропорядочное предприятие, посчитав, что это наша проблема, произвели все необходимые действия для устранения обнаруженных недостатков. Вместе с санслужбой, Госстандартом провели инспекцию, закупили дорогостоящее оборудование, позволяющее в режиме реального времени контролировать микробиологию. Такое оборудование мало где установлено не только в Беларуси, но и в СНГ. Хотя и ранее все существующие на предприятии системы качества позволяли контролировать этот процесс постоянно. Но…

Насколько нам известно, российская сторона отобрала такой объем продукции, который позволял произвести однократный анализ. Но в своей справке они написали, что произвели двукратное исследование.

Мы ничего не хотим утверждать, просто речь идет о том, что ситуация неоднозначная. К слову, из той же партии была отобрана продукция в Воронеже, но ничего обнаружено не было.

В начале августа мы получили письмо из Россельхознадзора с просьбой предоставить информацию по госмониторингу. Приехала комиссия, по итогам исследований которой было составлено заключение ранее проводившихся исследований за 2007г. и первую половину 2008г. Мы отправили эти бумаги, и больше никаких официальных писем не было. К слову, потом стало известно о приостановлении поставок еще нескольких предприятий, хотя какие-то продолжают работать.

- Вы полагаете, что этот факт позволяет говорить об избирательности действий Россельхознадзора?

- Очень трудно понять, что вообще происходит.

- Какие потери несет предприятие?

- Мы поставляли на российский рынок 40-50% продукции от объемов производства. Сегодня «Инко-Фуд» активизировал работу на Украине, в Казахстане. Но очень остро стоит вопрос: что делать с людьми? В нынешних обстоятельствах предприятию не нужно такое количество работников.

- Что все-таки позволяет вам говорить о рейдерстве?

- Мы чувствуем какое-то давление. «Инко-Фуд» - новое предприятие, с современным оборудованием, производящее широчайший ассортимент продукции. Поэтому оно вызывает интерес и поэтому происходят неоднократные нападки с разных сторон.

- О каких нападках вы говорите?

- О конкретных фактах трудно говорить, но есть ситуация затягивания возвращения «Инко-Фуда» на рынок России. С 23 мая нас нет на российском рынке! А к тому времени мы поставляли ежемесячно 1,2 тыс. т продукции. Сегодня же поставки прекращены, и, как вы понимаете, там нас никто не ждет - наше место уже занято, в т.ч. предприятиями, которые находятся в

Брестской СЭЗ, но имеют право на поставку. И если мы вернемся, нам придется все начинать сначала.

- С чего вообще начались проблемы у компании? С польского мяса?

- Польское мясо используют все, и в России тоже работают на польском мясе. Я вообще не понимаю, при чем здесь польское мясо? Если уж об этом пошел разговор, то, когда мы открылись, в лицензии было написано, что мы производим продукцию только из сырья, поставляемого из-за рубежа. В то время в стране не хватало собственного мяса.

Наверное, опять-таки, все дело в том, что наше предприятие - успешное. Мы открылись в 2002г. и всего за 6 лет нарастили объемы производства до нескольких тысяч тонн в месяц! Мы стали одним из самых эффективно работающих предприятий не только в Беларуси, но и в СНГ. Может, поэтому начались эти процессы?

- Пресс-секретарь Россельхознадзора сказал «Интерфаксу», что по результатам повторной инспекции, возможно, поставки будут возобновлены…

- Нам бы очень хотелось услышать какой-нибудь конкретный срок. Как будто бы в ноябре что-то будет, но конкретной информации о том, что нас будет кто-то проверять и когда, нет.

- Как будет строить свою стратегию предприятие, если не получит разрешения на экспорт?

- Мой прогноз: мы все-таки получим разрешение. Для этого мы делали и делаем все, что можно. «Инко-Фуд» был первым белорусским предприятием, открывшим у себя пост государственного ветеринарного контроля. Мы предложили российской стороне открыть такой же пост. Думаю, что мы все-таки будем работать в России.

СПРАВКА «БелГазеты». Михаил Торговцев родился в России. Окончил кооперативный институт в Гомеле. На «Инко-Фуде» работает практически с 2002 года.

Алексей АЛЕКСЕЕНКО: «НАМЕРЕННО ВВОДЯТ В ЗАБЛУЖДЕНИЕ»

- Представители «Инко-Фуда», оговариваясь, что «они не следователи», характеризуют ситуацию с запретом поставок в Россию как «не-однозначную». Что происходит?

- В ситуации нет ничего неоднозначного. Мы вводим временные ограничения на поставки недоброкачественной, опасной продукции разных предприятий в разных странах. Такие же меры введены в отношении других белорусских предприятий. Странно, что копья ломаются только по поводу одного - «Инко-Фуда». Ни один из белорусских чиновников не попросил обратить внимание на какой-нибудь другой завод. Именно за это предприятие действительно ходатайствовали, и весьма активно. В России это было бы невозможно. Если наши чиновники радели бы за какое-либо предприятие, тем более иностранное, ими непременно заинтересовался бы антикоррупционный комитет.

Впрочем, это суверенное дело ваших чиновников - интересы какого предприятия им лоббировать. Чиновников других стран беспокоят не отдельные предприятия, а интересы отрасли в целом. Например, в свое время у нас были проблемы с обеспечением безопасности продукции животноводства из Бразилии, когда мы только открыли эту страну для поставок в Россию. Тогда наши специалисты помогли бразильским коллегам создать систему, гарантирующую безопасность поставок. При этом речь никогда не шла об интересах только отдельных крупнейших компаний. Бразильцев волновала конкурентоспособность отрасли в целом.

В результате Бразилия стала крупнейшим поставщиком мяса и мясной продукции в Россию.

Какие только политические обвинения не сыпались на нас, когда после масштабных поставок недоброкачественной и опасной продукции из Польши нам пришлось ввести временные ограничения на поставки продукции животного происхождения из этой страны. Но когда политики отошли в сторону и специалисты смогли общаться без их помощи, напрямую, проблемы обеспечения безопасности поставок были быстро решены.

Но в чем нас только не обвиняли! Однако в рейдерстве… Это, конечно, очень забавно. Мы были бы искренне благодарны, если бы эти обвинения были хоть чем-то подкреплены. Такого рода обвинения все-таки возмутительны. Это клевета, полный идиотизм и бред.

Рейдерство - явление, с которым Россия вплотную столкнулась в тяжелые 90-е гг., когда, скажем, в Москве или Санкт-Петербурге, Екатеринбурге или Самаре захватывали успешные предприятия, а на их месте появлялись более доходные офисы или магазины. Так что вовсе не случайно, что борьбе с рейдерством в России уделяется крайне серьезное внимание, включая совершенствование законодательных основ противодействия этому явлению. Борьбой с рейдерством в России, как, наверное, и в Беларуси, занимаются те, кто этим и должен заниматься по долгу службы, - правоохранительные органы. Если есть серьезные основания полагать, что предприятие может стать жертвой рейдерского захвата, то лучше, если этим делом займутся профессионалы. Но, в любом случае, голословное обвинение в чем-либо, например в рейдерстве, не должно становиться инструментом достижения коммерческих целей и преференций.

- С чем были связаны претензии к «Инко-Фуду»?

- Цитата из служебной справки: «При двукратных исследованиях в ФГУ (Брянская межобластная ветеринарная лаборатория) готовой мясной продукции (сардельки «Сельские» из мяса птицы с растительными добавками), выработанной на предприятии ИП «Инко-Фуд» ООО из РБ, выявлен золотистый стафилококк (S. aureus)». Это более чем достаточное основание для введения временных ограничений на поставки продукции с такого предприятия.

- Какие типичные нарушения выявляют проверки на белорусских предприятиях-экспортерах?

- Такие же, какие и в любой другой стране. Чаще всего то или иное нарушение санитарных правил и технологических регламентов.

- Как происходит проверка?

- Комиссионно. Ни в одной стране мира специалисты Россельхознадзора не проверяют ни одно предприятие без специалистов национальных ветеринарных служб.

- На «Инко-Фуде» говорят об отсутствии регламента проверки, ссылаясь, например, на то, что одному предприятию приостановили экспорт на три месяца, а им - на полгода...

- Ну что вы! Регламенты, конечно же, существуют. Общее правило - дать предприятию достаточно времени, чтобы устранить причины, приведшие к недопустимому по российскому законодательству загрязнению пищевой продукции. Принимается во внимание и серьезность конкретного нарушения российского законодательства относительно безопасности пищевой продукции.

- На «Инко-Фуде» полагают, что процедура проверки проводилась в отсутствие представителей компании…

- Если бы представители компании сопровождали каждую партию своей продукции, они имели бы удовольствие присутствовать при отборе проб.

- Но, по мнению пострадавших переработчиков, односторонний порядок - главная особенность взаимоотношений российской и белорусской ветеринарно-санитарных служб…

- Односторонний? Вас вводят в заблуждение. Этот порядок применяется не только в России. Спросите у представителей ветеринарной службы Беларуси, приглашают ли они представителей компаний-производителей на отбор образцов, когда проверяют ту ли иную партию продукции на безопасность в порядке мониторинговых исследований. Позвоните в Польшу, во Францию, в Австралию - и задайте им тот же вопрос. Ваши собеседники будут растроганы вашей наивностью! Правда, те, кто говорил вам об этой односторонности, вряд ли наивны. Скорее они вас просто намеренно вводят в заблуждение.

- Чем вызвана повторная проверка?

- Тем, что предприятие поставило в Россию продукцию, представляющую опасность для здоровья потребителя.

- Стоило ли откладывать на столь долгий срок вторую проверку? И летняя, и прошедшая на минувшей неделе инспекции не выявили отступлений от российских и белорусских стандартов качества…

- На минувшей неделе состоялась проверка? А кто проверял? Если проверяла белорусская ветеринарная служба, то результаты проверки она нам обязательно пришлет, и наши эксперты их тщательно изучат. Только нужно отметить, что при таких проверках самое главное не то, какие анализы были проведены сейчас и каковы их результаты, а то, как работает производственная система - может ли она исключить подобное загрязнение в дальнейшем. Поэтому в большинстве случаев во избежание односторонности мы предпочитаем проводить проверки сами - вместе со специалистами национальной ветеринарной службы.

- Представители «Инко-Фуда» объясняют «нападки» на компанию исключительно успешностью предприятия...

- Увы, и здесь «Инко-Фуд» с вами лукавит. Я не знаю статистики поставок продукции этой компании в Россию (до запрета - 1,2 тыс. т ежемесячно. - М.Г.), такой статистикой занимается Федеральная таможенная служба. Нас интересует исключительно безопасность импортируемой продукции. Но я сомневаюсь в том, что поставки именно этого предприятия играют в российском импорте пищевой продукции сколько-нибудь значительную роль. К тому же мы импортируем пищевую продукцию только успешных предприятий. Именно для этого мы и проводим инспекции - чтобы неуспешные компании не поставили нам некачественную продукцию. А пищевой продукции мы импортируем много. Увы, не в этом дело. Речь идет о бактериальном загрязнении пищевой продукции, выявленном в ходе мониторинга на безопасность. Если это рассматривают как «нападки», остается лишь пожать плечами.

- Наши переработчики заявляют, что белорусские стандарты жестче российских. Получается, успешное предприятие в рамках более жестких стандартов почему-то не соответствует менее жестким...

- Не получается. Стандарты в России и Беларуси практически одинаковы еще с советских времен. Сравните ветеринарно-санитарные законодательства двух стран, и тогда вы не станете жертвой необъективной информации ваших переработчиков. Кстати, если предприятие и впрямь такое безупречное, то из-за чего весь сыр-бор? Отчего его столь замечательная продукция не может найти потребителя в самой Беларуси? Или в соседних Польше, Украине? Откуда такой напор в стремлении осчастливить своей продукцией российского покупателя?

- Почему Россельхознадзор взялся так тщательно инспектировать белорусские предприятия только последние пару лет?

- Россельхознадзор - молодая служба, ей всего четыре года. Два года мы строили свою структуру, создавали нормативную базу и прежде всего проверяли дальних поставщиков, строя отношения с Беларусью на доверии. Потом и в отношениях с вами ввели систему проверок, которая действует у нас со всеми другими странами. Только в прошлом году проводились инспекционные проверки предприятий по выпуску продукции животного происхождения в Китае, США, на Украине, в Беларуси, Польше, Мексике, Чехии, Уругвае, Канаде, Дании, Венгрии, Литве, Австралии, Бельгии, Германии, Парагвае, Франции, Швеции, Ирландии. Проинспектировано 567 предприятий по переработке и хранению продукции животного происхождения, аттестовано 305 предприятий на право экспорта продукции в Россию. 205 предприятий не аттестованы как не отвечающие российским ветеринарно-санитарным требованиям.

- Белорусские переработчики объясняют активный интерес Россельхознадзора к белорусским переработчикам стремлением ограничить поставки на российский рынок более качественной белорусской продукции…

- Я не вижу в этом никакой логики. Вы серьезно думаете, что мы предпочитаем есть то, что хуже? Обижаете. С очень большой натяжкой это было бы возможно только в одном случае - если бы Беларусь была единственным поставщиком России, а мы бы всеми силами пытались защитить своего производителя. Но просмотрите еще раз список стран в моем ответе на предыдущий ваш вопрос. Все эти страны поставляют свою продукцию в Россию. Я искренне люблю Беларусь, но, поверьте, она все же не центр мира, к тому же «Инко-Фуд» далеко не единственное предприятие на территории вашей страны, но другие-то ваши компании стабильно поставляют свою продукцию на наш рынок.

- Белорусские предприятия часто пугают друг друга перспективами рейдерского захвата россиянами. Российскому бизнесу интересен белорусский пищепром? А как же рапорты министра сельского хозяйства России Алексея Гордеева о росте инвестиций в сельское хозяйство?

- Россияне много у вас захватили? Кстати, в одной из белорусских газет я прочитал, что «Инко-Фуд» - вовсе не белорусское предприятие. Его что, иностранные рейдеры захватили? Российские? Или не российские? Какие? Нам-то все равно, кому принадлежит то или иное предприятие в Беларуси - Аргентине, Дании или Австралии. Нас интересует лишь безопасность продукции, которую это предприятие выпускает для российского рынка. Если страх перед российскими инвестициями столь велик, проще простого положить ему конец, законодательно запретив иностранные инвестиции в белорусское сельское хозяйство. Только это как-то странно, ведь предприятие по производству сосисок можно использовать только по прямому назначению, его не перепрофилируешь на выпуск, скажем, колготок. Инвестор - российский ли, белорусский или китайский - заинтересован в его успешной и профильной работе.

Что касается интереса к белорусскому пищепрому: Россельхознадзор бизнесом не занимается. Вообще, бизнесу интересно то, что приносит стабильный доход. В условиях рыночной экономики приобретение предприятий - дело обычное. Приобрел же кто-то тот же «Инко-Фуд»…

Что касается инвестиций в российское сельское хозяйство, то речь идет уже не только об инвестициях, но и об отдаче от них. Каждый год производство мяса птицы растет на 300 тыс. т, свинины - на 100 тыс. т. Просто структурный кризис аграрного производства для такой огромной страны оказался достаточно тяжелым. Но со временем Россия сможет полностью обеспечивать себя продовольствием сама. Сейчас многие серьезные российские компании вкладывают большие деньги в аграрный сектор российской экономики. Кстати, и иностранных инвестиций в наше сельское хозяйство мы не чураемся.

- Россельхознадзор фактически обвинили в лоббировании чьих-то интересов. Ваш комментарий?

- Обвинить-то обвинили, но абсолютно неконкретно и голословно, руками ваших коллег, которые оговариваются: мол, то, что они пишут, это-де слухи, которым они и сами не верят. Понятно, что эти отговорки они делают для того, чтобы не отвечать по искам о клевете. А с такими оговорками можно писать о чем угодно. Хоть об инспекторах-рейдерах, хоть о марсианах-балалаечниках. Отсюда и совершенно фантастические заявления о том, что предприятие пытается захватить «бывший руководитель Россельхознадзора М.». Я не знаю, на кого рассчитаны подобные публикации, разве что на читателей дешевых детективов, но у Россельхознадзора нет ни одного «бывшего руководителя М.»: со дня организации его бессменно возглавляет Сергей Данкверт. Так что комментировать то, что написано в отношении лоббирования, я не могу. Хотя считаю, что эти обвинения нацелены на то, чтобы увести общественное мнение от сути проблемы и причины введения ограничений - опасного загрязнения продукции. И представить «Инко-Фуд» невинной жертвой «русских рейдеров».

СПРАВКА «БелГазеты». Алексей Алексеенко родился в 1953г., окончил Ставропольский сельхозинститут, кандидат биологических наук. Работал во ВНИИ животноводства, в лаборатории в Болгарии, в университете Киото (Япония), российско-новозеландском совете по деловому сотрудничеству в Окленде, в Институте корпоративного планирования в Москве. В последние годы - пресс-секретарь Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору Россельхознадзора.
Добавить комментарий
Проверочный код