Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№33 (654) 18 августа 2008 г. Визави

Туши дисплей, пошли домой

18.08.2008
МВД намерено вернуть в Беларусь специалистов по IT

Татьяна КАРЮХИНА

МВД разработало проект комплекса мер по возвращению в Беларусь высококвалифицированных и перспективных специалистов, которые длительное время работают за границей по контракту. На прошлой неделе первый замначальника департамента по гражданству и миграции МВД Алексей Бегун сообщил журналистам, что в рамках проекта будет разработан «закон об интеллектуальной миграции, направленный на возвращение граждан Беларуси с созданием условий для их пребывания в стране». Планируется также изучать особенности пребывания высококвалифицированных специалистов-белорусов за рубежом и проводить «адресную работу по возвращению с конкретными людьми».

При разработке всех мероприятий, пообещал Бегун, будет учитываться потребность отраслей экономики Беларуси в кадрах. Сегодня существуют планы по привлечению в страну специалистов отдельных отраслей науки, здравоохранения и сектора высоких технологий. О том, чем можно привлечь назад в Беларусь специалистов, востребованных за рубежом, в беседе с корреспондентом «БелГазеты» размышляли руководитель портала BYBanner.com Алексей ШАБЛОВСКИЙ и специалист по разработке электронных устройств Андрей ГРИЦУК, уже три года работающий в Австрии.

Алексей ШАБЛОВСКИЙ: «СПЕЦИАЛИСТЫ УЕЗЖАЮТ, НО ИХ МЕСТО ЗАНИМАЮТ ДРУГИЕ»

- BYBanner.com, который вы возглавляете, проводил исследование относительно того, чем руководствуются IT-специалисты при выборе места работы. Каковы были результаты?

- Согласно исследованию, для 90% специалистов на первом месте по значимости находится зарплата. И, в принципе, это можно легко объяснить: уровень доходов в IT-сфере очень низкий.

- Сколько в среднем зарабатывает IT-специалист?

- Начнем с того, что само понятие «IT-сфера» очень широкое: здесь работают и программисты, и системные администраторы, и специалисты по телекоммуникациям. Больше всех получают программисты: в среднем $700-800, но зарплата ведущих программистов доходит до $1,5 тыс., а иногда до $2 тыс. Столько же хотели бы получать остальные.

- Их претензии обоснованны?

- В каком-то смысле. Некоторые компании, в первую очередь EPAM Systems, предлагают своим специалистам достаточно высокие зарплаты - выше, чем в среднем по отрасли. Но не нужно забывать, что компании, работающие на западные рынки, в т.ч. EPAM Systems, которая является одной из крупнейших в Восточной Европе, своих заказчиков находят за рубежом. Поэтому они могут обосновать предлагаемый уровень зарплат.

Другие же фирмы, которые работают преимущественно на нашем рынке, просто не могут позволить себе платить своим сотрудникам столько же. И их специалисты постепенно переходят в международные компании. Соответственно, работают на Запад: физически они остаются в Беларуси, но сути дела это не меняет - так или иначе большие деньги уходят за рубеж.

- Какие еще факторы являются решающими для IT-специалиста при выборе места работы?

- 51% респондентов требовали «хороший социальный пакет».

- А что понимается под «хорошим социальным пакетом»?

- Некоторые компании предлагают своим сотрудникам строительство жилья на особых условиях, и для многих респондентов это является привлекательным фактором. Некоторые IT-специалисты в социальный пакет включают возможность получения кредита.

- Согласно вашим выводам, «интересная и разнообразная работа, которая позволяет расти и развиваться», важна для большей части участвовавших в опросе...

- Да, это не секрет: многие IT-специалисты не считают зазорным некоторое время поработать на невысокой зарплате и набраться опыта, знаний. Естественно, это делается в расчете на то, что в дальнейшем они выйдут на более высокий уровень, и не исключено, что уже в другой компании.

- Позволяет ли наш IT-рынок расти и развиваться, участвовать в интересных проектах?

- Да, безусловно. Но все зависит от конкретной компании. Так, некоторые фирмы подходят довольно сурово: выжимают максимум из сотрудников, при этом взамен предлагая минимум. Их руководители считают, что свято место пусто не бывает, а значит, на место оставивших их сотрудников всегда придут другие.

- В ходе исследования задавались ли респондентам вопросы по поводу работы за рубежом?

- Нет, таких вопросов не было.

- Почему, как вам кажется, специалисты уезжают работать в другие страны?

- Каждый ищет, где лучше. И в результате кто-то оказывается на Западе, а кто-то работает здесь. Я бы вообще не говорил об этом как о проблеме: специалисты уезжают, но их место занимают другие. И при этом нельзя говорить, что уезжают самые лучшие. Лучшим и здесь предлагают достойное жалованье и хорошие условия. Уезжать - значит менять все: образ жизни, привычки, окружение. Не все готовы к этому. И не каждый может нормально адаптироваться в новых условиях.

Кроме того, специалисты возвращаются. Ведь, к примеру, в Google или Microsoft дорасти до самых вершин очень трудно. Но, имея какой-то опыт, можно вернуться и применять его здесь, работая топ-менеджерами в отечественных фирмах или возглавляя их.

- В резюме к исследованию вы подчеркиваете, что оно позволяет получить ответ на вопрос, как сделать предложение о работе максимально привлекательным. Что можно сделать на госуровне?

-Государстводолжно создавать технопарки, в т.ч. в регионах. И технопарки должны конкурировать между собой, иначе появится еще одна госкорпорация-монополист, со всеми вытекающими последствиями.

Необходимо также содействовать созданию венчурных фондов: фонды будут привлекать деньги частных инвесторов в белорусский IT-сектор и Интернет. В России деятельность таких фондов признана государством одним из важейших приоритетов в XXI в. А в Беларуси Интернет пока находится на обочине экономики, в то время как на Западе и в России это важный сектор экономики, кузница кадров и новые рабочие места. Ведь известно, что электронная коммерция - огромный потенциал для самозанятости и повышения благосостояния народа.

Я считаю, что необходимо также повышать качество высшего образования: привлекать специалистов-практиков в вузы, науку приближать к практике бизнеса. Преподаватели должны быть бизнесменами. Пока IT-профессионалы абсолютно не заинтересованы в том, чтобы делиться опытом и знаниями с молодежью.

Информатизация (в первую очередь через Интернет) должна проникать во все сферы деятельности государства. Государство должно повышать престиж работы в отрасли, в т.ч. престиж работы в белорусских компаниях и в масштабных белоруссих проектах. Ведь в среде программистов пока тихо посмеиваются над такими белорусскими проектами, как, например, БелОС, белорусский мобильник.

Безусловно, стимулирующим фактором будет снижение налогов для IT-компаний.

- В департаменте по гражданству и миграции МВД говорят, что в секторе высоких технологий не хватает специалистов. Каких именно?

- В первую очередь не хватает профессиональных программистов. В большом избытке выпускники, которых трудно назвать специалистами: уровень их знаний не позволяет сразу же после окончания вуза участвовать в серьезных проектах.

- Один из выводов вашего исследования удивляет: 24% опрошенных ценят «красивый офис»...

- Да, это характерно для IT-сферы: программистам нравятся современные широкоформатные мониторы, удобные кресла. Наши люди находятся под влиянием мифов и стереотипов. Например, программист - не дизайнер, он всего лишь пишет программу, точно так же как журналист пишет текст. И монитор в 21 дюйм ему не нужен: это скорее шик. Но многим хочется работать перед большим монитором. И это характерно не только для Беларуси. Некоторые западные компании этим и берут: просторные офисы, разные штуки интересные. В Google, например, очень красивая мебель, шикарные мониторы, в офисах катаются на роликах. Но ведь оттого, что программисту позволят кататься в офисе на роликах, он не станет лучше работать. Это только приятный бонус.

- По достоинству ли оценены наши IT-специалисты?

- Думаю, да. Рынок все расставляет по своим местам: специалисты классом выше зарабатывают немало и не жалуются. А те, у кого уровень пониже, просто должны заботиться о своем профессиональном росте.

- 31% респондентов считает, что «частная форма собственности является важным показателем престижной работы»...

- Среди IT-специалистов существует предубеждение, что госкомпания не так заботится о сотрудниках, как частная. Ее руководство не входит в положение: сотрудникам трудно уйти раньше, они не могут позволить себе работать по удобному графику, в то время как во многих частных компаниях человек сам выбирает, в какие часы ему удобнее работать. Если он выполняет работу, то какие могут быть вопросы, считают в частных компаниях.

Многие IT-специалисты ценят и демократизм в отношениях, когда рядовой сотрудник может прийти к начальнику и сказать: «Я думаю об этом проекте вот что...» И начальник по крайней мере прислушается к мнению сотрудника.

- Наши начальники не всегда готовы к диалогу?

- Да, есть такая проблема: у нас больше принят директивный стиль. И это является отталкивающим моментом.

СПРАВКА «БелГазеты». Алексей Шабловский родился в 1979г. в Минске. Окончил Белорусский государственный педагогический университет. Работал маркетологом РУП «Белтелеком», писал для журналов «Маркетинг: идеи и технологии», «Веснiк сувязi», «Мой Интернет». С 2006г. руководит информационно-аналитическим порталом об информационных технологиях в Беларуси BYBanner. Консультант по интернет-маркетингу, преподаватель интернет-рекламы и электронной коммерции в БНТУ (факультет маркетинга, менеджмента и предпринимательства). Имеет более 20 научных публикаций. Женат, воспитывает сына.

Андрей ГРИЦУК: «МНЕ НУЖНА ГАРАНТИЯ, ЧТО РАБОТА, КОТОРУЮ Я ВЫПОЛНЯЮ, ВОСТРЕБОВАНА»

- Чем принципиально отличается работа специалиста по разработке электронных устройств в Беларуси и в Австрии, где вы сейчас живете?

- Сама работа ничем не отличается. Отличие скорее состоит в том, что в Беларуси не развит этот сегмент: у нас практически нет таких производств. Любая разработка в конце концов должна перейти в производство, ее должны внедрить. А у нас нет никакого внедрения, все проекты могут годами оставаться на бумаге.

- Востребованы ли на Западе специалисты, которые занимаются тем же, чем и вы?

- Поскольку там больше рынок, то больше фирм, которые этим занимаются. А если есть спрос, то, соответственно, требуется больше специалистов по этой специальности.

- Как оплачивается их труд?

- Это относится не только к специалистам по разработке электронных устройств, но и к учителям, и к врачам: зарплаты здесь раза в три-четыре выше, чем в Минске. Но для меня лично зарплата никогда не играла решающей роли. Мои знакомые программисты в Минске получают не намного меньше, чем я, а может быть, даже больше. Для меня важнее то, что я могу работать на качественно ином уровне: мы используем последние технологии, разрабатываем устройства, которые через два-три года появятся в клиниках по всему миру. Наша компания разрабатывает медицинское оборудование для крупных игроков в этой области: General Electric, Siemens Medical Solutions, Philips. В Беларуси на таком уровне работать трудно.

- Почему?

- Фирма не может работать в одиночку. Ей необходима сеть партнеров, которые занимаются поставкой материалов, комплектующих. Здесь с этим все проще: есть ряд фирм, которые предлагают подобные услуги. Естественно, все стоит приличных денег. Например, мы сейчас покупаем измерительный прибор, который стоит 20 тыс. евро. Думаю, в Минске в тех фирмах, в которых я работал, это назвали бы «непозволительной роскошью». Но в Австрии все понимают: то, что мы разрабатываем сегодня, завтра пойдет в наше же производство.

- Зарубежный работодатель предоставляет возможность специалистам из Беларуси учиться, повышать квалификацию?

- Да, конечно! У нас постоянно проводятся какие-то семинары и тренинги по внедрению новых технологий и нового софта.

- У вас практикуются корпоративные мероприятия?

- Иногда на уик-энд мы все выезжаем на природу, лазим по пещерам или отдыхаем на озере, или катаемся на лыжах. Или выезжаем в «австрийскую Тоскану», селимся в каком-нибудь старом отеле, а ужинать ходим в винный ресторан, где для нас устраивают дегустации.

- Специалисты из Беларуси делают хорошую карьеру за рубежом?

- В этом смысле все равны: и белорусские, и австрийские, и немецкие специалисты. Шансы есть у всех. Я думаю, здесь скорее играет роль персональный фактор: все зависит конкретно от человека. Есть люди, которые ставят перед собой цель сделать карьеру, а есть некарьеристы, которые довольствуются тем, что имеют.

- У вас интернациональный коллектив?

- Да, у нас работает около десяти американцев, пятеро немцев, австрийцы, три белоруса.

- Какие бонусы может предложить работодатель хорошему специалисту?

-Когда я только приехал в Австрию, у меня была служебная машина и мне оплачивали половину стоимости жилья. Но потом я сам от этого отказался. Появились другие условия: мне повысили зарплату, но я сам должен был оплачивать свою квартиру. Иногда мне оплачивают перелет домой. Есть и какие-то элементарные вещи, например корзина с фруктами каждый день в офисе, бесплатные напитки. Иногда вечером мы все вместе едем в ресторан - и счет отплачивает компания.

- При каких условиях вы бы вернулись работать в Беларусь?

- Это дело не одного и не двух дней, но если я увижу, что Беларусь вышла на должный уровень разработок, если станет очевидно, что появились предприятия, которым нужны молодые специалисты и которые могут предложить интересные разработки, я с радостью приму их предложение.

Мне важно видеть результат: если я над чем-то работаю в течение полугода-года, а потом вижу, что в силу каких-то причин проект заморозили и он не идет в производство, я не получаю удовлетворения от работы. Все, чем я жил, просто лежит на полке - это никому не нужно.

Мне нужна гарантия того, что работа, которую я выполняю, кем-то востребована. Я не хочу, чтобы меня просто занимали хоть чем-то («не выгонять же людей на улицу»), и не хочу работать на склад. Для меня важно понимать, для чего я работаю: сегодня я что-то делаю, а завтра вижу заметку в газете о том, что Siemens анонсировал новое оборудование на выставке в Чикаго. Я знаю, что работал над этим проектом - и для меня это самый важный результат.

И потом, если вернуться к уровню разработок, то не хочется делать вчерашний день, не хочется что-то копировать. Хочется создавать новое, а для этого в Беларуси многого не хватает.

- Для вас принципиально, в какой стране работать, если есть возможность «видеть результат»?

- Нет, конечно. Я уехал случайно - не потому, что хотел покинуть Беларусь. Так получилось: я был в Австрии в командировке, и меня пригласили работать. Но если бы похожее предложение поступило из Киева, Вильнюса или еще какого-то города, я бы поехал.

И потом, в этом был вызов. Представьте, у человека есть выбор: остаться в Минске, делать какую-то работу или делать ту же работу в Вене. Он понимает, что в Минске он с ней заведомо справится. А вот если он поедет в Вену, ему придется все начать с чистого листа: нет ни друзей, ни связей... Но он может проверить себя.

К тому же 25-30 лет - это возраст, когда ты можешь попробовать. Еще через пять лет это будет трудно осуществить: появится семья, дети, ты уже не сможешь пуститься на такие «приключения».

- Как отзываются о специалистах из Беларуси в вашей компании? Их как-то выделяют?

- Наверное, никак. В Европе многие фирмы интернациональны. Работая над проектом, приходится общаться по разным вопросам со специалистами из разных фирм. А эти фирмы разбросаны по всему миру: в Соединенных Штатах, в Китае, Сингапуре или в Гонконге.

СПРАВКА «БелГазеты». Андрей Грицук родился в 1978г. в Минске. В 2000г. окончил Белгосуниверситет информатики и радиоэлектроники, факультет радиотехники и электроники. Два года проработал на кафедре БГУИР. С 2002г. работал в компании Semitech, затем был программистом в компании «НПП БелСофт». В 2005г. уехал в Австрию. Не женат.
Добавить комментарий
Проверочный код