Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№23 (644) 09 июня 2008 г. Sexus

Шекспир, лосьон после бритья и лето

09.06.2008
Замолот

Александр КУЛЛИНКОВИЧ

Память - великая штука, в основном помнится холодное и теплое. Холодное запоминается, как правило, в связи с теплым. Теплая женщина, теплые руки, теплая водка и первый день включения центрального отопления. Как здорово, когда оно включается! Жизнь меняет краски, морды по телику уже кажутся лицами, голоса по радио обретают формы, а собачки гадят гламурнее. Отопление влечет к лету, влечет, как Робинзона к Пятнице, как гражданина к фликеру, и мучают воспоминания о неизбежно прожитых днях. Но вот оно. Наступило.

В правильном смысле.

Лето. Самое время запоминать камни. Нужно торопиться: лета всегда бывает немного. Правда, весны еще меньше. Самое время жить безвременно. В другое время года ты обязан быть избирательным, по мелочи, как карманник в толпе пионеров. Все хорошее происходит летом, даже если это зимой и даже если не происходит. Но запоминается.

Помню, когда мне было 14 лет, со мной случилась первая любовь. Хмельнее не бывает, трезвее - только фотографы. Мы занимались младенческой журналистикой при редколлегии популярного в конце 80-х журнала. И вот мою любовь отправили в длительную командировку аж в предместье города Туапсе, в комсомольский лагерь «Орленок», возмужавший аналог «Артека». Лагерь базировался на берегу самого Черного моря СССР.

Пострадав немного, я отправился в путь. О, эта четырехдневная ударная дорога к морю! Ростовские милиционеры, прослезившись от моей истории, отпаивали меня лосьоном после бритья и сами, выпив для храбрости, под угрозой применения табельного оружия, впихивали меня в вагон к ошалевшей проводнице, которая до самого Туапсе кормила кукурузой и поила мутным соком. Пограничники (или кто-то важный, с автоматами) везли меня к лагерю, после того как застали спящим в обнимку с торпедой, стоящей на берегу в качестве выставочного экспоната. Сторож, который не застрелил, а отвел к месту проживания… Масса милых людей, много разных теплых приключений с хорошим концом.

И вот я стою на вершине холма. А внизу, на веранде спального блока спит моя девушка. Я чувствовал себя Богом, когда она открыла глаза и увидела меня, лохматое чудище.

Жил я на веранде женского блока, и меня почему-то опасались все девочки этого «барака» - может, видок был больно неформальный. Вообще на меня косо поглядывали все, но почему-то не выгоняли. Наверное, читали Шекспира. Море видел пару раз, но купаться не стал, так как не взял с собой плавок, а голым перед комсомольцами было как-то неудобно. В конце «отпуска» главный физкультурник лагеря, бывший священник, «старик» лет 25, подарил мне билет до Минска, и я поехал с комфортом, на верхней полке, куда сердобольные соседи по купе подавали мне курицу. Было здорово. Только тогда я стал понимать собачек, бегущих домой за тысячу километров.

Мы пробыли вместе около года и расстались при невыясненных обстоятельствах. Вот такая история, навеянная летом. Человек помнит в основном хорошее, и почти всегда в воспоминаниях - лето. Даже если уже не веришь в Деда Мороза, но еще не разуверился в Снегурочке.

Отвлекусь. Вообще, я не очень хороший собеседник, постоянно перебиваю. Вот и сейчас, вечно отклоняюсь от мысли, в голове сидят два человека, один набирает Это, другой думает о Том. Журналистика - некий тип шизофрении, потому что разговариваешь с мнимым и мнительным читателем (это должно заинтересовать соответствующих докторов). Что творится в голове главного редактора, непонятно, видимо, и ему самому.

Лето - демократичный ночной клуб для бедных, небогатых и среднего класса. Золотая часть населения может позволить себе тепло круглый год. Стандартные граждане наслаждаются сейчас, когда солнышко блестит, звездочки мерцают, костер шкворчит, песня льется, милиция спит, рыбнадзор дремлет, а ты пьешь все это и пытаешься запомнить если не на всю жизнь, то хотя бы на год.
Добавить комментарий
Проверочный код