Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№41 (662) 13 октября 2008 г. Общество

Булькая от трезвости

13.10.2008
«Cчитайте, что никто у нас не пьёт»

Кирилл СПОТЫКОВИЧ

Пить или не пить? Несмотря на все новые демонстративные потуги государства, перед многочисленной армией белорусских алкоголиков, пьяниц и просто любителей выпить этот вопрос даже не стоит.

Резонансные антиалкогольные мероприятия состоятся в столице 16 октября в рамках объявленной акции по профилактике пьянства и алкоголизма «Минск - территория трезвости». А уже на прошлой неделе, по информации «Интерфакса», «ГУВД Минска начало беспрецедентную акцию, направленную на популяризацию здорового образа жизни и профилактику пьянства».

Между прочим, столица не первая столь массово и настойчиво борется с пьянством. Лидером здравых и громких начинаний давно является Витебщина, объявившая один из летних дней в нынешнем году «днем без алкоголя». А еще в Витебской области есть деревня Мосар, где живет ксендз Юозас Булька, организовавший, если верить многочисленным публикациям в СМИ, «первую в Беларуси территорию, свободную от алкоголя».

Об этом местечке писано-переписано, в основном о том, что здесь и антиалкогольный музей имеется, и народ весь затрезвел монументально (даже на похоронах не пьет), и спиртное в магазинах не продают, и участковые инспекторы милиции со всей Витебщины за консультациями к ксендзу ездят… И вообще, в неустанной борьбе с провинциальным пьянством одержана первая локальная победа.

Ровно год назад в деревне Мосар появилась аллея трезвости. С тех пор не так уж много людей приложили к аллее руку трезвости - на километровом отрезке установлено всего несколько десятков крестов с указанием фамилий людей и даже целых деревень, заявивших об отказе от алкоголя. На этой аллее хватило бы места для табличек от имени всех пьяниц Беларуси, которые предпочитают все-таки продолжать пить, а не кресты в землю вкапывать.

«Никто у нас давно не пьет вообще, - усмехается местный житель в замусоленном пиджаке, - если кто хочет, так и пьет. А вы что, записываете? Ну тогда так скажу: если деньги есть, тогда и пьют, а если денег нет - за что пить? Главное, как говорится, чтобы с умом. А все эти, которые, как там, закодировались, то все это хренотень».

Экскурсии в деревню Мосар прибывают одна за другой: они едут на «первую в Беларуси территорию, свободную от алкоголя». Прогуливаясь по местному дендропарку, экскурсанты наслаждаются красотой, а местная бабушка, пропалывающая клумбы с цветами, сначала смущается, а потом признается: «У нас, как и везде. Только вы про это не пишите. Считайте лучше, что никто у нас не пьет. Хорошо было бы, если б здесь у нас не пили. Мне, старой, только это и надо было бы - чтоб спокойно было».

У источника, символизирующего альтернативу алкоголю, словно у обычной пивнухи, разбросаны пластиковые стаканчики: наших людей просто так не проймешь тягой к культурному поведению, даже на «территории трезвости». Неподалеку от источника возвышается статуя Христа с распятием на плече, кистью указывающего путь на аллею трезвости. Наверное, белорусы не могут иначе: либо бородатый мужчина в кепке с бревном на плече, либо Иисус с крестом, либо кто-то еще, осведомленный лучше других, должен указать им правильный путь по жизни.

Рядом с аллеей трезвости есть пруд, появившийся благодаря усилиям ксендза Бульки. «Он сюда рыбу запустил, разрешает мужикам местным рыбачить, - рассказывает местный житель с удочкой в руках. - Чтобы никто не пил в деревне? Это нонсенс, не верьте этому. Это ведь тоже крайность - вообще не пить. У нас здесь и похороны без спиртного - это да. Но застолья тоже бывают, просто здесь, в деревне, более трезвый образ жизни, чем в других местах. Ксендз многим помогает - и к работе привлекает, и деньгами, если надо. Повального пьянства у нас уже давно нет. И если бы ксендз 20 лет назад за эту борьбу не взялся, было бы все, как и везде. Зато у нас люди уже знают меру. А в масштабах всей страны борьба за трезвость вряд ли может к чему-то привести. Конечно, если тебе говорить постоянно, что ты осел, то ты по-ослиному завоешь. Всякие лозунги и акции за трезвость - это, как говорили раньше, один из видов наглядной агитации. Но если они ничем не подкреплены, то толку не будет никакого. А наш ксендз - молодец, он проблему начал решать на уровне семьи, у него свои методы и подходы. Ему проще, потому что он может к конкретным людям ходить, а на государственном уровне кто будет ходить к каждому в дом и бороться с пьянством?»

В местном мини-зверинце, рядом с аллеей трезвости, пасется разная живность: куры, козы, гуси, индюки. В загоне со страусами на заборе сияет надпись: «Хочешь научиться получать радость от жизни без алкоголя, табака, наркотиков - не пей!» Но экскурсанты не замечают надписи, а просто восхищаются белорусскими страусами.

Возле магазина в деревне Мосар мужчина средних лет признается: «Кто хочет употребить, тот выпьет. А зачем вам это? Напишите лучше, что у нас на самом деле не пьет никто. Про нас все так пишут, зачем говорить, что здесь, как и везде?»

А продавец магазина Алла не хочет пускать пыль в глаза: «Когда аллею трезвости открывали, к нам ни один человек с белорусского телевидения не зашел, потому что у нас ведь спиртное всегда в магазине продавалось, а везде говорят, что это не так. Многие покупатели из числа туристов к нам в магазин заходят и удивляются: «А мы слышали, что у вас здесь никакого алкоголя». Я и говорю: раз у нас здесь никакого алкоголя, то купите бутылку - будет музейный экспонат: водка из деревни, где как будто водку не продают».

«Да, возле костела красиво,
- оценивает территорию трезвости продавец деревенского магазина, - но в остальном у нас, как и везде. Если человек захочет, он всегда найдет где выпить. А у меня вот водки хоть залейся в магазине, но меня она не интересует. Только ксендз Булька везде всем рассказывает, как будто у нас в деревне жили раньше одни алкоголики, а он всех защитил, и теперь здесь никто не пьет. Ничем наша деревня от других белорусских деревень не отличается, кроме того, что сюда на экскурсии ездят».

...Раздающиеся то и дело государственные призывы к трезвости, организация дней, недель и даже годов здоровья в белорусской провинции разбиваются в пух и прах о каменную печь деревенского быта. Даже уникальная для сильно пьющей страны и заслуживающая почтения инициатива ксендза Бульки в «оазисе белорусской трезвенности» - деревне Мосар - больше похожа на очередное донкихотство в современной Беларуси, как обычно, нужное лишь для лозунгов и громогласных пустословий. В нашей действительности в рамках борьбы с пьянством проще побороть двенадцать ветряных мельниц, нежели противостоять системе госпроизводства и сбыта дешевого пойла. А от инициатив заслуживающего всяческого уважения Бульки, похоже, лишь булькает в желудках вечно пьяных организмов.
Добавить комментарий
Проверочный код