Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№27 (648) 07 июля 2008 г. Тема недели

Вечерний звон

07.07.2008
разбитого стекла

Родион РАСКОЛЬНИКОВ

Как бы ни пыталось ТВ перенести сообщения о взрыве в глубину новостных передач, начинать с бодрых репортажей с гала-концерта, вечер 3 июля в Минске все равно запомнится именно взрывом. Впрочем, не случись ЧП, вечер вошел бы в историю не только массовым исполнением государственного гимна, но и массовым пьянством и хулиганством на улицах, со срыванием праздничных флагов и драками. Такой вакханалии в столице не наблюдалось уже давно.

Первые web-сообщения о взрыве на празднике завершались заключениями блоггеров о профессионализме действий милиции. Милиция в этот вечер действительно действовала профессионально, причем не только после взрыва (о чем пишут в Сети), но и до него.

До начала концерта на площади была создана система кордонов и заграждений, больше всего напоминавшая лабиринт. МВД научилось работать с большими людскими массами, дробя их на мелкие фракции и расставляя людей в каждой из них. На входе в оцепленную зону, в которой как раз и находились заграждения, у всех посетителей проверяли сумки, и именно это, похоже, позволило избежать куда более серьезной трагедии.

Если бы взрыв случился в 22.30-23.00, когда на площадке перед стелой было около 500 тыс. горожан, неизбежно началась бы давка, а это привело бы к повторению трагедии на Немиге в колоссальных размерах. Скопление народа в одном месте было настолько велико, что, когда после салюта начался массовый отток зрителей, возникло столпотворение у заграждений - при этом люди никуда не спешили, не были испуганы. Надо думать, злоумышленники смогли пронести взрывное устройство в зону отдыха позже, когда на пр. Победителей сняли оцепление с досмотром (со стороны гостиницы «Планета» оцепление оставалось).

Пришедшим на праздник предлагалось оставлять алкоголь за кордоном, в результате чего большая часть толпы даже после начала гала-концерта оставалась за турникетами, допивая принесенное. За употребление в общественных местах этой ночью не наказывали, и народ активно употреблял. По мере заполнения площадки перед сценой появилось еще одно, уже внутреннее, оцепление - из милиции и службы охраны. Было сделано все для того, чтобы, даже если кто-то сильно захочет поближе посмотреть на президента, это движение не приняло массовый, неконтролируемый характер.

Концертная программа вечера была традиционной для такого рода праздников. Начавшись с выступления юных дарований, ближе к 22.00 она перешла во «взрослую» стадию. Народ в большинстве своем был пьян и слушал музыку крайне благожелательно. Нового исполнителя - например, военный оркестр, заигравший «Касiў Ясь канюшыну», - встречали ревом воодушевления. Если к тому же со сцены взлетали сотни красно-зеленых шариков, это вызывало просто бурю детского восторга. Группка трезвых китайцев в толпе ликовала вместе со всеми, пытаясь подпевать на белорусском языке.

Здесь, стоя в толпе, можно было составить убедительный народный хит-парад: тексты некоторых исполнителей публика знала наизусть и пускалась в пляс (насколько позволяла теснота), едва слышались первые аккорды. При этом как-то рационально объяснить конфигурацию народных пристрастий было невозможно: «живое» выступление Ирины Дорофеевой с песней про Беларусь лишь слегка подогрело слушателей, а песня Анжелики Агурбаш на аналогичную тему («Белая, Бела-я-я-я Русь…») была спета доброй третью собравшихся. Слово в слово подпевали за Анатолем Ярмоленко «Польку белорусскую» - причем не только припев, но и куплеты. А вот куда более сложное и красивое пение «Купалинки» (эта затея действительно была прекрасна) никто не поддержал, возможно, из-за незнания собственной классики. Группка хорошо одетой молодежи танцевала под «Белую, Белую Русь» в стиле клипа Telepopmusic и то и дело хором выкрикивала: «Global gathering!», не оставляя сомнений в том, под какие мероприятия «заточена».

К началу исполнения гимна публика была уже настолько разгорячена, что готова была не только его петь, но его же и танцевать. И тут произошло нечто интересное: под звуки торжественной мелодии ведущая зачитала стихотворение про Беларусь. Знающие люди вздрогнули: дело в том, что на эту музыку когда-то был написан гимн«Жыве Беларусь! Веру: будзе жыць заўсёды. Святло «Пагонi» роднай будзе сэрца наша акрыляць». Мелодия и текст этот, спетый камерным хором, рассматривались в «бело-красно-белые» 90-е гг. как один из вариантов постсоветского гимна, его музыка является знаковой для всех людей того времени. Доступный в Интернете, этот гимн может быть найден в плейерах и на жестких дисках компьютеров нашей протестной молодежи рядом со сборниками «Я памру тут» и песнями N.R.M. «Жыве-е-е! Жыве-е-е-е!» - тянул музыкальный речитатив, а на его фоне ведущая читала стихи про любовь к родине, и возникло ощущение, что сейчас вместо«Мы - беларусы» с экранов грянет «Жыве Беларусь! Веру: будзе жыць заўсёды», тем более что нынешние времена, когда власть активно занята поиском новой коллективной идентичности на фоне продолжающегося отдаления от России, это как бы даже и предполагают.

Неизвестно, чем был этот эпизод: возможно, организаторы праздника имели в виду какой-нибудь другой текст, положенный на эту прекрасную, как «Марсельеза», музыку. Возможно, сознательно решили вводить в массовое сознание новые музыкальные атрибуты, но момент, когда ведущая со сцены читала стихи про Беларусь под мелодию давно забытого гимна, был, кажется, куда торжественней и честней, чем то, что последовало после.

«Мы - беларусы», - пела вся площадь. «Мы - беларусы», - дурачась, орали клабберы и прыгали друг другу на спину. Люди щелкали фотоаппаратами, запечатлевая самый главный момент вечера. Несмотря на то, что начало было массовым, уже на словах «Слаўся, зямлi нашай светлае iмя», пение пошло на спад, хотя текст показывали на экранах и вспомнить слова было не проблемой.

Вскоре после завершения салюта на площади сняли часть турникетов, и началась самая необузданная часть праздника. Публика расселась на покрывала под елями, устроив импровизированные пикниковые зоны и стала предаваться возлияниям. Напились все в просто стремительные сроки.

Здоровенный мужчина о чем-то спорил с хрупкой девушкой, на голову которой были одеты мигающие красным декоративные рожки. Та собралась уходить, но он взял ее за рукав и ударил по лицу так, что рожки слетели, продолжая мигать в траве. Большая группа подростков дралась сорванными со столбов красными и зелеными декоративными флагами. Рядом парень, приставив флаг к низу живота, делал неприличные жесты, касаясь древком мягкого места девушки, извивающейся рядом. Подошел милицейский патруль. Ребята побросали флаги на землю. Патруль прошел дальше.

Драка на флагах и эротика с госсимволикой возобновились. Повсюду встречались напившиеся до сомнамбулического состояния типы. Едва держащийся на ногах мужчина отпрыгнул в сторону при виде лежащего на асфальте целлофанового мешка и спросил у товарища: «Блин, что это тут крадется?»

Запел Лев Лещенко. Идущие прямо по проезжей части побросали все свои вещи прямо под ноги и начали отплясывать. Пританцовывающие на ходу группы людей встречали друг друга ревом. Человек 15 крепко выпивших подростков выстроились в цепь и неслись со всей дури по проспекту, круша все на своем пути. Два из них держали сорванные со столбов флаги, но к ним никто не решался подойти. Под ногами везде хрустело битое стекло. То тут, то там милиция конвоировала к машинам совершенно озверевших от алкоголя посетителей праздника.

При этом кордон у гостиницы «Планета» не снимали: милиция продолжала досматривать все личные вещи и не пропускала сильно пьяных. «Дёня, вон Крис Кельми, убери его», - запросто обращался один милиционер к другому, указывая на двигавшегося как зомби гражданина, действительно отдаленно похожего на Криса Кельми. Группа пьяных подростков громко возмущалась тем, что их не пропускают к стеле, двое из них чуть не вступили с милицией в драку, но их оттащили их девушки, прекрасно понимающие, чем чревато нападение на стражей порядка.
Добавить комментарий
Проверочный код