Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№41 (662) 13 октября 2008 г. Экономика

Валютная подстилка безопасности

13.10.2008
За сентябрь ЗВР сократились на $658,9 млн.

Федор ЖАХОВ

Согласно статистическому отчету Нацбанка, золотовалютные резервы (ЗВР) Беларуси, рассчитанные по национальной методике, за 9 месяцев составили $4944,2 млн., сократившись за сентябрь на $658,9 млн., или на 11,8%. Но все процессы под контролем, уверяют представители Нацбанка.

Самый простой комментарий к произошедшему дал в интервью Радио «Свабода» пресс-секретарь Нацбанка Михаил Журавович: «Кризис в России привел к тому, что российские банки-нерезиденты (таких в Беларуси немало) стали давать меньше валюты на наш внутренний рынок. Это касается, например, ВТБ, «Белросбанка», «Белгазпромбанка» и некоторых других. И если раньше они завозили к нам валюту из России, то сейчас вынуждены покупать ее в самой Беларуси. Вот только так нас затронул финансовый кризис».

Представитель Нацбанка объяснил и снижение резервов увеличением закупок энергоносителей в связи с подготовкой к отопительному сезону и погашением банками иностранных кредитов. По его словам, белорусские банки начали создавать, «подушку безопасности» для поддержки своей ликвидности. «Чтобы у них были ресурсы для обслуживания своих клиентов. Евро, как известно, колеблется, и банки создают своей запас», - пояснил Журавович. Хотя евро, как известно, стремительно падал, а не колебался. Впрочем, это единственная неточность в оценке происходящего.

Другой представитель Нацбанка, и.о. начальника главного управления международных операцийТарас Надольный, прокомментировал снижение ЗВР несколько иначе. Он назвал влияние кризиса «незначительным». К последствиям мирового финансового кризиса, ощущаемым белорусской банковской системой, Надольный отнес «определенные сложности с долларовой ликвидностью банков и с подкреплением мгновенной ликвидности на внешних рынках», отразившиеся в росте ставок по однодневным межбанковским кредитам. Впрочем, по мнению Надольного, все это «легкие штрихи»: «В глубоком резонансе влияние кризиса мы не ощущаем». Величина ЗВР достаточна, и все заявки по покупке валюты на бирже удовлетворяются без ограничений, несмотря на особую активность «Белтрансгаза» и предприятий «Белнефтехима», проявляемую при покупке валюты в сентябре-октябре.

В этой связи в качестве ключевой проблемы, связанной с удовлетворением растущего спроса на валюту со стороны предприятий, представитель Нацбанка назвал не кризис, а рост отрицательного сальдо внешней торговли. «Сейчас мы больше продаем валюты на бирже, чем покупаем», - отметил Надольный. Но общее сальдо валютных интервенций остается положительным, поскольку Нацбанк покупает валюту у Минфина в объеме, превышающем спрос предприятий. Этот мощный ресурс позволит и впредь сохранить заданные параметры курса нацвалюты, даже несмотря на «сложности с привлечением валюты из-за рубежа и рост стоимости заимствований».

Исходя из заявлений представителей Нацбанка, нетрудно сделать вывод, что, с одной стороны, правительство силами Минфина помогает Нацбанку побеждать сиюминутный дефицит валюты на бирже. Но, с другой стороны, оно же своей экономической стратегией развития создает ключевую проблему, связанную с ростом дефицита счета текущих операций, который за 7 месяцев 2008г. возрос в 1,5 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Это значит, что, чем больше будут объемы белорусской внешней торговли нефтепродуктами и чем дольше будет затягиваться история с «огульной» приватизацией, тем больше будет проблем у Нацбанка в торговле валютой.

В сложившейся ситуации Нацбанку ничего не остается, кроме как активно проталкивать идею создания максимально благоприятного инвестиционного климата для наращивания прямых иностранных инвестиций. В ответ иностранные инвесторы уже потянулись в белорусские банки, но не в экономику. Согласно статистике, прямые иностранные вложения в основной капитал снизились и в абсолютном выражении, и в относительном. В январе-августе их сумма уменьшилась до Br331,6 млрд. в эквиваленте - с Br381,8 млрд. за аналогичный период прошлого года. За этот период их доля в общем объеме кап-вложений также уменьшилась, с 2,7% до 1,7%.

Следует также учесть, что даже представители Нацбанка, анализируя снижение ЗВР, не говорят публично о курсовых рисках. ЗВР измеряются в долларах США, курс которого стремительно окреп (на 16%), что также снизило размер валютной части резервов. Но масштаб потерь, связанных с курсовым риском, мог быть, безусловно, меньшим, если бы белорусское руководство отреагировало на американские санкции не путем евроизации белорусской внешней торговли и структуры золотовалютных резервов, а как-нибудь иначе. Например, решив перейти во внешней торговле от доллара к российскому рублю, привязанного, в свою очередь, к бивалютной корзине.

Недавно первый заместитель главного инженера РУП «БМЗ» Максим Муриков рассказал журналистам, что объем иностранных инвестиций, привлеченных заводом за полугодие, только за счет курсовой разницы сократился с Br160 млрд. до Br140 млрд. (почти на $10 млн. в эквиваленте). Но это чепуха по сравнению с масштабом потерь всех белорусских предприятий. Ведь, судя по данным Нацбанка, валютная выручка белорусских предприятий за январь-август составила

$26,4 млрд. Доля евро в этой валютной выручке составила 37,8% против 10,9% в январе-августе прошлого года, что, как известно, объяснялось отказом от использования доллара при экспорте нефтепродуктов после санкций, объявленных весной со стороны США.

Между тем в апреле был зафиксирован максимальный курс евро по отношению к доллару - 1,6. Тогда президент страны заявил, что «санкции ничего не стоят». В конце июля - начале августа евро вошел в пике, и к началу сентября за него давали $1,45. Снижение курса евро составило 10,3%. За январь-июль доля валютной выручки предприятий в евро составила 37,2% против 11% за аналогичный период прошлого года ($8,26 млрд. в эквиваленте). Предприятия обычно хранят выручку на счетах и не спешат от нее избавляться. Исходя из этого, в результате снижения курса евро их потери только за август составили $0,85 млрд.

Но внешняя торговля идет непрерывно, и в августе валютная выручка предприятий увеличилась еще на $4,2 млрд., включая выручку в евро, эквивалентную $1,59 млрд. В сентябре падение евро продолжилось: к началу октября за него давали уже $1,36-$1,37, т.е. еще на 6,6% ниже, чем на начало сентября. Таким образом, к потерям за август в $0,85 млрд. следует добавить еще $0,1 млрд. Это минимальная оценка, поскольку при этом не учитывались остатки на счетах в евро, заработанные до августа.

Однако при любом варианте расчета общие потери за счет курсовой разницы составили не менее $1 млрд. Такова цена несвоевременной евроизации внешней торговли. Между тем сохранение прежней структуры валютной выручки позволяло в несколько раз снизить убытки, возникшие за счет курсовой разницы. Убытки, которые в этом году будут только расти - по мере укрепления доллара. Возможно, их величина будет вполне соизмеримой с объемом используемого российского кредита.
Добавить комментарий
Проверочный код