Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
«Нет в Беларуси того человека, который не знает о вас как о председателе великой страны» - сообщил Александр Лукашенко председателю КНР. А насколько хорошо вы знаете Си Цзиньпина?
давно на короткой ноге с товарищем Си
лично не знаком, но есть общие знакомые
пересекались пару раз на тусовках
тщательно отслеживаю каждый шаг товарища Си
не помню, кто это, но раз президент говорит, наверное, мы знакомы
№39 (660) 29 сентября 2008 г. Личный вкус

Джаз в переводе с польского

29.09.2008
камерТОН

Боря ВЕБЕР

Звучание и настроение - вот и все основные качества, которые можно было обнаружить во время недавнего концерта Петра Войтасика. Помимо мастерства, конечно. Звучание - чистое и естественное: за время концерта Войтасик вообще не использовал сурдину. Настроение - спокойное, умиротворенное, близкое к созерцательному, но совершенно лишенное меланхолии.

Польский джаз готов представить целую плеяду таких трубачей, героев сентиментально-романтического типа: от легендарного Квинты из «Ва-Банка», шедевра Юлиуша Махульского эпохи коммунистической ПНР, до Томаша Станько, ныне пребывающего без малейшей потери творческих способностей в образе настоящего и вполне интернационального джазового «ящера».

Возможно, именно новой максимальной романтизацией музыканта обязан американский джаз европейскому, в частности польскому. Во всяком случае, влияние это было точечным, если не однократным. С тех пор польский джаз зажил совершенно обособленной и практически закрытой для остального мира жизнью - с редкими сессиями в компании американских звезд, частыми гастролями последних в Польше, со своей Академией джаза в Катовицах, своими легендами и набором легенд американских, заимствованным из золотой эры джаза.

Петр Войтасик - профессор Катовицкой академии музыки, музыкант, взрастивший уже целое поколение новых польских джазменов с именем. Для нас же это просто еще один польский трубач или даже вообще просто хороший джазовый музыкант, приехавший немного поимитировать концертную активность в нашей застоявшейся белорусской джазовой жизни. Во время концерта Войтасик несколько раз представлял песни из своего нового альбома, но только ведь здесь и старых его альбомов никто, кроме представителей Польского института, Дмитрия Подберезского и двух-трех десятков больших поклонников джаза, наверное, и не слышал.

Петр Войтасик приехал в Минск со своим квартетом: Матей Сикала (саксофон), Михал Ярос (контрабас), Кшиштоф Градюк (ударные). Почти все - выпускники все того же факультета джаза музыкальной академии в Катовицах, т.е. совершенно новая генерация польских джазменов, где-то остающихся твердыми традиционалистами, где-то отвергающих былые заслуги легендарных предшественников. Роман, повесть, даже самый скромный рассказ интересно читать с начала и до конца, а не с середины, выдергивая какой-то отрывок, пусть даже и интересный сам по себе…

Все это никак не повод поставить на джазовой жизни в Беларуси крест, не повод относиться с недоверием к инициативе Польского института, время от времени привозящего к нам своих звезд. Просто следует признать, что в открытии джаза вообще, джаза наших соседей (россиян, поляков, литовцев) Минск стоит на самой начальной стадии будущей привязанности или более серьезных отношений. И роль организаторов таких концертов - не самая благодарная роль пионеров-энтузиастов: привозить, привозить и привозить в страну эстрады и Чайковского просто хороший и качественный джаз - без особой надежды на понимание, благодарность и кассовую выручку.

Весь вечер Петр Войтасик без малейших комплексов общался с публикой на польском языке. Все вроде бы было понятно и без перевода. Квартет открыл программу коллекцией композиций, так или иначе связанных с путешествиями по миру. Потом перешел к более живым номерам - что-то о девушках, потом снова об Израиле. Прозвучала также баллада Чарлза Мингуса, в которой наконец-то в кратких соло представилась возможность показать себя и молодой ритм-секции квартета: в основном Сикала и Войтасик играли довольно авторитарно, перебрасываясь друг с другом приятными темами и пространными импровизациями. Отыграв без малого полуторачасовой сет, коллектив ушел со сцены, оставив слушателям только хрупкие, разрушающиеся на следующий же день акустические образы. В качестве единственных сувениров, поскольку ни программок, ни дисков Петра Войтасика ни перед, ни после концерта слушателям не предлагалось. Правильно, а зачем?
Добавить комментарий
Проверочный код