Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№23 (644) 09 июня 2008 г. Личный вкус

«Авангард» и «нестандарт»

09.06.2008
камерТОН

Боря ВЕБЕР

«Музыка эпохи нестандарта» - под таким названием ансамбль солистов «Классик-авангард» представил 5 июня в Малом зале филармонии программу из сочинений современных белорусских и польских авангардных композиторов.

Само определение «эпоха нестандарта» выглядит довольно полемично. Разве наше время - не эпоха всеобщей стандартизации, со всеми вытекающими отсюда последствиями, положительными и отрицательными? А такое название концертной программы и вовсе несет в себе как будто извиняющийся тон - не за тот ли хаос, который неизбежно вносит современная авангардная музыка в зал нашей филармонии? Странно выглядит программа «Музыка эпохи нестандарта» и применительно к коллективу «Классик-авангард», уже в силу своего названия и приписки являющемуся монополистом в представлении актуальной академической музыки.

«Польско-белорусские музыкальные связи», вынесенные в подзаголовок программы концерта, также, к сожалению, пока не могут претендовать на то, чтобы считаться полноценным и исправно функционирующим институтом. Это связи между Большой Землей и Робинзоном на острове, ухитрившимся наладить с остальным миром вариант бутылочной почты.

Впрочем, международный культурный диалог, современная белорусская авангардная музыка и полемика в области искусства - это три столь редких для наших земель зверя, которые по умолчанию должны быть занесены в «Красную книгу белорусской культуры», наделены всеми соответствующими регалиями и полномочиями; более того, должны приветствоваться и культивироваться при первом своем проявлении, пусть еще застенчивом и робком.

Программа вечера выглядела сверхнасыщенной - это и позволило считать концерт «мини-фестивалем», а программку расширить до 7 стр. и требовать за нее Br1,4 тыс. С этим путеводителем публике предстояло за два часа совершить множество незабываемых музыкальных путешествий по иным, нестандартным мирам. Неподготовленной к таким марафонам голове белорусского слушателя впору было пойти кругом.

Сюрпризы, миры и откровения поджидали на каждом шагу, с каждым новым произведением и новым композитором. Даже сам факт того, что наш родной академический авангард, оказывается, живет себе и здравствует, мог стать и сюрпризом, и миром, и откровением. Наиболее ярко эти жизнь и здравствие проявились в открывавшей программу пассакалии Ольги Подгайской Innhaaa, когда вся запланированная на этот день торжествующая артиллерия современной композиции еще не прошлась по ушам и душам танковой дивизией. Приятно поразили тонкость и особенная сдержанность этой пьесы, сравнительно новым, любопытным образом сплетавшиеся к финалу в изящную, сложную паутину.

«Превращения» Виктора Копытько превосходили Innhaaa по разработанности уникального мира, но весь этот мир, замкнутый и самоценный космос ребенка, был настолько основательно освоен хотя бы советской художественной традицией, что отнести его глубину только на счет белорусского композитора было бы несправедливо.

Премьера опуса Валентина Кузнецова «Аўстрыйскi сшытак», может, единственная и демонстрировала зрителю всю недооцененную опасность «освобожденной» музыки в лице бросающегося на первые ряды, распаленного собственной же декламацией и пением баритона, но опиралась при этом на весьма традиционные музыкальные средства. Вокальный цикл «З любоўю да Радзімы» Нины Синяковой, возможно, слишком непосредственно и неравнодушно объединял народные белорусские музыкальные элементы с камерным форматом, что, в принципе, могла диктовать и избранная тематика сочинения.

Два польских композитора, произведения которых звучали в программе, присутствовали в зале. Кшиштоф Книттель даже лично взялся дирижировать ансамблем во время исполнения своих Sketches - партитурой для них служили листы с абстрактными рисунками. Тем временем Кшиштоф Бацулевский успешно защищал перед взыскательной белорусской публикой престиж называться учеником Оливье Мессиана, демонстрируя характерные для многих учеников Мессиана мяукающие скрипки и истонченную до предела невесомую ткань композиции. «Ученики Мессиана», конечно, вовсе не каста; наверняка среди них были как более, так и менее способные композиторы. Судя по представленным на наш суд композициям, композитор Бацулевский может быть отнесен к числу первых, более способных, теперь и в Беларуси.
Добавить комментарий
Проверочный код