Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№27 (648) 07 июля 2008 г. Тема недели

Взъерошенная Орша

07.07.2008
«А давайте кричать «позор мусорам»!»

Наталья ПРОВАЛИНСКАЯ

«Город, где два кинотеатра и три тюрьмы», -этот популярный стереотип характеризует Оршу весьма несправедливо: нынче в этом городе осталось всего две тюрьмы и один кинотеатр (во втором открыт универсам). В знак протеста против статуса «бандитского Чикаго» 3 июля оршанцы образцово исполнили гимн «Мы, беларусы, мiрныя людзi» в унисон со всей страной. По условиям негласного перемирия вопрос: «А вы вообще с какого района, пацаны?» - в этот вечер на площади не звучал.

После 15.00 белорусскую периферию обычно сковывает сиеста: кипучая колыбель цивилизации в виде городского рынка заперта на замок, псы вповалочку всхрапывают на тротуарах, бабуля клюет носом над торбой с семечками, переваривая шокирующие известия об очередной внеплановой беременности в швейном ПТУ N45, на диких пляжах вдоль Днепра возвышаются груды бездыханных тел. Но праздник напрочь уничтожил эту идиллию.

Город охватил мандраж. Все, что могло передвигаться, массово передвигалось по направлению к пл. Льнокомбината, перепрыгивая через следы подготовки к «Дожинкам-2008». «Смотри - окопы! Это что, военный дух воссоздают?» - удивлялись приезжие. Дети выбрались из грязного пруда, где, по легенде, утонула корова, вытерлись и тоже пошли в город. Это нашествие напоминало сход селя: у окраины города из подъезда выскакивают две благоухающие тетки в блестках, попутно заходят за вином в магазин «Три медведя», на выходе из винно-водочного отдела их количество возрастает до четырех, по мере продвижения к центру эта гидравлическая установка всасывает в себя все содержимое окрестных лавочек, поглощает не успевших увернуться мужичков-алкоголиков, обрастает визгливыми собаками, втаптывает в песок пару заблудших кур и в виде несметных полчищ наконец выплескивается на площадь.

Перед сценой небольшой загончик для ветеранов, где на деревянных лавочках расселись веселые старички и старушки с лицами изможденных аристократок. Туда же просочилась наглая молодежь - судя по комплекции, пришельцы с мясокомбината («Мясуха»). Девица в сиреневых шлепках отплясывает над головами ветеранов яростную ламбаду под заунывные фолк-песнопения. Рядом ковбой с отрешенной физиономией производит виртуозные выбросы ног и рук вперед в строгой очередности.

Вдоль кромки площади сгрудились палатки, где под разнообразными вывесками продается одно и тоже: пиво и чебуреки с огурцами. Шашлычный мангал расположился недалеко от деревянных будок с надписью масляной краской WC («Танька, как переводится «Вэ Цэ»? – «Вэцэ… выцэ… выцярэцца после этого не забудзь»). Причудливое соседство не прошло бесследно: даже через неделю участники торжеств смогут безошибочно распознать друг друга по запаху.

ДЕШЕВЛЕ, ЧЕМ ШАШЛЫК

У шатра группа молодых людей смотрела, как на электронных весах взвешивают бадью с шашлыком. Парень подшофе тянулся к нему дрожащими руками, но все время промахивался. «Коля, не надо! - уговаривали его более трезвые товарищи. - Мы сами все сделаем, не надо, Коля». Однако Коля проявил настойчивость. Спустя несколько попыток он смог вцепиться в бадью: «Сколька… сколька этый шашлык стоит?» Услышав цифру в Br16 тыс., Николай отцепился от бадьи и изрек: «Дык я стою дешевле, чем этый шашлык».

За пляшущими девицами в белых париках и блестящих бюстгальтерах по-отечески наблюдал Ленин, сидящий на постаменте. На травке под легендарными голубыми елями прихожане с пластиковыми чарками безнаказанно устроили уютный Гайд-парк. В мирном соседстве среди лопухов залегли представители разных классов - мускулистый пролетариат чокался с очкастой интеллигенцией. Какая-то парочка плясала шаткий канкан, по итогам которого синхронно завалилась в траву. Там и сям бродили нарядные стражи порядка в белых рубашках, добродушно созерцая свою разомлевшую паству. Дети дубасили друг друга надувными мечами и топориками.

Внезапно простой люд закопошился: на сцену выпустили привозных артистов. Из-за занавеса выскочил бритоголовый тип в строгом костюме поверх водолазки: «К сожалению, группа «Гоп-стоп» не смогла приехать в полном составе, поэтому мы с баянистом Климом будем делать вам приятно!» Заметен тонкий расчет антрепренеров: только группа «Гоп-стоп» может сделать приятно городу, болезненно пережившему упразднение третьей тюрьмы. Были исполнены сентиментальные композиции о девяти годах, проведенных на зоне и именинах зека. Лирического героя последней песни «завалил ментовский беспредел».

В этот кульминационный момент под ерзавшими пенсионерами развалилась напополам деревянная лавка. «Там такая баба на нее села - ой-ой! - пояснил какой-то мужчина, стоявший поодаль. - В ней тонна весу! Я сразу понял: надо валить оттуда».

ГОП-СТОП ГАСТРОЛЁРАМ

Лидер группы «Гоп-стоп» через полчаса после выступления был взят милиционерами в плотное кольцо. Взбешенные поклонницы орали: «Отпустите артиста!» Полная тетушка стыдила стражей порядка: «Нашли преступника! Это артист из России. Да он больше никогда в Беларусь не приедет! У нас ведь «Дожинки» будут осенью! Да после такого сюда никто не поедет!» К артисту вернулся дар речи: «Оршанцы! И как вы все это терпите?! Больше я сюда ни ногой».

Тетушка пояснила суть происходящего корреспонденту «БелГазеты»: «Мы брали у него автографы, диски, собралось много людей. А милиции это не понравилось: мол, что он тут толпу собирает? Начали оттеснять. Ну, может, и слетело у него нехорошее слово, так что? Он же артист! Ироды! За нецензурную брань загребли!» «А давайте кричать «позор оршанским мусорам»!» - предложила радикальная блондинка. Под этот бэк-вокал милиция увезла артиста в опорный пункт.

Все происходило у СШ N9, недалеко от местной достопримечательности - «висячих садов». Они представляют собой тазы с травой, покачивающиеся на штырях. Рядом с висячими тазами Семирамиды пристроились любители выпить на фоне экзотики.

Когда стемнело, привозные артисты кончились. С началом дискотеки их сменили ностальгическими пластинками группы «Руки вверх!». Тяга оршанцев к высоким материям к этому времени стала непреодолимой: в толпе не было ни одного человека без воздушного шарика с гелием. Пожилые матроны тащили на привязи исполинских зайцев, а их захмелевшие супруги - зебр в натуральную величину. Этот культ надувных животных превратил толпу в сборище идолопоклонников, которые волокли свои тотемы, перешагивая через раздавленные пивные банки, пакеты, обертки. Взрослые все время теряли детей. Ди-джей выводил найденышей на сцену и уговаривал родителей их забрать. Нагрянула стая ворон, посеяв панику.

ЗА 200 КМ ОТ ВЗРЫВА

Тут пробил час общенационального распевания гимна. На сцену хлынули разом все местные и импортные певцы (лидер группы «Гоп-стоп» отсутствовал по уважительной причине). Толпа приосанилась. Парень в майке Wild Animal сел на асфальт, чтобы приятель взобрался к нему на плечи. В результате оба рухнули на правый бок. Кое-как общими усилиями первого парня подняли и зафиксировали, взвалив второго ему на шею, однако через минуту парочка рухнула на левый бок.

Впрочем, с первыми звуками гимна дело пошло на лад: одна половина площади взобралась-таки на спины другой половины, кучка подростков обнялась и принялась уважительно горланить: «Слаўся, зямлi нашай светлае iмя!». Юная продавщица, погребенная под несколькими слоями тонального крема, зычно жаловалась: «Она требует пачку сметаны «Фантазия». Нет такой сметаны! Дайте - и все тут, это п…ц!»

Ночью атмосфера сделалась инфернальной: по рытвинам, которые вскоре станут тротуарами, бродили чертовки с алыми светодиодными рожками. Поглазев на салют, оршанцы отправились домой, при этом случайно захватив проезжую часть. «Революция! Осталось взять банк и телеграф», - комментировали наблюдатели. Никакие увещевания милиции не водворили толпу, упивавшуюся своей дерзостью, на тротуар.

Когда через цепь ходоков попыталась прорваться маршрутка, раздался призыв «Бей стекло!», но автор громкого лозунга тут же заснул на чужом плече. Казалось, поколение лихого начала 90-х безнадежно состарилось: не было распылено ни одного перцового баллончика, которые в былые времена не раз заставляли всю оршанскую дискотеку судорожно кашлять.

За 200 км от столичных бесчинств была замечена только одна драка: девушка с младенцем на руках отлупила мужа. Он лежал на асфальте и пробовал подняться, карабкаясь вверх по женской ноге, как по канату.
Добавить комментарий
Проверочный код