Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№29 (650) 21 июля 2008 г. Визави

Больное место

21.07.2008
Как вылечить белорусскую медицину

Марина ГУЛЯЕВА, Ольга МИКША

Посещая витебский роддом, глава государства пообещал, что в ближайшее время будет решена проблема кадрового обеспечения в здравоохранении. «Всякие меры будем принимать», заверил президент, и, если «мы тебя обучили - иди, отработай на государство, и не год-два, 10-15 лет». Врачи соглашаются с тем, что у них в руках «слишком дорогое - жизнь и здоровье людей, и шутить с этим нельзя», но, уже не шутя, называют возможные сроки распределения «крепостным правом».

Почему некоторые наши врачи предпочитают выполнять клятву Гиппократа за границей и чем вынужден заниматься врач в Беларуси, корреспонденты «БелГазеты» выясняли у заместителя главного врача Минской городской клинической больницы скорой медицинской помощи Гражины ШЕЙКО и у врача-психиатра западногерманской клиники «Солнцестояние» Ольги ЦУМШТАЙН-СИМАКОВОЙ.

Гражина ШЕЙКО: «НУЖНО УМЕНЬШИТЬ ЗАРЕГЛАМЕНТИРОВАННОСТЬ»

- Насколько серьезна сегодня проблема кадров в отечественном здравоохранении?

- Это сложный и многогранный вопрос, и, как мне кажется, таким же сложным является решение о продлении сроков обязательного распределения. А самое главное, нет уверенности, что это позволит решить кадровую проблему. Представьте настроение молодого специалиста, который хочет посвятить себя медицине, но на длительное время он лишен права выбора. Наверное, все-таки подход должен быть не таким жестким.

Проблема с кадрами действительно есть, но она связана не с тем, что у нас не хватает врачей - какая-то часть специалистов сегодня просто не работает в здравоохранении. Это при том, что у нас очень высокий уровень подготовки врачей: сколько больных приезжает к нам лечиться из-за рубежа!

- Врачи уходят в частную медицину?

- Был период, когда происходил значительный отток специалистов в частную медицину. Сейчас идет обратный процесс. Но, повторю, есть и такие, которые вообще оставляют профессию. Поэтому крайне важно сегодня проанализировать причины ухода: связано ли это с пресловутым материальным фактором или с какими-то другими обстоятельствами. Что касается зарплаты, я бы не сказала, что она очень маленькая. Приняты меры по стимулированию медработников, и это позволяет более или менее зарабатывать по сравнению с тем, как было раньше. По моему личному ощущению, врач уже может позволить себе более достойный быт. Нельзя сказать, что вопрос решен окончательно, но положительные тенденции есть.

Более негативный фактор - подходы, которые навязывают врачу при выполнении его профессиональных обязанностей. Работа сегодня чрезвычайно зарегламентирована множеством отчетов и инструкций, дублирующих друг друга. Чаще всего эти вещи реального практического эффекта не дают - скорее возникают последствия совсем иного рода.

Приходит молодой врач в поликлинику. Он хочет заниматься лечением людей, ведь сознательно выбрал эту профессию - в медицину не идут просто так. И вот после завершения многолетнего образования, когда, казалось бы, его мечты начинают осуществляться, когда у него столько воодушевления и энтузиазма, оказывается, что большую часть своего времени он должен тратить не на профессиональные обязанности, не на лечебно-диагностическую работу и не на больных. Он должен составлять отчеты, заполнять какие-то журналы.

- Вероятно, оформление такого количества бумаг преследует некую цель?

- Кроме того, что статистическая работа отнимает у врача массу времени, она не приносит большой пользы. Получается, что врач должен выполнять работу, к которой он не готов ни морально, ни в каком-либо ином плане: он ее не планировал, когда выбирал профессию! Поэтому необходимо уменьшить нынешнюю зарегламентированность профессии, возможно, обучать средний медперсонал основам статистики, делопроизводства. А врач…

Ведь государство учит его 6-7 лет, он получает такие глубокие знания! Но когда человек вынужден заниматься совершенно другими вещами, он утрачивает интерес к профессии. Тем более что часто бывает так: работа врача оценивается не по уровню лечения и качеству оказанной медпомощи, а по уровню и своевременности заполнения отчетов. Врач может не быть хорошим клиницистом, но он хорошо заполняет бумаги, поэтому на фоне менее успешного в делопроизводстве коллеги выглядит лучше.

- Какие бумаги должен заполнять врач, кроме карты больного?

- Спросите у участкового врача, сколько всего он должен заполнить - форм, журналов и тетрадей! Учет и статистику никто не отменял, но как-то это все должно быть иначе.

Кстати, недавно в столичном комитете по здравоохранению проводился эксперимент по повышению роли средних медработников - на них возлагались функции по ведению медицинской документации. Эксперимент был признан успешным, однако к глобальным переменам пока не привел. Возможно, необходимо решение на более высоком уровне. Когда мы освободим врача от бумажной работы, он больше времени будет уделять больным, и, соответственно, у больных появится больше возможностей попасть к врачу.

- Как вы оцениваете качество белорусского медобслуживания?

- Отвечу только за свою больницу. Мы анкетировали больных и среди прочего спросили: выбрали бы вы нашу больницу еще раз, если бы нужно было обратиться за медпомощью? 90% больных ответили «да». Хотя, как известно, люди критично относятся к нашему здравоохранению…

- Вы соглашаетесь с критикой?

- Нет. Прежде всего потому, что вижу много вещей, которые не афишируются, но делаются. Без всяких громких слов, в силу высоких моральных качеств наших врачей. В больнице есть детское нейрохирургическое отделение, где не только оказывается квалифицированная медпомощь - весь персонал занимается еще и благотворительностью. В отделении много детей из неблагополучных семей, детских домов, и все отделение помогает этим детям - их одевают, обувают, приносят игрушки и книги. И еще их просто любят.

- Вы защищаете медицину, потому что вам никогда не приходилось быть на месте пациента? Вы - внутри системы?..

- Буквально вчера в книге жалоб и предложений появилось две записи. Один человек жалуется, что его очень быстро обследовали: мол, все данные о нем записывали дольше, чем проводили обследование. Второй человек, наоборот, недоволен тем, что его обследовали очень долго. Сколько людей - столько мнений, и всегда кто-то будет доволен, а кто-то нет. Но меня радует, что у нас больше благодарностей - восторженных, теплых и очень искренних. Именно это вдохновляет нас на работу.

СПРАВКА «БелГазеты». Гражина Шейко родилась в Новогрудке (Гродненская обл.). В 1987г. окончила Минский мединститут. Первая специальность - реаниматолог, вторая - кардиолог. До прихода в больницу скорой помощи работала главным терапевтом столичного комитета по здравоохранению. Замужем, имеет дочь.

Беседовала Марина ГУЛЯЕВА

Ольга ЦУМШТАЙН-СИМАКОВА: «В ГЕРМАНИИ ВРАЧИ - ЭЛИТА»

- Чем отличается работа врача в Беларуси и в Германии?

- Здесь не чувствуется бюрократического давления, как это было в Беларуси: писанина, излишняя статистика, гражданская оборона, субботники - просто бред! На больных времени как такового не было.

У белорусских врачей страшная иерархия - главврач, начмед, завотделением. В Германии медицинская иерархия считается самой развитой из всех европейских стран, но по сравнению с Беларусью это вообще ничто. Ты чувствуешь себя просто на равных, ты разговариваешь с начальством уважительно, на вы, но это человек, который тебе доступен. Ты со своим начальством ездишь вместе на конгрессы, вместе кушаешь, обсуждаешь профессиональные проблемы. Иерархия очень плоская, границы размыты. Никто не лезет в душу и не расспрашивает о семейных делах, если сам не рассказываешь, но отношения более дружеские, они открытые. Сама атмосфера располагает к абсолютной свободе.

Ты идешь на работу с хорошим настроением, без стресса. Я помню свою заведующую в Беларуси, которая стояла с часами на входе, и был кошмар, если ты хоть на минуту опоздал. Ты несешься в транспорте, ребенка - в детский сад, с пересадками, вся в мыле, прибегаешь, а тебе говорят: у вас уже минута опоздания. Или эти ужасные премии. Как можно давать премии? Все хорошие, но премия выделяется лучшему сотруднику… Здесь такого нет, никаких премий!

Мы все на зарплате. Но в частных клиниках есть определенная тарифная ставка, начальство само повышает тебе зарплату за хорошую работу.

Здесь врачи постоянно учатся, не так, как в Беларуси курсы повышения квалификации, где отбыл два-три месяца - и все. Здесь ты учишься постоянно как узкий специалист - еще 5 лет после окончания института. Например, я как психиатр - 4 года в психиатрии в различных отделениях и клиниках у специальных врачей, которые имеют право обучать. И один год неврологии.

Я учусь постоянно, раз в месяц в выходной я стабильно уезжаю на конгресс или симпозиум, и не просто сидеть и слушать: там проводятся work-shop, где ты постоянно находишься в тренинге. Сейчас, спустя 5 лет учебы, позвонил главврач клиники, где я начинала работу в Германии, и пригласил вернуться. Естественно, мне предложили уже другую зарплату.

- За чей счет проводятся образовательные семинары?

- Они бесплатные. Частично оплачивает принимающая клиника. Замглавврача или главврачи составляют список, и врачей отправляют на лекции. Другие врачи, коллеги, в это время заменяют тех, кто уехал на учебу. Проводятся коллоквиумы. Но такого, чтобы сдал - не сдал, какая отметка, этого нет. Отношения человеческие. Мы все коллеги, мы все друг друга уважаем.

- Насколько существенна прибавка к зар-плате по мере учебы?

- Сейчас у нас врачи бастовали: в Европе высокая инфляция и нагрузка на врачей большая. Объединенный союз врачей добился повышения зар-платы. Врач, который начинает работать сразу после института, получает зарплату в 3,3 тыс. евро. Практически все врачи после института продолжают учебу, поскольку начинают специализироваться в определенной области, и врач второго года обучения получает зарплату 3,5-3,6 тыс. евро. Здесь уже начинает играть роль, насколько ты хорош как специалист. Потом - 3,7- 3,8 тыс. евро, затем - 4 тыс. евро, на пятом году обучения - 4,5 тыс. евро. После этого ты сдаешь экзамен и становишься врачом-специалистом. Такой врач может открыть частную практику.

- Вы будете этим заниматься?

- Нет, сейчас в Германии кризис, и я этого делать не буду. Есть и другие проблемы: я говорю по-русски, а здесь очень много алкоголиков из Казахстана, они явно будут основными клиентами, и это меня не привлекает. Очень многие немецкие врачи уезжают в Швейцарию - там зарплаты еще выше, а немецкие врачи востребованы во всем мире.

Частная практика - это другая зарплата, это твой частный капитал, который обеспечит твою старость, возможно, детей, если они переймут практику.

Есть возможность стать заместителем главврача в частной клинике - видимо, я приму это предложение, во всяком случае, мой главврач говорит, что держит для меня место.

- Это хорошее предложение?

- Да. Я клиницист, мне нравится работать с коллегами. А в частной практике ты один, варишься в собственном соку. Опять же, много бумаг нужно составлять, потому что другая система денежных расчетов - все считают каждую копейку. А в клинике у тебя свободные руки и можно заниматься непосредственно профессией. Понятно, что на зарплате замглавврача ты не станешь миллионером, хотя с доходом главврача - можно…

- Правда? В Беларуси об этом можно только мечтать…

- Я даже и не мечтала о таком. Я работала на $30 в месяц, а когда училась в аспирантуре и писала кандидатскую, это были вообще копейки. Когда я работала в Беларуси, у меня было пять-шесть рабочих мест - в клинике, ночные дежурства, подрабатывала массажисткой, читала лекции для медсестер и в страховых компаниях. Это была не жизнь, а ужас!

- Вы уехали по семейным обстоятельствам?

- Конечно, хотя они возникли после того, как я поняла, что в Беларуси у меня вообще никакого будущего не просматривается.

- С чем обращались к вам пациенты в Беларуси и теперь в Германии? Больные различаются?

- Больные везде одинаковые. Если болит, они идут к врачу. Но есть и разница: белорусские пациенты все знают лучше врача. А вот этого жуткого слова «врачиха» я в Германии ни разу не слышала. Тебе верят, знают, что ты не обманешь, немцы в этом плане очень доверчивы, и для них слово врача - закон. И немецкие врачи в большинстве своем очень ответственны. Если случаются ошибки, то, как правило, это означает, что вмешался иностранный врач. Немцы прочитают десять книжек по сложному случаю, позвонят и обсудят с коллегами и совершенно этого не стесняются.

Здесь другая обстановка, здесь все делают общее дело - главное, чтобы пациент был здоров. В отделении много врачей, и, когда ты что-то не успеваешь, коллега всегда предложит: слушай, давай я тебе помогу. В Беларуси я такого никогда не слышала!

- А такая помощь коллегам как на зарплате отражается?

- Никак, все получают свою зарплату. Здесь нет полутора или двух ставок. Никто не считает, кто сделал больше или меньше. Дело должно быть сделано - и все.

- Как строятся чисто человеческие отношения между коллегами?

- Отлично. У нас есть пауза, когда мы все вместе идем кушать. Во время еды все расслабляются, мы разговариваем, шутим, смеемся. Если остается время от обеда - у нас далеко не каждый день авральный - есть два-три человека, с кем близко общаешься, и мы идем пить кофе. Но, как правило, все вопросы крутятся вокруг пациентов, клиники и т.п. В личное время вся больница сидит в Интернете - от санитарок до шефа.

- Пользование Интернетом ограничивается или вы в личных целях во время работы им не пользуетесь?

- Выход в Интернет свободный. Обычно в рабочее время все пользуются Интернетом как раз для рабочих целей. Здесь врач назначает лекарство не по наитию, а смотрит в Интернете комбинации, взаимодействие различных компонентов.

- В чем основная разница между системой здравоохранения Беларуси и Германии?

- На мой взгляд, Германия сейчас повторяет нашу ошибку - переходит на систему поликлиник. Пытаются убрать группу богатых немцев, которые имели частную практику, поскольку в стране появилось много бедных.

Но главное отличие - атмосфера в больницах. Коллегиальность намного выше, нет конкуренции. Тебя хвалят коллеги и начальство. В Беларуси такого вообще никогда не было. Никогда главврач не похвалил, даже если было за что.

Там можно пробовать то, что ты хочешь. Ты можешь свободно развиваться.

- А почему так?

- У них другой менталитет, они никогда не были бедными. Бедными они были только сразу после войны, но тогда немцы очень много работали. Это вообще не ленивая нация. Хотя последнее поколение немцев стало немного лениться - им уже есть что наследовать, бабушки-дедушки сделали состояние. Но это не касается врачей.

Врачи в Германии - это элита. Чтобы начать изучать медицину, нужно чтобы школьный аттестат соответствовал нашей золотой медали. Если оценки ниже, но молодой человек очень хочет стать врачом, родители отправляют его учиться в Австрию, Испанию, Италию, потом он приезжает и подтверждает диплом, так же как это делают иностранные врачи. Как и я в свое время.

- А как нужно измениться белорусской системе здравоохранения, чтобы вам, например, захотелось вернуться?

- Ой, даже не знаю… По-моему, это пока нереально. Даже не касаясь того, что не хватает финансирования или современного оборудования. Наверное, у вас тоже появляется техника. В Беларуси другой менталитет. Немцы более открыты, они смотрят на Америку, ведь оттуда приходит все новое. Они хотят делать все лучше и лучше, но не для того, чтобы заработать миллионы, не это первично. И не для того, чтобы показать коллеге, что тот дурак.

Здесь стараются помочь пациенту. Чтобы самому получить моральное удовлетворение от своей работы. А потом поехать домой и пойти с женой на танцы. Да-да, у нас тут многие после работы танцуют, одна моя коллега поет, ездит с концертами, профессор наш играет по вечерам в группе на саксофоне, его обер - на кларнете, а ассистент - на клавире.

СПРАВКА «БелГазеты». Ольга Цумштайн-Симакова родилась в Минске в 1969г. В 1993г. окончила лечфак мединститута. Работала во 2-й клинической больнице, поликлинике НАН. Училась в аспирантуре, но диссертация осталась незащищенной. Уехала в Германию в 2001г. Сейчас работает врачом-психиатром клиники «Солнцестояние» города Баддюркхайм (Западная Германия). Замужем, воспитывает дочь.

Беседовала Ольга МИКША
Добавить комментарий
Проверочный код