Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
Записаться на прием к терапевту! Консультации! Диагностика! Лечение
addhealth.ru
№31 (652) 04 августа 2008 г. Контекст

Зорана Боич: «Власть сменилась - Караджича нашли»

04.08.2008
 

Виктор МАРТИНОВИЧ

Каждый раз, когда в Беларуси произносится словосочетание «Гаагский трибунал», у части наиболее резко настроенных товарищей на лицах появляются многозначительные улыбки. Экстрадиция Радована Караджича в Гаагу, произошедшая на минувшей неделе, продемонстрировала всю противоречивость дел, рассматриваемых в Гааге.

Стоило самолету с Радованом Караджичем приземлиться в аэропорту нидерландского города Роттердама, в Белграде вспыхнули многочисленные протесты его сторонников. Кажется, даже самое очевидное дело, доходя до Гааги, тотчас теряет свою простоту, обрастая политическими нюансами. И вот уже те, кто никогда бы не усомнился в преступности того или иного субъекта, озадаченно пожимают плечами и жалеют беднягу.

Подробности основного эпизода обвинения, предъявленного Караджичу, - расправы в Сребренице, - были оглашены в ходе заседаний Боснийского суда по военным преступлениям. События, названные «самой массовой и кровавой резней в Европе со времен второй мировой», происходили на складе сельхозкооператива в окрестностях Сребреницы. Захваченных и сдавшихся в плен людей загнали в помещение в 400 кв. м, расстреляли из пулеметов и забросали ручными гранатами. Всего в Сребренице было убито около 8 тыс. мусульман. Несмотря на то, что Караджич в то время был лидером боснийских сербов и его причастность к происходившему очевидна, значительная часть населения бывшей Югославии симпатизирует ему.

В Белграде начались массовые протесты, в которых участвовало около 15 тыс. человек, в основном члены Сербской радикальной партии. Для разгона манифестантов полиции пришлось применить резиновые пули и газ.

О том, не выльется ли всплеск насилия в Белграде в новую гражданскую войну, с обозревателем «БелГазеты» беседует сербский журналист, руководитель корпункта агентства «Бета» в Москве Зорана БОИЧ.

- Итак, Караджич пойман и экстрадирован. Что это означает для Сербии?


- Мне кажется, очень важен сам факт его ареста, выдачи Гаагскому трибуналу. У Сербии есть международные обязательства о выдаче людей, подозреваемых Гаагой в совершении преступлений. Уже много лет Караджич и еще двое обвиняемых - генерал Ратко Младич и бывший руководитель хорватской области Славония Горан Хаджич - находились в розыске. Сербские власти искали их, но не находили. Факт поимки и выдачи Караджича свидетельствует о том, что новое сербское правительство действительно решительно идет по пути приближения к ценностям ЕС, за что высказалось почти 70% граждан Сербии. Кроме того, обращает на себя внимание то, что во всей этой истории Караджича поддерживает лишь 30%. Это прямое доказательство малочисленности его сторонников.

«БУКВАЛЬНО ГОРДИЛСЯ ЧИСТКАМИ»

- В чем конкретно виноват Караджич? Отдавал ли он приказы расправляться с мусульманами или только призывал к этому?

- Во время войны середины

90-х гг. Караджич был лидером боснийских сербов, президентом т.н. Республики Сербской. Кроме того, он был главнокомандующим северными сербскими силами. На этом посту он открыто говорил о необходимости этнических чисток, буквально гордился чистками. Его обвиняют в геноциде, массовых расстрелах, создании концлагерей. Все военные преступления, которые только существовали в Сербии, непосредственно связаны с его персоной. В те годы ситуация была неоднозначной: существовали концентрационные лагеря со всех сторон: сербов, хорватов, мусульман. Массовые расстрелы тоже были со всех трех сторон.

- Действительно ли до недавнего времени все в Сербии знали, где скрывается Караджич? Его не могли найти потому, что просто не искали?

- Вряд ли кто-то знал, где он конкретно. Вряд ли это знало следствие (Караджича взяли после анонимного телефонного звонка: звонивший сообщил, что голос специалиста по альтернативной медицине Драгана Дабича очень напоминает голос Караджича. -В.М.). Было даже предположение, что он скрывается в России, в какой-нибудь другой стране. Оказалось, он спокойно жил в Белграде. Никто такого даже предположить не мог.

Его искали. Бывший премьер-министр Сербии Воислав Коштуница подтверждал: сподвижник Караджича Ратко Младич имел защиту, находился под протекторатом армии Сербии. Предыдущее правительство Сербии, которое возглавлял Коштуница, вопросом задержания Караджича заниматься не хотело. Это ясно как божий день.

Власть сменилась - Караджича нашли. А Коштуница, кстати, сейчас в оппозиции. Его поддерживают именно те радикалы, которые митингуют сейчас в Бел-граде.

СЛОБО УШЁЛ, МОЗГИ ОСТАЛИСЬ

- А как могут поддерживать Караджича 30% сербов? Они не знают о резне мусульман в Сребренице? Они считают, что мусульман нужно было уничтожать?

- Знаете, их может быть даже не 30%, а больше - около 40%. Долгие годы в Сербии проводилась националистическая политика. Ее поддерживал и форсировал Слободан Милошевич. Часть населения стоит на этих позициях до сих пор, мыслит так, как их настроили тогда телевидение и газеты.

Что сейчас делают радикалы? Играют именно на националистических чувствах сербов. Называют предательством любые контакты с ЕС, пытаются показать народу, что они еще сильны, хотя выборы уже не выигрывают.

Но не нужно забывать о том, что те 15 тыс., которые участвовали в акции протеста в Белграде, цифра небольшая. Ведь на этот митинг в Белград свозили на автобусах граждан со всей страны. Для политической акции это очень небольшая цифра. На улицах Белграда когда-то были сотни тысяч.

- Когда я слушаю вас, у меня возникает впечатление, что Сербия после Милошевича остается разрозненной, раздробленной, что единого лидера, единой идеи у сербов после него не появилось…

- На последних выборах в парламент это было особенно хорошо видно. Демократы и радикалы с националистами предлагали совершенно разные тезисы. Демократы выступали за дальнейшее развитие Сербии, сотрудничество с Евросоюзом и одновременно Россией. Радикалы с националистами предлагали не сотрудничать с ЕС, а работать с Китаем, Индией. Это привело бы к невыполнению международных обязательств, взятых на себя Сербией.

А это имело бы последствия. Как Сербия может дальше развиваться, если уйдет в изоляцию? Именно изоляцией грозит ей усиление радикалов и националистов. С начала 90-х гг., когда в Сербии появились первые партии, социализм ушел, всегда были сильны проевропейские настроения.

«ЗА КАРАДЖИЧА, В ПРИНЦИПЕ, НИКТО НЕ ПОДНИМЕТСЯ»

- Люди, протестовавшие против экстрадиции Караджича, настроены за него или все-таки против ЕС?

- С одной стороны, они защищают Караджича, считают, что интересы граждан куда важнее для Сербии, чем соображения международной политики. Но, кстати, когда лично с ними разговариваешь, спрашиваешь: «Вы понимаете, что с нами будет, если мы откажемся выдавать преступников?», они не отвечают. Есть среди них откровенные хулиганы, футбольные фанаты. Они пользуются любым удобным моментом, чтобы выйти на улицы и разобраться с полицией. Есть и люди, считающие, что Европа Сербии в принципе не нужна.

- Вероятно ли скатывание Сербии к новой гражданской войне на волне начавшихся протестов?

- Я сомневаюсь. Сначала показалось, что новое правительство настроено поддерживать хаос в стране, вызывать протесты населения. Но сейчас я бы так не сказала. Сербия уже проходила через нелегкие времена, никто не хочет повторения войны, демонстраций. Эти опасения, которые я здесь вижу, что общество распадется черт знает на сколько частей, не имеют под собой оснований. Ну выдали когда-то Милошевича, и что дальше? Революция произошла? Гражданская война? А за Караджича, в принципе, никто не поднимется. В бывшей Югославии нет сил, повально симпатизирующих Караджичу. Нет таких настроений!

СПРАВКА «БелГазеты».Зорана Боич родилась в Югославии. В 1986г. окончила факультет философии Белградского университета. Работала в частном информационном агентстве «Тикер», затем перешла в агентство «Бета». До 1997г. - корреспондент «Бета» в Белграде; с 1997г. руководит корреспондентским бюро «Бета» в Москве.
Добавить комментарий
Проверочный код