Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№37 (658) 15 сентября 2008 г. Личный вкус

Умные книги

15.09.2008
с Александром Грицановым

Александр ГРИЦАНОВ

* Б. В. СОКОЛОВ. «Михаил Булгаков. Загадки творчества» * Д. О. СЕРОВ. «Администрация Петра I»

Б. В. СОКОЛОВ. «МИХАИЛ БУЛГАКОВ. ЗАГАДКИ ТВОРЧЕСТВА». - М.: «Вагриус», 2008

Произведения Булгакова, да еще переосмысленные тонкими ценителями и знатоками его гения, представляют воистину безбрежное поле для культурных фантазий. Как ни парадоксально, прижизненное счастье этого великого писателя во многом состояло в том, что коммунистический монарх Сталин жаловал пьесу «Дни Турбиных». Но подлинный подарок судьбы творец обрел тогда, когда его феерический роман «Мастер и Маргарита» не был опубликован сразу же после написания. Событийная суматоха конца 30-х гг., дополненная кровью Большого террора и апокалипсисом Великой Отечественной, востребовала иные сюжеты. В начале же 60-х пришла возможность подумать и о вечном.

Это исследование реконструирует жизненный путь Булгакова в ходе гражданской войны в Советской России, в нем подробно рассказано об истории взаимоотношений писателя с его тремя женами - Т.Н.Лаппа, Л.Р.Белозерской и Е.С.Нюренберг (Булгаковой), бросившей ради него мужа-генерала.

Для любителей реализма книга живописует, в каких произведениях и как именно были представлены образы Ленина, Сталина и прочих большевистских вождей; как в «Мастере и Маргарите» запечатлена масонская символика; какие исторические источники были использованы при написании сюжетов о городе Ершалаиме; в какие дни какого года только и могли происходить действия московской линии романа, и т.д.

Самый впечатляющий фрагмент повествует, как в конце апреля 1945г. итальянский князь Боргезе, командир дивизии морской пехоты «Сан-Марко», приказал своим подчиненным переодеться в гражданское и разойтись по домам, раздав им личные деньги. Как он писал впоследствии: «Я мог бы призвать на помощь смерть. Я мог бы относительно легко перебраться за границу. Но я отказался покинуть родину, семью и товарищей… Я решил отправить мою жену и четверых детей в надежное убежище, а затем ждать, когда климат смягчится, а потом сдаться властям».

Он спасся сам и спас своих солдат. Его жена была русской эмигранткой, смотревшей на сцене пьесу Булгакова: она помнила, как поступил в подобном положении Алексей Турбин.

Д. О. СЕРОВ. «АДМИНИСТРАЦИЯ ПЕТРА I». - М.: ОГИ, 2008

Книга, внешне вроде бы касающаяся исторического маршрута наших российских соседей, посвящена во многом универсальному и всегда актуальному историческому феномену: «призыву холопов во власть». Весьма симптоматично воспринимаются рассуждения современного историка о том, как «на смену архаическим приказам… воеводам и губернским старостам… пришла рационально организованная разветвленная бюрократическая вертикаль, заполненная весьма многочисленным контингентом служащих».

Тема формирования петровской бюрократии и чисто волюнтаристских процедур ее комплектации довольно традиционна. Иной разворот книги - люди и власть, человеческие судьбы в переломную для государства эпоху - никогда не устареет.

Исследование включает несколько частей. Первая - биографический словарь, в который вошли сведения о 153 деятелях петровского времени. Вторая - четыре очерка о «птенцах гнезда Петрова» (П.П.Шафиров, М.П.Аврамов, А.А.Курбатов и

А.П.Веселовский). Третья - публикация архивных документов о службе петровских администраторов, и наконец четвертая - справочные материалы об аппарате управления Россией первой четверти XVIII в.

Несмотря на очевидную недостаточность экономической статистики тех времен, автор сумел сделать довольно показательные выводы, например о том, что «Курбатов внес, без сомнения, решающий вклад в стабилизацию государственных доходов России второй половины 1700-х гг.» и его «с полным основанием можно счесть финансовым архитектором Полтавской победы».

Подчеркнуто литературный (несколько даже претенциозный) язык этой работы по истории провоцирует не только на политические параллели. Нередко вспоминается проблема, обозначенная еще Борисом Пастернаком: как выходить из ситуации тотального захвата холопами верховного влияния? Нобелевский лауреат выражал ее трагизм так: «И каждый день приносят тупо,/ Так что и вправду невтерпеж,/ Фотографические группы/ Сплошных свиноподобных рож». Судя по материалу книги, у российского императора преодоление подобного тупика получалось - его выдвиженцы прославляли государство (по крайней мере, перед супостатами и иностранными туристами). Последователям Петра это удавалось далеко не всегда.
Добавить комментарий
Проверочный код