Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
можно продать голд BDO дорого.
zoloto777.ru
№39 (660) 29 сентября 2008 г. События. Оценки

Сорвалось...

29.09.2008
 

Дебаты двух кандидатов в депутаты - артиста и телеведущего Геннадия ДАВЫДЬКО  и политика Владимира НОВОСЯДА (- оказались чрезвычайно эмоционально насыщенными. Дискуссия произошла на встрече с избирателями Свислочского округа, которую организовала окружная комиссия в минском кинотеатре «Салют».

 «Я опоздал на встречу, потому что забирал ребенка из сада, - рассказал Новосяд в интервью «КП» в Белоруссии», - пришел, когда выступал Геннадий Давыдько. Я послушал его, вышел на сцену и сказал, что впечатлен его мужеством, ведь Давыдько был депутатом парламента, который принял столько ошибочных решений! И после этого он решился вновь баллотироваться в Палату представителей. На этих словах заслуженный артист вдруг вскочил и стал кричать: «Ты нищий! Нищий!» Потом добавил: «Мы тебя посадим!» Как уточнил Новосяд, его доход за 2007г. составил $1 тыс. и Br200 тыс.

Кандидат в депутаты Геннадий Давыдько изложил другую версию произошедшего: «Новосяд прятался в зале, потом выбежал на сцену и начал: «Программа Давыдько - это чушь, вранье и безграмотность». Я спросил: «Вы что, все выступление будете строить на критике моей кандидатуры? Представляйте свою программу!» Новосяд крикнул: «Садись!» Хотя на «ты» мы с ним не переходили. Я ответил: «Я-то сяду, но и ты сядешь! А потом я встану и построю свое выступление на критике тебя». О генезисе многозначного глагола «сесть», из-за которого два кандидата не поняли друг друга, «БелГазете» рассказал стиль-редактор Петр ПРЕЧИСТЕНЬКИЙ.

- Семантика слова «сесть» предполагает значение «принять какое-либо положение на длительный срок». Причем зачастую положение это оказывается не очень комфортным для самого садящегося («сесть на два стула», «сесть в калошу») либо для окружающих («сесть на шею»). Часто идиомы с этим глаголом обозначают общественно порицаемые явления («сесть на крест») или даже намекают на откровенно криминальный характер действия («сесть не в свои сани»). По логике, уж после этого точно нужно в тюрьму. В самой тюрьме, кстати, «ни встать, ни сесть». Но в то же время туда «садят».

Напомню, что в русскоязычной культуре всегда было важно знать свое место. Но ввиду некоторых, как правило, не зависящих от создателей культурного наследия факторов место это всегда было довольно скромным. Его буквально хватало только для того, чтобы сесть.

В любую эпоху любой тюрьме всегда была присуща некая романтика, а уголовники воспевались в народе, иногда даже впоследствии становились людьми знаменитыми. Но вот беда: учреждений, попадание в которые сопровождается романтическим ореолом для определенных групп населения, тьма тьмущая. И все имеют свои особенные слова для обозначения попадания туда: «войти в храм», «стать на учет в исполкоме», «лечь в больницу». Обратите внимание, именно «войти», «стать», «лечь», а не «сесть». Для того чтобы обособить священное для определенных социальных слоев пенитенциарное учреждение, к нему в общественном сознании присовокупили не использовавшийся ранее глагол «сесть».

Сдается мне, в выражениях, соучастником которых выступает глагол «сесть», наиболее характерно проявился национал-пессимизм всего русскоговорящего населения. Возможно, негативное отношение к этому слову пошло еще со времен всяких грозных царей, предоставлявших невиданную свободу выбора того, куда сесть: или с царем за один стол (где могли отравить), или сразу на кол.

Не исключено также, что оказали влияние и другие, не столь отдаленные времена, когда простого человека седалищем к насиженному месту намертво пригвождала громкая и четкая команда: «Сидеть!»
Добавить комментарий
Проверочный код