Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№33 (654) 18 августа 2008 г. Тема недели

Кавказский конфликт: промежуточные итоги

18.08.2008
 

Кирилл НЕЖДАНСКИЙ

Российско-осетинский конфликт из фазы военной медленно сполз к фазе дипломатической: и Грузия, и Россия подписали «шесть принципов» президента Франции Николя Саркози. Самое время подвести промежуточные итоги, по возможности, стремясь уйти от пропагандистской черно-белой гаммы. Пожалуй, лучше всего о намерениях сторон говорит то, как они вели боевые действия.

С ТАБЕЛЬНЫМ ОРУЖИЕМ

Первые сообщения о том, что южноосетинские ополченцы и части российской армии отбили Цхинвал, появились уже во второй половине дня в пятницу, 8 августа, и затем дублировались практически ежедневно. В промежутках же сообщалось о боях в городе и артобстрелах. Из этого можно заключить, что грузины сознательно втянули российские части в уличные бои в расположенном в горной котловине Цхинвале, который простреливался с господствующих высот грузинской артиллерией.

О том, что не все в российской армии так хорошо, как на телеэкране, свидетельствует история с нападением грузинского спецназа на штабную колонну командующего 58-й армией генерал-лейтенанта Анатолия Хрулева, описанная журналистом «Комсомольской правды» Александром Коцем: «Мы ехали в Цхинвали на БТРе командующего 58-й армией, в колонне из 30 боевых машин... Въезжали в Цхинвали с юга… Вдруг я увидел у подбитого танка двух грузин. Потом пригляделся: за каждым столбом - грузины, с автоматами, пулеметами. Сказал сидящему рядом бойцу: «Грузины». Он истошно закричал: «Грузины!» Колонна остановилась… В госпитале мне сказали, что из 30 машин, которые были в колонне, из Цхинвали вышли 5». Получившему ранение Хрулеву пришлось отстреливаться в канаве из табельного оружия. Для ХХI в. присутствие командующего в боевых порядках войск, да еще передвижение без боевого охранения - мягко говоря, анахронизм.

Судя по отзывам военных экспертов, даже закончившиеся в июле учения «Кавказ-2008» не очень помогли россиянам. Понятно, генералы всегда готовятся к прошедшей войне. Однако жалобы на артобстрелы (при абсолютном превосходстве российских ВВС), на снайперов (со стороны армии государства, экспортирующего стрелковую оптику для ночного боя), на связь (традиционно считавшуюся одной из самых болезненных проблем российской армии) выглядят как минимум симптоматично. Военные наблюдатели отмечают наличие бронежилетов и касок у грузинских военнослужащих и отсутствие - у российских. Не замечены в зоне конфликта охотно демонстрируемые по ТВ новейшие чудеса российского ВПК: ни вертолеты Ка-50, ни БМП-3 и БМД-4, ни новые САУ.

Да, с военной точки зрения, россияне выиграли кампанию. Но выигрыш в операции по «принуждению к миру» выглядит не очень убедительно, словно у Грузии в военном столкновении с Россией были какие-то шансы.

«ЛУЧШАЯ АРМИЯ СНГ»

Именно так окрестили грузинскую армию журналисты, ориентируясь на суммы, затраченные Михаилом Саакашвили на ее модернизацию, и общий темп российской операции.

В действиях грузинских войск обращает на себя внимание тот факт, что не были блокированы Рокский тоннель и Зарская дорога, что было бы вполне логично, реши Саакашвили действительно восстановить контроль над Южной Осетией и вволю позаниматься там геноцидом. Однако все становится на свои места, если принять версию, согласно которой грузины планировали сначала втянуть Россию в конфликт, а потом сделать его международным.

Совершенно бессмысленным выглядит массовый штурм Цхинвала бронетехникой - словно не было ни второй мировой войны, ни первой чеченской. Судя по сообщениям осетинских СМИ, большинство танков в Цхинвале уничтожили из РПГ местные ополченцы - дешево и сердито.

Тем не менее грузинская армия показала себя эффективной с точки зрения связи и средств радиоэлектронной борьбы, разведки (включая израильские беспилотники), управления артогнем, взаимодействия авиации и наземных войск. Сыграло свою роль и то, что на территории страны имелись собственные мощности для ремонта и модернизации вооружения - бывший танкоремонтный завод Группы российских войск в Закавказье (ГРВЗ) и Тбилисский авиазавод. Танк Т-72 грузины модернизировали совместно с Украиной, и получили Т-72 SIM1, вполне адекватный задачам локального масштаба. Наконец, средства ПВО, предположительно поставленные Украиной или даже обслуживавшиеся украинскими расчетами. Об их эффективности говорит сбитый грузинами российский Ту-22. Стратегическая авиация обычно действует вне зоны эффективного огня ПВО, поэтому потеря этого бомбардировщика свидетельствует о том, что россияне рассчитывали на чистое небо. Генерал-лейтенант Юрий Неткачев (в 1993-2000гг. - замкомандующего ГРВЗ) в «Независимой газете» прямо назвал предвоенную оценку российскими военными грузинской армии шапкозакидательством.

Выяснилось, что суверенитет Грузии ограничен пятью бригадами ее кадровой армии: резервисты оказались, мягко говоря, не очень боеспособными. Как констатировал израильский журналист Цур Шизаф, «армия просто развалилась. Миллиарды долларов, вложенные ее подготовку, в т.ч. Израилем, оказались пустой тратой денег». Не менее критичен по отношению к итогам кампании Александр Сушко из «Украинской правды»: «Даже увеличив военный бюджет за 4 года почти в 30 раз (!), вышколив целую генерацию профессиональных и преданных воинов, закупив достаточно техники и сплотив нацию, все же невозможно продолжительное время противостоять на равных в десятки раз превосходящей военной машине большого государства-агрессора».

Вероятно, грузинская сторона рассчитывала на то, что в конфликт вмешается Запад, Россия не пойдет дальше границы Южной Осетии, не будет ни авиаударов по военной инфраструктуре, ни российских БТР в Гори и Поти. В противном случае Саакашвили как минимум озаботился бы переброской грузинского контингента в Ираке в Грузию до 8 августа. Но даже США пообещали просто «гуманитарную операцию с использованием ВВС и ВМС» лишь 13 августа. Потому-то последние заявления Михаила Саакашвили так жестки по отношению к Западу: «Запад не сумел заранее проанализировать намерения России» и «быстро отреагировать».

КТО КОГО?

В результате военных действий обе стороны добились не совсем того результата, которого ожидали. В первую очередь потому, что готовились не совсем к той войне, которая случилась.

Грузинская позиция основывалась на том, что необходимо восстановить территориальную целостность страны любой ценой. Но грузины не задумались о том, какой может быть эта цена. Почти 20 лет прошло с тех пор, как первый президент Грузии Звиад Гамсахурдиа назвал осетин «мусором», предложив «вымести его метлой через Рокский тоннель», чуть меньше 18 лет - с тех пор, как Грузия упразднила автономию Южной Осетии, 15 лет - с победного марша Эдуарда Шеварнадзе на Абхазию, откуда второго грузинского лидера вывозили то ли катером, то ли вертолетом россияне. После той крови, которая была пролита, как минимум наивно ждать, что абхазы и осетины добровольно воссоединятся с Тбилиси. Как справедливо заметил Николя Саркози, территориальная целостность и государственный суверенитет - все-таки разные вещи.

Российская точка зрения не менее радикальна. Однако на по-настоящему «имперский» сценарий, наподобие миротворческих практик США, у кремлевского дуумвирата Дмитрий Медведев-Владимир Путин не хватило духу. Итог: крови пролито больше, политических целей достигнуто меньше. Одно дело сравнивать Саакашвили с Гитлером, другое - объяснять в ООН, что российские танки делают на дороге в Тбилиси. При этом ни Абхазию, ни Южную Осетию Москва не признала, несмотря на ссылки на прецедент Косово, т.е. формально поле боя остается за Тбилиси. Не вмешайся Россия в Южной Осетии, у нее немедленно возникли бы проблемы в Северной Осетии, и без того травмированной Бесланом и втянутой в конфликт с Ингушетией.

Но формат этого вмешательства свидетельствует о том, что в области имперского «миротворчества» Москва пока не дотягивает до вашингтонских коллег, несмотря на неудачи последних в Ираке и Афганистане. Поэтому неизбежно усиление позиций США или НАТО в Закавказье, военное или политическое.

Распространено мнение, что Россия в ходе военных действий намеревалась поставить под вопрос работу нефтепровода «Баку-Тбилиси-Джейхан» и перспективы газопровода «Набукко». Большинство экспертов полагают, что и с этой точки зрения игра не стоила свеч, хотя, как заявила специалист по энергетической безопасности Центра европейских политических исследований в Брюсселе Арианна Кекки в интервью Deutsche Welle, «война… подтвердила имеющиеся сомнения относительно надежности Грузии как страны-транзита… Это может не только стать источником политических проблем для «Набукко», но и подорвать доверие инвесторов».

СПРАВКА «БелГазеты». По нефтепроводу «Баку-Тбилиси-Джейхан» с 2006г. из Азербайджана ежесуточно транспортируется в Европу около 1,2 млн. баррелей нефти. Кроме того, планируется осуществить проект газопровода «Набукко», транспортирующего каспийский и среднеазиатский газ в ЕС.

ЕВРОПА БОЛЬШАЯ И ЕВРОПА МАЛАЯ

Откровеннее всех позицию Западной Европы проиллюстрировала немецкая газета Frankfurter Rundschau: «За 17 лет, прошедшие после распада Советского Союза, Россия - вопреки опасениям - ни разу не прибегла к военной интервенции в суверенное соседнее государство… Россия не только победила в этой войне, она к ней и стремилась. Зачем? В Вашингтоне полагают, что кремлевский режим, окрепнув благодаря миллиардам нефтегазовых долларов, вознамерился реализовать свои давние имперские амбиции. В Западной Европе лишь качают головой: здесь по-прежнему верят, что Россия, несмотря ни на что, может быть надежным партнером». Отсюда и осторожно-примирительная оценка конфликта высшими должностными лицами стран Старой Европы, особенно Германии и Италии. Даже CNN признало, что «Саакашвили дал России то оправдание, которое она искала, чтобы вмешаться». Европейцам нужен стабильный энерготранзит, всерьез ссориться с Москвой из-за Саакашвили они явно не готовы.

Но даже федеральный канцлер Ангела Меркель настаивает на территориальной целостности Грузии как на главном условии прекращения огня.

Зато Новая Европа напугана тем, что Россия продемонстрировала готовность отстаивать свои интересы с помощью военной силы. Призывы «остановить империю», прозвучавшие во время визита в Тбилиси президентов Польши, Украины, Литвы, Эстонии и премьера Латвии свидетельствует о том, что испуг этот неподдельный. Но характерно, что польский МИД открестился от выступления Леха Качинского на тбилисском митинге, дезавуировав его высказывания как не отражающие официальную точку зрения. Украине же, которая опасается стать объектом следующей миротворческой операции, немецкий политолог Гергард Симон напомнил на Deutsche Welle: «Я думаю, что Украина должна реагировать, но ей следует координировать свои действия с НАТО и ЕС».

Право решать, в каких выражениях клеймить агрессора и как преодолевать кризис, остается за странами Старой Европы. И ее сдержанность производит приятное впечатление не только на фоне восточноевропейских политиков. Особенно если учесть оговорки президента США, вплоть до 13 августа путавшего то «Машу» и «Рашу», то Россию и Грузию: «Похоже, сейчас предпринимаются усилия по свержению законно избранного правительства России».

Цели, которые Россия ставила в конфликте, достигнуты ценой перспективы обострения отношений со странами СНГ и Западом, грозящего перерасти в изоляцию и санкции. Цели Грузии не достигнуты, несмотря на победу в информационной войне и сочувствие европейцев. Это значит, что конфликт продолжится - хотелось бы надеяться, что исключительно в дипломатическом формате.
Добавить комментарий
Проверочный код