Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№35 (656) 01 сентября 2008 г. Глобалист

Конец прекрасной эпохи?

01.09.2008
Глобализация отступает перед напором протекционизма

Андрей ПОДВИЦКИЙ

Либерализация мировой торговли начала сворачиваться. В 2007г. рост экспорта товаров в мире предварительно составил 5,5%, что на 3 п.п. меньше, чем в 2006г. Темпы роста ВВП тоже упали. В 2006г. мировая экономика выросла на 3,7%, в 2007г. - на 3,4%.

ПРОТЕКЦИОНИЗМ ВМЕСТО ГЛОБАЛИЗМА

Из-за действий национальной и мировой бюрократии люди начали охладевать к свободе перемещения товаров, услуг, денег и рабочей силы. Войны и вооруженные конфликты, передел карты мира - по сути дела, международное право перестало существовать. Глобалист уступает место протекционисту. Перед первой и второй мировыми войнами тенденции были похожими. Для мировой торговли наступают лихие времена.

Всемирная торговая организация (ВТО) объединяет 153 страны. С ноября 2001г. ВТО пытается либерализовать мировую торговлю в рамках раунда переговоров Доха. Семь лет назад в Доха, столице Катара, бедные и богатые страны решили сделать друг другу целый ряд уступок по тарифным и нетарифным ограничениям. Ударили по рукам - на том и остановились. Дальше слабых обещаний дело не пошло. Семь лет одна за другой проходят конференции министров стран ВТО. Бедные обвиняют богатых в дотациях своим производителям, квотах и высоких импортных пошлинах. Развитые страны предъявляют претензии развивающимся в ограничении доступа на их рынки. Кризис доверия усиливает кризис международных институтов.

Таблица Высокие цены на энергоресурсы и продовольствие, финансовый и жилищный кризис - все это создает весьма нервозную обстановку в двусторонних и многосторонних торговых переговорах. Поиском виновных в растущих экономических и социальных проблемах своих стран политики и чиновники занялись за границей. Для одних это Китай с его чрезвычайно дешевым импортом. Для других - США со слабым долларом. Для третьих - страны ОПЕК с дорогой нефтью и газом. Десятки стран Африки, Азии и Америки жалуются на ЕС, США и Японию. С каждым годом список проблем и претензий растет. Отменять торговые барьеры в одностороннем порядке, как это в свое время сделали Новая Зеландия и Чили, никто не собирается.

АРМИИ ВМЕСТО ТОВАРОВ

Огня торговым спорам поддают национальные, религиозные и этнические распри. Растет количество препятствий на пути перемещения иностранного капитала. Людвиг фон Мизес предупреждал: «Если товары не пересекают границы, то это делают армии». Мир забыл это ценное предостережение. Политики и чиновники решили, что глобализация необратима, что она может решить все проблемы. Получился опасный перекос. Относительно либеральный внешний режим вошел в конфликт с внутренним протекционизмом. Богатые привыкли декларировать принцип открытой конкуренции, но когда с ней столкнулись, то быстро ретировались.

Аутсорсинг, оффшоры и давальческие схемы их сильно напугали, а перенос производства и даже НИОКР в налогово-привлекательные страны с комфортным уровнем жизни и высокой степенью конфиденциальности по финансам всполошили не на шутку. Сначала Китай и Индия, а потом Россия заметно усилили свои позиции. У них появились деньги, возможности производить конкурентные товары, инвестировать в активы развитых стран. Им захотелось больше влиять на контуры мировой политики и добиваться взаимности в торговле и финансах. При неготовности США, ЕС и Японии пересмотреть свой протекционизм, перейти на одинаковую для всех правовую площадку четырех свобод (перемещения товаров, услуг, денег и рабочей силы) рост конфликтов был предрешен.

Богатые страны думали, что новые богатеющие развивающиеся страны скромно будут довольствоваться статусом младшего брата, что радость шопинга в Париже, Нью-Йорке или Риме будет продолжительной и сильной, что национальное чиновничество не будет требовать равных условий торговли. Общеизвестно, что их личные деньги находятся как раз в этих самых богатых странах.

Получилось иначе. Китаю, Индии, Бразилии, России предложенный статус не понравился. В ситуации заоблачных цен на нефть страны ОПЕК тоже хотели бы вкладывать заработанные миллиарды долларов в страны Запада. Однако, как оказалось, эти деньги там не очень ждут. ЕС, США и Япония не были готовы к тому, чтобы предложить своим производителям и электорату модель свободного рынка как единственно возможной платформы для создания по-настоящему единой глобальной экономики.

Интервенционисты развивающихся и развитых стран вошли в клинч. Договариваться с каждым годом стало сложнее. Потеряло смысл меряться качеством автомобилей, количеством денег или недвижимости. Число миллиардеров в развивающихся странах растет гораздо быстрее, чем на Западе. После первого миллиарда долларов интервенционистам захотелось не просто благосостояния, но и власти, равенства в в принятии решений по мировой экономике. Инкорпорировать эти интересы в ригидные структуры ООН, МВФ, ВТО, ЕС оказалось невозможно. Вот мировой порядок и затрещал по швам.

КАК МЕНЯЛСЯ МИР

В такой ситуации сохранить динамизм глобализации и либерализации мировой торговли невозможно. Достижения ВТО по снижению тарифов и нетарифных барьеров оказались под угрозой. Когда страны открыто игнорируют фундаменты мирового порядка, никто не будет обращать особого внимания на высоту торговых заборов. Скептицизм растет. ВТО пытается признать мир к разуму. Она посвятила «Мировой доклад о торговле» (World trade report, 2008) состоянию этого сектора в глобализирующемся мире.

Сторонники либерализации мировой торговли напоминают о несомненных преимуществах такого режима миропорядка.

Главными движущими силами интеграции стали технологические инновации, политическая воля и экономическая политика. Революция в телекоммуникациях и информационных технологиях, развитие Интернета, мобильной связи, новые реактивные двигатели, контейнеризация международных перевозок стали основными интеграторами-инноваторами.

Глобализации помогли политики. С конца 80-х они взяли курс на либерализацию экономики и торговли. Это относится не только к странам бывшего социалистического лагеря, но также к Китаю и Индии. К тому времени мода на централизованное планирование явно прошла. Госрегулирование доказало свою несостоятельность.

Дерегулирование, ликвидация барьеров в международной торговле (на основании многосторонних, двусторонних договоров или односторонних решений), в сфере иностранных инвестиций и финансовых рынков стали мощными локомотивами не только роста мировой экономики, но и ускоренного развития бедных регионов. Миллионы новых рабочих мест, рост уровня доходов, снижение смертности, модернизация экономики - глобализация стала катализатором всех этих процессов в развивающихся странах.

КАК НЕ МЕНЯЛИСЬ ЛЮДИ

Используя эффект масштаба и новые технологии, ТНК, стандартизировали многие товарные ниши. Усилилась конкуренция. Старый уклад жизни и работы сотен миллионов людей претерпел изменения. Когда человека принуждают меняться, счастливым он от этого не становится. Поэтому после эйфории демократизации, либерализации и крушения тоталитарных режимов наступило охлаждение и ужесточение протеста.

Опросы общественного мнения, на которые ссылается ВТО в своем ежегодном докладе, показывают, что население как бедных, так и богатых стран охладело к глобализации и свободе международной торговли. Гражданам богатых стран не нравится не только присутствие на их улицах людей разных этнических и религиозных традиций, бросающих вызов их культурной идентичности. Они как рабочие заводов и фермеры - против азиатского дешевого ширпотреба, бразильского и аргентинского мяса. Как наниматели они не могут конкурировать с дешевой рабочей силой из динамично развивающихся стран. Как политики и чиновники они не могут сохранить высокий уровень дотаций и зарплат, оставаясь конкурентными в режиме четырех свобод. Поэтому богатые страны, «окученные» антиглобалистами, «зелеными» и левыми, все больше становятся в оппозицию к глобализации и свободной торговле.

Свои причины изменения отношения к глобализации есть у развивающихся стран. С высоких трибун идеологи демократии и рынка внушали им, что свобода лучше несвободы, что G7 и ЕС готовы создать равные условия работы на мировом рынке. Говорили ровным счетом до той поры, пока в тех самых развивающихся странах не поднялся на ноги национальный бизнес и не стал оказывать давление на региональную и мировую конкурентную борьбу. Тут политикам и чиновникам богатых стран было уже не до свободы. В результате жесткого торгового протекционизма, многочисленных барьеров на перемещение рабочей силы и на вход на рынки услуг развивающиеся страны оказались в положении хронически просящего.

Безработица, рост пьянства и наркомании, имущественного неравенства, коррупции и монополизма не может нравиться обыкновенным людям. Контролируемые государством СМИ изо дня в день внушают им, что во всем виноваты жадные ТНК, международные организации и глобализация. Вот они против нее и выступают. О том, что свобода в международной торговле увеличивает выгоды страны от специализации, углубления разделения труда, они не догадываются, а доморощенные идеологи скромно об этом умалчивают. О том, что рост производительности труда тоже в большой мере зависит от четырех свобод, антиглобалисты тоже говорить не хотят, а электорат и не подозревает.

Люди хотят покупать качественные товары по доступным ценам, но они не видят эффекта от снижения барьеров для входа на рынок. Согласно новым теориям международной торговли, компании получают выгоду от либерализации торговли, в т.ч. потому, что издержки входа и работы на внешних рынках сократились. Хотя непосредственно в экспортно-импортные операции большинство стран не вовлечено, они могут получать выгоду от аутсорсинга, трансферта технологий и информационного обмена. Снижение торговых и административных барьеров стимулирует местные компании к экспорту и активной работе на внешних рынках. Расширяются возможности тех, кто имеет лучшие технологии, кто качественнее управляет своими финансами, производством и продажами.

Логика развития рынка такова, что с него уходят те, кто вовремя не понял изменение настроений и предпочтений потребителей. Таким образом, ограниченные ресурсы достаются тем, кто лучше ими распоряжается. Достаются не навсегда, а лишь до тех пор, пока на рынке не появится более динамичный, целеустремленный, умный и расчетливый конкурент. Если политики и чиновники не блокируют данный процесс, люди богатеют. Страна уверенно поднимается вверх по лестнице благополучия и оказывается в группе развитых стран.

Такой путь проходили десятки стран мира. Если же государство на одном из этапов своего развития решает зацементировать достижения нескольких лоббистов, ограничив или запретив конкуренцию, в т.ч. со стороны импортеров, оно неизменно оказывается в ловушке бедности. Это подтверждает ВТО: «С учетом всех источников выгод от торговли было продемонстрировано, что протекционистская политика может быть источником значительных экономических издержек. При этом выгоды от либерализации торговли неравномерно распределяются среди стран».

Выводы ученых доказывают, что мало снизить торговые барьеры и ждать манны небесной. Выгоды от глобализации и либерализации получают те, кто гостеприимен к капиталу и человеку, к его идеям и собственности. По мнению экспертов ВТО, если бы страны ЕС находились в состоянии автаркии, «средняя производительность труда была бы на 13% ниже, цены на 16% выше, а прибыль - на 23% меньше».

БЕЛАРУСЬ: 10 ПОВОДОВ, ЧТОБЫ ЛЮБИТЬ СВОБОДНУЮ ТОРГОВЛЮ

1.
Беларусь - малая открытая экономика. Экономическая наука однозначно заявляет, что нам выгодны четыре базовые экономические свободы (перемещения товаров, услуг, денег и людей) и адаптация стандартов крупных торговых партнеров и международных организаций.

2. Мы не владеем ни одной прорывной технологией, не имеем материальной и научной базы для их развития, не являемся источниками стандартов на товарных, научных рынках или в сфере услуг. Единственный способ их получения и использования всего нашего внутреннего потенциала - торговля со всем миром.

3. У нас нет природных ресурсов, в т.ч. энергетических, чтобы даже пробовать создать автаркическую, закрытую модель. Только торговля может обеспечить нам доступ к необходимым ресурсам.

4. У нас нет емкого, богатого внутреннего рынка. Чтобы набрать силу и вес в экономике, нужно ориентироваться в первую очередь на внешние рынки. Свободная торговля - палочка-выручалочка для конкурентного белорусского бизнеса.

5. Беларусь остро нуждается в модернизации и замене производственных технологий. Поскольку своих нет, нужно покупать за границей. Еще лучше - создать условия для тех, кто за свой счет привезет в страну hi-tech и разовьет его в Беларуси.

6. Беларусь застряла между усталым плановым хозяйством политиков и нерасторопным менеджментом госдиректоров. Свободная торговля является мощным катализатором обновления, ликвидации старых, затратных методов управления экономикой и бизнесом.

7. Беларусь богата лесами, озерами, удобрениями и инфраструктурой. С месторасположением нам тоже повезло. Люди обучены. Города безопасны и приятны. Использовать наши сравнительные преимущества, в т.ч. туристический потенциал, можно только через интеграцию в региональную и мировую систему разделения труда. Свободная торговля - базовый принцип взаимодействия Беларуси и мира.

8. Без современного образования и генерации знаний конкурентную экономику не создашь. Путь к модернизации - интеграция образовательных, научных и исследовательских центров Беларуси с европейскими и мировыми. Это возможно только при соблюдении принципов свободной торговли. В данном случае речь идет об обмене информацией, технологиями, студентами и учеными.

9. ТНК - основные источники капитала, технологий и опыта управления. Они гарантируют доступ к товарным сетям мира. Они будут заинтересованы в размещении производств (заказов) в Беларуси, только если мы будет работать в режиме свободной торговли со всеми соседями, ЕС и США.

10. Белорусская культура, ценностные установки, характер отношений «человек-человек», «человек-государство» требуют модернизации. Гражданское общество, институты государства будут адаптироваться к требованиям глобального рынка гораздо быстрее, если будет гарантирована свобода перемещения товаров, услуг, денег и людей. Изоляционизм тянет в прошлое. Открытость гарантирует благополучное будущее.
Добавить комментарий
Проверочный код