Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№41 (662) 13 октября 2008 г. Общество

СИЗО в тумане

13.10.2008, Дмитрий Растаев
Семь лет назад в Бобруйском СИЗО-5 при странных обстоятельствах погиб заключенный. За эти годы туман странностей мало-помалу рассеялся, но лица, виновные в гибели заключенного, до сих пор не установлены и не привлечены к ответственности.
СИЗО в тумане
УШЁЛ И НЕ ВЕРНУЛСЯ

В октябре 2001г. 29-летнему бобруйчанину Денису Климачеву пришла повестка в суд: его бывшая жена пожаловалась на то, что он не платит алименты. За несколько месяцев до этого Денис уволился с прежнего места работы, и у него действительно образовалась задолженность в Br565 тыс. Но такой суммы у парня не нашлось, и суд назначил ему наказание в виде трех месяцев лишения свободы. Подавать кассационную жалобу Денис не стал. Однако в исправительном учреждении в то время не оказалось свободных мест, и его оставили под подписку о невыезде.

Такое неопределенное положение тяготило Дениса: вроде и не за решеткой, но в то же время и не свободен. Тогда он решил: лучше поскорей эти месяцы отсидеть и забыть о них. В начале декабря Климачев обратился к участковому инспектору с просьбой доставить его к месту отбывания наказания, и 11 декабря он был помещен в СИЗО-5. Из дома он уходил здоровым человеком. Домашних утешал: «Не волнуйтесь, это ведь всего на три месяца...»

А через неделю родителям Дениса принесли телеграмму о том, что их сын умер. До последней минуты домашние не верили в случившееся, надеялись, что это какая-то ошибка, но когда пришло время забирать тело из морга... «Я была в шоке, - вспоминает двоюродная сестра покойного Елена Абрамович. - На теле Дениса не было живого места! Ссадины, гематомы, носовая перегородка сдвинута, на правой скуле проваливается кость...»

В тот же день родственники погибшего обратились с заявлением в прокуратуру Ленинского района Бобруйска, и 5 февраля 2002г. прокуратура возбудила уголовное дело по ч.1 ст.149 УК («умышленное нанесение менее тяжких телесных повреждений»). Вскоре Елена получила возможность ознакомиться с результатами судмедэкспертизы и испытала второй шок.

«ВЫ ВСЁ РАВНО НИЧЕГО НЕ ДОКАЖЕТЕ...»

Перечень телесных повреждений, причиненных Климачеву, поражает воображение: многочисленные кровоподтеки, переломы, кровоизлияние в мягкие покровы головы. Но при этом заключение бобруйских судмедэкспертов гласило: смерть Климачева наступила от острой сердечной недостаточности вследствие кардиомиопатии, развившейся как проявление алкогольной болезни. И телесные повреждения, мол, ни при чем. «Это походило на бред, - рассказывает девушка. - Денис никогда не был пьяницей. Наоборот, он постоянно занимался спортом, выступал на соревнованиях по настольному теннису, футболу. Я поняла, что заключение специалистов подогнано под нужные формулировки, и решила добиться независимой экспертизы».

Повторное обследование, проведенное уже минскими специалистами, пролило свет на многие обстоятельства. Главное было доказано: повреждения на теле Дениса образовались «в результате 33-35 контактов с тупым предметом». Проводившие ее специалисты предположили, что такие травмы вполне могли быть нанесены резиновой дубинкой.

Тем не менее 30 октября 2002г. дело о смерти Дениса Климачева было прекращено «в связи с отсутствием состава преступления».

САМ СЕБЕ ВРАГ?

Но Елена решила не сдаваться. После многократных обращений в Генпрокуратуру и администрацию президента дело было возобновлено и отправлено на доследование в следственный отдел по особо важным делам прокуратуры Могилевской области. 17 июня 2003г. следователь по особо важным делам Александр Вержбицкий вынес постановление о передаче дела прокурору. Обвиняемым - начальнику медчасти Василию П. и заместителю дежурного помощника начальника СИЗО Анатолию Л. - вменялось «неисполнение служебным лицом своих служебных обязанностей».

В ходе следствия обвиняемые утверждали: за несколько дней до смерти заключенный Климачев впал в состояние дезориентации - «хотел выйти в окно, приглашал на день рождения своей сестры», поэтому был помещен в спецкамеру N39 для успокоения буйствующих, где стены и пол обшиты резиной. Начмед поставил Денису диагноз «абстинентный синдром» и прописал транквилизаторы. В камере Денис «продолжал буйствовать, бился о стены». А вечером 18 декабря заключенный попросился в туалет, где якобы упал грудью на каменный постамент и потерял сознание. Работники СИЗО сделали ему непрямой массаж сердца, сломав при этом несколько ребер. Через 2-3 минуты заключенный пришел в себя и был препровожден обратно в камеру. Утром его нашли мертвым.

Однако медик по образованию Елена Абрамович была готова задавать неудобные для подсудимых вопросы: «Во-первых, если Денис впал в состояние дезориентации, то почему ему сразу же был поставлен алкогольный диагноз? Любой психиатр вам скажет, что такое состояние может наступить вследствие целого ряда причин, в т.ч. как реакция на психотравму. На свободе Денис не был связан с криминалом, поэтому, попав в СИЗО, он вполне мог испытать психологический шок. Во-вторых, имея квалификацию сан-врача, начмед просто не имел права выставлять психиатрический диагноз без заключения специалистов. Но ни психиатр, ни нарколог в СИЗО вызваны не были. В-третьих, согласно действующей инструкции, заключенный может находиться в спецкамере не более 4 часов. Это очень маленькое помещение (1,5 на 2 м), к тому же неотапливаемое. Почему Денис находился в ней пятеро суток?

В-четвертых, после того как Денис потерял сознание, ему обязаны были вызвать «скорую» и доставить в медучреждение, но этого тоже сделано не было. И наконец, вопрос: откуда на его теле появились эти множественные гематомы и ссадины? Ведь утверждать, что эти травмы он нанес себе сам, - абсурд! Спецкамера для того и предназначена, чтобы возбужденный человек не смог причинить себе вреда».


Судебное разбирательство длилось полгода. Наконец 18 декабря, во вторую годовщину смерти Дениса, суд вынес обвинительный приговор. Начмед был приговорен к 3 годам лишения свободы, заместитель ДПНС - к 2 годам. Оба - за служебную халатность: недосмотрели, как заключенный сам себя до смерти забил. Оба были приговорены условно.

«НЕУСТАНОВЛЕННОЕ» ПРАВОСУДИЕ

Если суд поставил в деле точку, то родственники Дениса, напротив, были уверены, что точку ставить рано. Вновь началась утомительная переписка с вышестоящими инстанциями. Наконец,

31 марта 2006г. замгенпрокурора Виктор Прус вынес постановление о возобновлении производства по вновь открывшимся обстоятельствам: «Согласно консультативному заключению от 3.03.2006г. специалистов Главного управления Государственной службы медицинских судебных экспертиз РБ, образование всех обнаруженных у Климачева Д. А. телесных повреждений, при условии их причинения самому себе, в камере N39 с обшитыми резиной поверхностями невозможно… Изложенные в этом консультативном заключении обстоятельства не были известны суду при постановлении приговора и вместе с ранее установленными обстоятельствами могут свидетельствовать о виновности сотрудников СИЗО-5 г. Бобруйска в избиении Климачева Д. А.»

Были и другие факты, говорящие о том, что смерть Климачева носила не случайный характер. Заключенные женщины, находившиеся в ту ночь в камере N37, рассказывали, что слышали доносившийся из коридора сильный шум, звуки ударов и пронзительные крики: «Не бейте меня!» Терпеть это было невыносимо, и они стали стучать кулаками в дверь, требуя прекратить издевательства. Тогда один из охранников открыл окошко камеры и угрожающе бросил: «Что, и ты хочешь?» Через открытое окошко одна из женщин успела заметить, что в коридоре стоит молодой парень, без одежды и сильно шатается. Крики продолжались около получаса, а потом затихли.

Очередные слушания по делу начались 30 мая 2008г. Были вновь допрошены все свидетели. Вернее, почти все: двое женщин, бывшие заключенные СИЗО-5, к этому времени уже умерли. Некоторые отказались присутствовать в зале заседаний, прислав письменное подтверждение своих показаний, данных в ходе следствия.

По вновь открывшимся обстоятельствам, кроме уже известного Анатолия Л., к суду был привлечен Александр М., в 2001г. работавший в должности контролера СИЗО-5. Суд установил, что в ту роковую ночь контролер М. «совместно с неустановленными сотрудниками СИЗО-5 г. Бобруйска вывел осужденного Климачева Д. А., содержавшегося в камере N39 для успокоения буйствующих на коридор, где его избили неустановленные следствием сотрудники изолятора».

Контролера и заместителя ДПНС суд обвинил лишь в том, что они, находясь при исполнении, не препятствовали избиению Дениса этими «неустановленными сотрудниками». Но и в такой смягченной формулировке бывшие работники СИЗО-5 не признали своей вины. 2 октября судья Глусского района Сергей Ткачук огласил решение: прекратить производство по уголовному делу с освобождением обвиняемых от уголовной ответственности за истечением срока давности. Что за сотрудники забили до смерти человека, почему следствие не установило их личности, восторжествует ли законность - эти вопросы пока остаются без ответа.

ТУМАН РАССЕЕТСЯ?

Елена Абрамович и на этот раз отказывается ставить точку и уже подала кассационную жалобу в суд Глусского района. «Когда в 2001г. я забирала тело Дениса из морга, один из его работников рассказал мне, что такие «синие» трупы из режимных учреждений к ним поступают нередко. Но во всех случаях, даже самых очевидных, причиной смерти указывается либо сердечная недостаточность, либо отравление. С тех пор я не раз встречалась с людьми, родные которых также пострадали от произвола людей в погонах. Дело о смерти Дениса я хочу довести до логического конца не только потому, что это мой брат, но и в надежде, что такое в нашей стране больше не повторится. Может, если виновные в его гибели будут наказаны, для других это послужит серьезным уроком».

Дело о смерти Дениса Климачева (на фото слева) получило широкий резонанс не только в нашей стране. В свое время им заинтересовались представители ОБСЕ. Первый секретарь консультативно-наблюдательной группы Меган Фицджеральд в письме заверила Елену, что дело о смерти ее брата находится у них под контролем.
Добавить комментарий
Проверочный код