Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№41 (662) 13 октября 2008 г. Автостоп

Гоп-автостоп лихих 90-х

13.10.2008
«Иногда машину забирали, иногда сжигали…»

Елена АНКУДО

Брест-Москва, Вильнюс-Гомель. В недалеком прошлом на этих направлениях автодорог разворачивались детективные истории с выстрелами и угрозами налетчиков в натянутых на лица шапочках. Сюжеты, о которых глава государства напомнил представителям российских СМИ на недавней пресс-конференции, крутились вокруг транспортных средств - редких в то время иномарок и большегрузных фур с дорогим грузом.

«Я еще молодым президентом был, - рассказывал президент Беларуси российским журналистам, - когда мне все чаще стали докладывать о том, что, как и в России на дороге Брест-Москва, так и у нас появляется разбой - задерживают машины, выкидывают людей, машины отбирают, товар и т.д. И как мы ни наводили порядок на трассе, ничего не получалось». Но неразрешимые вопросы перед отечественными силовиками, судя по рассказу главы государства, возникали нечасто: «В течение года мы проблему решили. И вы не думайте, что мы стрельбу открыли и перестреляли всех. Как только они поняли, что с ними церемониться никто не будет, все - полная тишина». Как именно не церемонились с дорожными налетчиками в 90-х гг., «БелГазета» попыталась разобраться, побеседовав с участниками тех событий.

Привет от Севы Минского

Событием республиканского масштаба в 1995г. стало нападение в Логойском районе инкассатора группы, перевозившей сумму, эквивалентную $2 млн., на своих коллег. Газеты не сообщили всех подробностей побега преступника с инкассаторскими сумками. Известно лишь, что, не сумев скрыться от преследования милиционеров, он, выбрасывая на ходу деньги, застрелился из служебного пистолета, из которого перед этим убил и своих коллег.

К тому времени на дорогах происходили нападения различного типа. На вильнюсском направлении и трассе Мозырь-Бобруйск легковые автомобили останавливали хитроумными лентами из шипов - заостренных полых трубок. Ближе к Минску молодые люди спортивного телосложения (как выяснилось позже, студенты Института физкультуры) под угрозой применения огнестрельного оружия требовали с автовладельцев плату за проезд в размере $100-200. Получив деньги, выдавали пропуск - клочок бумаги с именем руководителя группы Севы Минского. На автостраде Брест-Москва груз загадочным образом исчезал, пока фура на круиз-контроле двигалась со скоростью 90 км/ч по направлению к России.

На фото:  Милиционеры на дорогах Беларуси в 90-х стреляли редко, но ко встрече с налетчиками готовились по полной программе. Первый в ряду стрелков - замначальника УБОП МВД  Владимир Заяц.

В 1994г. обстановка на основных магистралях страны обострилась. Только в I полугодии было зафиксировано 40 разбойных нападений на водителей автотранспорта и перевозимые ими грузы, половина из которых сопровождалась захватом машин, в 24 случаях применялось огнестрельное оружие; некоторые налетчики были одеты в милицейскую форму. Каждый четвертый налет приходился на знаменитую «олимпийку» - трассу Брест-Москва.

Самым резонансным стало разбойное нападение на фуру, перевозившую из Германии новые Mercedes-600. «Не исключено, что налетчики знали о грузе и на трассе Брест-Москва, у поворота на Слуцк, поджидали конкретную фуру, - вспоминает бывший замначальника главного управления по борьбе с оргпреступностью (УБОП) МВД Владимир Заяц. - Действовали быстро и четко: выбросили водителей, сели за руль - и погнали в Россию. Убитых не было. Но пока поступило сообщение, преступники успели пересечь белорусско-российскую границу».

Похищенные Mercedes пропали, брошенную фуру отыскали в России. Вышли и на следы преступников - российских граждан. Их задержали в Германии спустя несколько лет, при попытке повторить аналогичный налет.

В Польше работала группа брестчан под руководством братьев Абрамовых - Олега и Валерия, прозванных Монями. Сообразив, что польские правоохранители будут лояльнее сограждан, братья выбрали объектом соотечественников, приехавших в Польшу за автомобилями. Расчет оказался точен: запуганные налетом людей в форме полицейских, перегонщики не решались сообщить о происшествии стражам закона. Да и не могли: избитых и обобранных, их привязывали к деревьям в глухих лесах. Пострадавших, умиравших от истощения недавних автовладельцев находили грибники. Все, что просили найденные, - помочь добраться до дома. Приобретенная иномарка в это время, как правило, уже была продана на рынке в Щецине.

Бандитов задержали в Польше после нападения на бывшего военного. Раненный ножевыми ударами, тот оказал сопротивление и обратил на себя внимание проезжавшего патруля. Братья попытались скрыться в лесу, но совместная операция польских и белорусских правоохранителей оказалась успешной. Рассказывает бывший начальник управления УБОП по Брестской области Михаил Грода:«Произведя задержания, мы поразились количеству найденных вещей у преступников, которые их жены не устели продать на рынке. Преступники построили под Брестом большие коттеджи, пользовались похищенными автомобилями. К тому же братья Абрамовы умели красиво и шумно отдохнуть».

Случай с полковником

В 1993г. жертвой бандитов едва не стал начальник УБОП МВД Сергей Рухлядев. По воспоминаниям генерала, попытка нападения на него произошла при возвращении в столицу из Национального аэропорта «Минск-2» на служебном ГАЗ-24. «Уже потом методом анализа я вычислил: на меня обратили внимание еще в аэропорту, когда приземлился самолет из Америки, где я был в командировке, - вспоминает Рухлядев. - Стоило нам с водителем доехать до Кургана Славы, как наш автомобиль обогнали две машины (отчетливо помню джип), развернулись и пошли навстречу с включенными фарами. Было понятно, что налетчики стремились вынудить водителя свернуть в кювет, но тот оказался профессионалом и сумел уйти. На большой скорости мы направились в сторону пункта ГАИ».

На фото: В 1993г. жертвой бандитов едва не стал  начальник УБОП МВД Сергей Рухлядев.

Просить о помощи высокопоставленный милиционер не стал: «В то время я был полковником МВД и не стал жаловаться постовым гаишникам. К тому же у нас не было гарантии, что милиционеры не работают в связке с бандитами (прецеденты к тому времени уже были)». Позже, «изучив обстановку, мы поняли: на трассе, ведущей из аэропорта в Минск, работает борисовская группа, на которой к тому времени уже было несколько убийств. Отследив автомобиль пассажира, возвращавшегося из заграничной поездки, его преследовали, сталкивали в кювет и грабили. Иногда машину забирали, иногда сжигали - там же, в кювете».

С происшествия на Московской трассе генерал МВД ведет отсчет начала работы по предотвращению нападений на транспорт. Начались совместные учения ГУБОП и «Алмаза», в ходе которых отрабатывались захваты членов вооруженных группировок, нападавших на транспорт. В ходе операций «Трасса» правоохранители выставляли ловушки - иномарки в хорошем состоянии, остановившиеся под видом ремонта или отдыха на трассе. С транспортом помогали сознательные бизнесмены - первые, кто пересел с «Жигулей» на иномарки; руководство МВД в те времена ездило на служебных «девятках». «Пытались внедрять в бандформирования своих людей, - вспоминает Рухлядев. -Без этой основы сыска раскрыть преступления было бы крайне трудно».

Рядом с ловушкой находилась группа захвата - бойцы СОБРа или «Алмаза». Перестрелок действительно почти не было: ветераны МВД называют всего несколько случаев, когда пришлось открывать огонь. Однажды бандит был застрелен из-за того, что оружие сработало непроизвольно: во время схватки неосторожно задели курок.

«Поначалу грешили на водителей»

Ко второй половине 90-х гг. в роли ловушек начали использовать грузовые фуры: отечественным правоохранителям предстояло разгадать головоломку, на решение которой потратили около полутора лет. Проблема заключалась в фурах, вскрытых в пути следования по Беларуси. Получив груз на месте назначения, в странах Балтии или России, владельцы замечали, что большая его часть бесследно исчезла. После осмотра фуры становилось понятно: тяжелые и объемные вещи в виде телевизоров или музыкальных центров, коробки с продуктами питания и упаковки с одеждой доставали через крышу - сверху тент был аккуратно разрезан. Как именно удавалось похитить груз и кто это мог сделать, оставалось загадкой.

«Поначалу грешили на водителей, - улыбается начальник ГУБОП МВД Олег Пекарский, участник тех событий. - Подозрение вызывал тот факт, что автомобиль, пересекавший страну по трассе Брест-Москва, останавливался лишь на АЗС, изредка - у придорожных кафе. На заправке достать груз было невозможно: там уже стояли видеокамеры. Владельцы кафе среагировали оперативно: установили вышку для осмотра каждого заехавшего к ним грузовика. Случалось, водители возвращались сюда через несколько дней, утверждая, будто ограбление совершено именно здесь, а в краже виновны владельцы кафе». Вскоре вышки появились везде, где хотя бы на несколько минут останавливались фуры. Разрез тента фуры всегда находился только сверху, значит, увидеть его можно было только с высоты.

Несмотря на повышенное внимание со стороны хозяев компаний-перевозчиков и получателей груза, первыми жертвами стали водители. Именно их хозяева упрекали в пропаже дорогостоящего товара, заставляя погасить ущерб. Случалось, российские водители, которых подозревали в краже или сговоре с грабителями, даже продавали квартиры, чтобы рассчитаться.

«Только в Столбцах за 8 месяцев 1997г. было зарегистрировано около 80 фактов вскрытия грузов, - продолжает оперативник УБОП по Минской области Сергей Воронов. - Машины белорусских и иностранных перевозчиков, шедших под KORNET, были безжалостно порезаны со всеми вытекающими последствиями. В некоторых фурах, перевозивших особенно дорогой и дефицитный товар, груза почти не было. Официальные сведения о хищениях можно было смело умножать на два: предприниматели, активно перевозившие в те годы контрабанду, не решались обратиться в правоохранительные органы. После сообщения о хищении груза с большегрузных автомобилей через БАМАП к нам обратилось не более 40 потерпевших. На самом деле их было гораздо больше».

Это было настоящее ЧП для страны, являющейся крупным транспортным коридором. Право вскрыть фуру имели только сотрудники таможенных терминалов, проверяющие груз, и гаишники - в случае ДТП. Каким же образом грабителям удавалось опустошить фуру, следовавшую на крейсерской скорости без остановок?

С полгода аналитики в погонах выдвигали самые разные версии. «В одном месте на трассе шел ремонт дороги, сужавшейся прямо под мостом, - продолжает Воронов. - Предположили, что грабители прыгают на грузовик с моста. Но стоило провести эксперимент с куклой, сброшенной на грузовик на скорости всего 40 км/час, как с версией пришлось расстаться: ребра на крыше грузовика могли стать источником серьезных травм даже для подготовленного спортсмена».

Беседа с неожиданным свидетелем, жителем Барановичского района, направила следствие в иное русло. Мужчина признался, что нередко собирает вдоль трассы импортный товар различных наименований: колготки, одежду и продукты питания.

Анализ фактов сконцентрировал внимание оперативников на Барановичском районе, где фиксировалось наибольшее количество пострадавших. «Полгода мотались по командировкам, участок от Ивацевичей до Столбцов едва ли не пешком прошли, - вспоминает Воронов, - пока наконец картина не стала проясняться».

Чтобы сделать разрез на крыше, на нее нужно было забраться. В ориентировках, разосланных по всем отделениям ГАИ Брестского направления, значилась складная лестница, которая могла вывести на след. И она нашлась.

«В Волковыске задержали троих мужчин на легковом автомобиле, в багажнике которого нашелся этот предмет. Вскоре установили личность еще одного подельника. Первые же обыски в гродненских квартирах и гаражах, которые снимала четверка, подтвердили подозрения: обнаружили самый разный товар - от носков до сложной бытовой техники. Все четверо оказались жителями Кременчуга. Один из задержанных, с которым удалось установить контакт, признался: всего в Беларуси работают три группы их соотечественников. Позже выяснилось, что все установленные нами грабители проживают едва ли не на одной улице!»

Три группы работали на трех направлениях. Вильнюсское называли «мойкой», т.к. груз в основном состоял из стиральных порошков, моющих и отбеливающих жидкостей. Гродненское и Брестское направления приносили грабителям музыкальную и бытовую технику, продукты питания и одежду. По наблюдению преступников, от качества и состояния фуры зависела стоимость найденного в ней товара. Определив грузовик, начинали его преследование.

Конвейер на дороге

Способ хищения задержанные заимствовали из телепередачи телеканала РТР «Дежурная часть», рассказавшей о работе грабителей на российских трассах. Все просто: на легковом автомобиле с выключенными фарами и габаритами (выкручивали даже предохранители тормозных фонарей) преступники догоняли фуру и пристраивались к заднему борту. По ровному участку дороги грузовик шел с постоянной скоростью: работал круиз-контроль. И все равно успех операции зависел от мастерства водителя, т.к. на протяжении всего пути тому приходилось удерживать дистанцию в сантиметр от грузовика. Один из похитителей через люк автомобиля вылезал на капот, с помощью лестницы карабкаясь на крышу фуры. Разрезав тент, налетчик исследовал груз. Если товар заслуживал внимания, его перегружали в автомобиль налетчиков.

Работали конвейером. Один из грабителей передавал груз в автомобиль. Для удобства в машине вынимали лобовое стекло, а из салона убирали все кресла, кроме водительского.

Если товар был дорогим, на фуру совершали несколько налетов. Заполнив автомобиль, похитители выгружали товар на обочину и вновь догоняли грузовик. «Известен случай, когда фуру с видеомагнитофонами догоняли шесть раз, - говорит Воронов. -За одну поездку сняли 136 видеомагнитофонов и около 60 музыкальных центров. Один уронили - мы обнаружили искореженную технику на обочине. В другой раз попались итальянские автомобильные диски с глубокими царапинами - след падения. Но обычно преступники старались убирать за собой, соблюдая меры безопасности».

Члены первой преступной группы были весьма осторожны. К примеру, в городе вели замкнутый образ жизни. «Движения не было, деньгами не швырялись, хорошая конспирация помогала выжить», - признает Воронов. В магазин выходил только один из преступников, днем группа отсыпалась, ночью выходила на работу. Автомобиль, на котором догоняли фуру, стоял в гараже в деревне под Бобруйском, отдельно располагались гаражи, где складировали похищенное. За товаром с завидной периодичностью приезжала кременчугская родня. Набив баулы, они отправлялись на украинские рынки сбывать награбленное. Выручки хватило на новые дома для одной из групп и на открытие частной медицинской клиники, которая продолжает работать до сих пор.

Взяли на ходу

Задержание похитителей милиционеры называют делом случая: располагая информацией о преступниках, сыщики долгое время не могли их обнаружить. Машины-ловушки не сыграли заметной роли. Через каждые 3 км трассы Ивацевичи-Столбцы сотрудники ГУБОП организовали посты, в лесу засели бойцы СОБРа и «Алмаза», не только готовые к задержанию, но и рассматривавшие хвост проходящей фуры. В кабине рядом с водителем находился сотрудник милиции. По свидетельству Воронова, на операцию выезжало до 150 человек.

На фото: На совместных учениях ГУБОП и «Алмаза» отрабатывались захваты членов вооруженных группировок, нападающих на транспорт.

Лишь однажды бойцы «Алмаза» из лесного поста, размещенного в 3 км от Барановичей, заметили автомобиль с выключенными огнями, повисший на хвосте фуры. Фары своих автомобилей преследователи выключать не стали. Заметив приближающиеся огни, преступники среагировали мгновенно: оторвались от грузовика и затерялись на узких улочках Барановичей.

На барановичскую группу вышли, проанализировав телефонные переговоры посетителей местной почты с Кременчугом. «Там работали более серьезные преступники, - вспоминает Воронов, - старше своих соотечественников из Волковыска. Они выезжали на трассу со стороны Бреста, наблюдали за фурами. Лучшие машины шли из Волковыска на Барановичи. Водитель спокойно ехал на круиз-контроле, не замечая, что происходит сзади. Лишь однажды, почуяв неладное, дальнобойщик резко затормозил и тут же ощутил удар сзади. В целях безопасности налетчики не стали грабить фуру».

Похищенное барановичская группа складировала в снятых гаражах. По мере накопления товар вывозили в Минск и Бобруйск - на продажу. Во время одной из таких поездок преступников решено было задержать, однако в дело вмешался случай. «На двух легковых машинах с прицепом, заполненным итальянской обувью, они направились в Минск. Взять их на дороге было делом чести, однако на выезде из Бреста группу неожиданно остановил сержант ГАИ - для проверки документов. Отсутствие прав у одного из водителей стало предметом долгих разбирательств. Отказавшись от взятки, сержант доставил всех в райотдел. Мы нервничали, надеясь, что бандитов все же отпустят. Но брать их пришлось прямо в здании райотдела. Двое почти сразу начали давать показания, начались обыски. Товаром из пяти гаражей в Барановичах заполнили фуру».

Третью группу взяли из-за неловкости одного из похитителей. Замеченный водителем, он неосторожно спрыгнул с фуры на землю и подвернул ногу. Поначалу отказавшись от признания действий в составе группы, он все-таки показал, где находится гараж с награбленным.

«Банды, которые в течение полутора лет собирали товар из фур, - резюмирует Пекарский, - были выявлены и обезврежены в короткие сроки. С тех пор на дорогах Беларуси спокойно. Кременчугские банды перебрались в Россию - до сих пор от наших коллег поступают сигналы о хищениях на российских дорогах».
Добавить комментарий
Проверочный код