Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№31 (652) 04 августа 2008 г. События. Оценки

«БеСТ» продался не по-детски

04.08.2008
За каждую SIM-карту турки заплатили более $2,6 тыс. при обычной цене для операторов стран СНГ около $400-500

Ольга МИКША

80% акций ЗАО «БеСТ» проданы турецкому оператору Turkcell за беспрецедентную сумму в пересчете на одного абонента - $500 млн. и с обещанной премией за прибыль в первый год еще $100 млн. По мнению экспертов, это цена за перспективы эксплуатации 3G - тендер на лицензию будет объявлен в сентябре, и лояльность к другим интересам российской «Альфа-групп» в Беларуси.

В течение месяца турецкая компания перечислит в госбюджет $300 млн., затем до 2011г. еще две транши по $100 млн. При условии выхода на прибыль в течение года Turkcell обязался выплатить премию в размере $100 млн. и за 2 года вложить в развитие белорусского оператора еще $400 млн. Со своей стороны Беларусь пообещала в течение 5 лет не продавать оставшийся 20-процентный пакет акций - как гарантию инвестиций.

При этом Turkcell признает, что «БеСТ» не окажет заметного влияния на величину консолидированных активов компании: абонентская база приобретения составляет всего 187 тыс., выручка по итогам 2007г. - $1,6 млн.

По мнению аналитиков, такая цена за оператора с такой абонентской базой является беспрецедентной - за каждую SIM-карту инвестор заплатил более $2,6 тыс. при обычной цене для операторов стран СНГ около $400-500 (год назад 51-процентный госпакет акций Velcom продан SB Telecom за $556 млн.; пропорциональная цена за одного абонента составила $411).

Министр связи Николай Пантелей полагает, что это адекватная цена и объем инвестиций не только для того, чтобы привлечь в сеть остающихся без трубки 1 млн. белорусов: «Рынок почти поделен, но ресурс в размере около 1 млн. абонентов еще есть. Я думаю, что в последующем борьба пойдет не за отвлечение абонентов от одной компании к другой, а за счет наращивания объемов услуг, использования новых технологий и новых сервисов». В сентябре турецкий инвестор сможет принять участие в конкурсе на лицензию 3G, а заявленный объем вложений и сроки освоения позволят оператору довольно быстро построить сеть нового поколения. В этом случае «БеСТ» окажется практически в равных условиях с обоими конкурентами: у Velcom и МТС построены лишь небольшие тестовые зоны в Минске. Также можно предположить, что параллельно с этим «БеСТ» начнет агрессивную политику по привлечению в сеть новых абонентов посредством ценовой политики.

Впервые о продаже «БеСТ» президент Беларуси заявил в апреле 2007г. - по его словам, за компанию ему предложили полмиллиарда: «Тут есть о чем подумать». Примерно спустя год, в феврале 2008г., президент назвал вдвое большую цифру. Надо полагать, все это время шли переговоры, и продавец в полном соответствии с законами восточного базара называл удвоенную цену, чтобы потом, получив удовольствие от процесса торга, сбросить наполовину.

А если сопоставить первое упоминание президентом возможности продажи «БеСТ», структуру собственности покупателя, сроки визита в Беларусь владельца «Альфа-групп» Михаила Фридмана и других интересов его компании здесь, очевидно, что продажа белорусского оператора Turkcell имеет российский след. В 2006г. «Альфа-групп» получила контроль над 13% акций турецкого оператора через его крупного акционера - компанию Cukurova Telecom, в которой она владеет 49% акций. Теперь у Фридмана появился актив и в телекоммуникационной сфере. Сам же владелец «Альфы» посещал белорусского президента как раз в апреле 2007г. на предмет продажи «Межторгбанка» (он был оценен в $25 млн. и продан за $32 млн.) в обмен на вложение российским олигархом в экономику Беларуси $1 млрд.

Помимо интереса в банковской сфере, у «Альфы» есть еще более интересный актив: «Интерес «Альфа-Банка» к Беларуси закономерен, т.к. группа владеет миноритарным пакетом в весьма привлекательном активе - Мозырском НПЗ. Контроль происходит через

ТНК-BP, контролирующую 50% в «Славнефти», которой, в свою очередь, принадлежит 44% нефтеперерабатывающего завода»
, - объяснил аналитик «МДМ-Банка» Андрей Громадин. Как видно, первые деньги из обещанного Фридманом миллиарда уже пошли.

СПРАВКА «БелГазеты». Именно этим в 2005-06гг. занялся Turkcell после покупки 54% акций украинского оператора «Астелит» (ТМ life:). В течение полутора лет его доля на рынке выросла с 0 до 16%. Оператор не стеснялся в средствах достижения цели - менеджеры звонили абонентам других сетей и прямо предлагали обменять их «симку» на свою. На бурную деятельность обратил внимание украинский регулятор и потребовал прекратить порочную практику. По итогам двух лет развития «Астелит» отрапортовал о покрытии территории, где живет 91% населения Украины, - на это было потрачено $540 млн. Однако в начале 2007г. компания была близка к дефолту, оказавшись неспособной расплатиться по долгам на $494 млн. Компания не смогла обеспечить условия полученного ею у консорциума ING Bank и Standart Bank долгосрочного кредита на $390 млн. - в частности, оператор не смог выйти на требуемый уровень показателя EBIDTA. Аналитики посчитали, что «Астелит» переоценил свои силы при массированном почти бесплатном подключении абонентов - ARPU сети составлял менее $2, тогда как у других украинских операторов - более $8. От банкротства компанию спас основной акционер Turkcell, взявший на себя большую часть долга - $300 млн. Так что накануне начала переговоров о покупке белорусского убыточного проекта турки приобрели ценный опыт, но качество связи у life:), по словам украинских абонентов, продолжает желать лучшего.
Добавить комментарий
Проверочный код