Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№19 (640) 14 мая 2008 г. Тема недели

Два М про Ж и П

14.05.2008
Два политика-интеллигента - про жизнь и политику

Отдел контент-анализа

Российские либералы так возгордились, когда президентом стал интеллигент Дмитрий Медведев, что, похоже, скоро снова поднимут цену на газ. Сотрудники «БелГазеты», уязвленные тем, что Старший брат и тут опередил белорусов, неожиданно вспомнили: у нас ведь тоже был свой кандидат в президенты - интеллигент! Настоящий - с бородкой, а также в кашне - основными признаками интеллигентности, у Медведева отсутствующими. Звали его, кажется, Александр Милинкевич. Чтобы доказать, что наши интеллигенты не хуже ихних, медиа-аналитики «БелГазеты» реконструировали из публичных выступлений двух политиков двух братских стран воображаемое параллельное интервью о животрепещущих вопросах современности.

- Сейчас модно говорить о стабильности 2000-х по контрасту с хаосом 90-х. Вы как к стабильности относитесь?

Дмитрий МЕДВЕДЕВ: -
Что дорого нам сегодня? Стабильность, улучшение качества жизни и надежда на длительное спокойное развитие… То, что было предложено президентом и во многом реализовано, - это абсолютно позитивные изменения, насущные изменения, изменения, которые на самом деле принесли стабильность и спокойствие в большинство наших семей.

Александр МИЛИНКЕВИЧ: - Стабильность и статус-кво, вообще говоря, для такой страны, как Беларусь, не самое лучшее. Потому что сегодняшнее положение экономики накануне большого кризиса. И это скажет любой экономист и белорусский, и российский, огромнейшие проблемы.

- Каждого политика после выборов непременно обвиняют в неких нарушениях. Скажите честно: ведь было, а?

А.М.:
- Распространялись календарики с моей фамилией, с моим лицом. Но я считаю, что мы не нарушили закон абсолютно, потому что там нигде не было написано: голосуйте за Милинкевича, там нигде не было написано: Милинкевич - кандидат. Абсолютно нет, это просто календарики одного из политиков.

Д.М.: - Надо смотреть на ситуацию с позиций представителя власти, доказавшей свою эффективность и имеющей высокое доверие людей… Мне нет нужды подтверждать в словесных баталиях превосходство над теми, кто у руля государственной машины никогда не находился и чьи программы очевидно устарели и не имеют никаких шансов на реализацию… Вступая в прямую полемику с оппонентами из числа политических долгожителей, кандидат от власти невольно помог бы им, сработав на дополнительную раскрутку соперников.

- Недоброжелатели утверждают, что за каждым политиком тянется череда темных историй, связанных с деньгами…

Д.М.:
- Ничего криминального, обычные мальчишеские забавы. Знаю, иные мои питерские ровесники пытались зарабатывать первые деньги легкой фарцовкой, продавая иностранцам значки и матрешки, но я даже этим не занимался, на нашу окраину интуристы не заглядывали… Впрочем, были две вещи, которые сильно хотелось заполучить. Джинсы и виниловые пластинки… Настоящие Wrangler или Levi’s тянули у фарцовщиков на пару сотен рублей при средней учительской зарплате в сто двадцать. И фирменный винил стоил совсем недешево. Помню, мечтал о только что появившемся двойном альбоме Pink Floyd под названием The wall, но двести рэ были для меня тогда астрономической суммой... А первые деньги я заработал после восьмого класса. Проходил практику на ремонтно-механическом заводе, трудился учеником слесаря и честно заслужил червонец. Никогда прежде такого богатства в руках не держал!

А.М.: - Да, я ездил туда за деньгами, но не лично для себя. Я ездил за деньгами для будущей Беларуси… Легенда о том, что белорусская оппозиция имеет огромные деньги, абсолютная ложь. У нас очень скромные деньги… Отчасти мы и деньги делили, гранты некоторые, но это было не главным… Есть такой слух, что мы все купили. Организации, в которых я работал, действительно много работали с донорами, но никто не скажет, что это было нечестно. Да, ко мне сохранилось доверие этих доноров, но это не тот случай, который относится к финансированию выборной кампании.

- Как вы относитесь к роли государства в экономике? Как быть белорусам - приватизировать национализированное или национализировать приватизированное?

А.М.: -
Мы не проведем тотальной приватизации. Если и будет приватизация, то это будет малых и средних предприятий, тех предприятий, которые нерентабельны, неприбыльны. А большие предприятия, контрольный пакет акций останется за государством. Это тоже гарант определенной стабильности в Беларуси… Страна относительной социальной защищенности. По минимуму.

Д.М.: - Я не считаю, что государство вообще не должно быть собственником хозяйствующих субъектов на нынешнем этапе развития. Но я и не считаю, что государство должно увеличивать свое присутствие в экономике. Государство - не очень эффективный собственник… Приведу пример из одной близкой мне сферы - из газового сектора. Почти 50% капитала «Газпрома» принадлежит частным акционерам. Речь идет о суммах порядка $130 млрд., или о более чем 10% российского ВВП. И было бы наивно предполагать, что, даже имея контрольный пакет, государство может действовать в этой сфере без учета интересов негосударственных инвесторов

- А с аграрным вопросом у вас как? Близки к селу?

Д.М.:
- Когда мы общались с целинниками, все наши ветераны в один голос сказали, что мало информации о селе. Слава богу, что восстановили программу «Сельский час». Но информации мало, она носит такой куцый характер и приходится зачастую на неудобное для просмотра время. У меня есть предложение рассмотреть вопрос о создании отдельного аграрного канала на телевидении.

А.М.: - У меня есть страшная любовь к социологии в деревне. Когда приезжаю в деревню, пью самогон с местными жителями и прекрасно знаю, что происходит с народом… Но стараюсь чаще молчать, чтобы выслушивать другие мнения… Для жителей села наша программа подходящая. Мы никогда не повторим печальный опыт Литвы, когда они в антикоммунистическом порыве взяли и ликвидировали все колхозы.

- Вы вообще в курсе, как вас в народе называют?

А.М.:
- Я не цураюся прозьвішча свайго бацькі (Баран. – Ред.). Мілінкевіч - гэта прозьвішча па маці, і бацька ня быў супраць, калі мы з братам атрымлівалі пашпарты і ўзялі прозьвішча маці. Я ніколі не хаваў гэтага і ня хлусіў. Але лічу, што мілагучнасьць прозьвішча таксама адыграе вялікую ролю...

Д.М.: - Никогда не отличался крупными габаритами, поэтому, наверное, не удостоился прозвища Медведь или тем более Медвед. Обращались по имени - Дима.

- Как вы относитесь к централизации власти?

Д.М.: -
Никаких двух, трех или пяти центров. Россией управляет президент, а он по Конституции может быть лишь один. Заметьте, я говорю сейчас не о конкретном человеке, а о высшем государственном посте… Решения будут приниматься согласно Конституции, а связка президента и премьера докажет эффективность. И Владимир Владимирович, и я прекрасно понимаем: этот союз сможет работать только в атмосфере полного взаимного доверия.

А.М.: - Сёння ў прэзідэнта надзвычай высокія паўнамоцтвы - як у імператара візантыйскага. І нi адзін чалавек, нават самы таленавіты, з такімі паўнамоцтвамі справіцца, на маю думку, не можа. Вельмі важна, і я гэта зраблю адразу, як стану прэзідэнтам: я зменьшу паўнамоцтвы прэзідэнта, ён не будзе падмяняць сабою ані парламент - не будзе выдаваць ні ўказы, ні дэкрэты; прэзідэнт не будзе падмяняць сваёй адміністрацыяй Савет Міністраў - ва ўсіх будуць свае функцыі; прэзідэнт не будзе прызначаць уладу на месцах - там будзе самакіраванне. І я дабравольна адмоўлюся ад многіх функцыяў прэзідэнта.

- Что будете делать, очутившись в политически безнадежной ситуации?

А.М.: -
Я буду ездить по регионам и встречаться и жать руки. Это очень важно. Это, несомненно, чрезвычайно полезно… Да, мы знаем, что в местные советы никого из нас не выберут. Но все равно это шанс. Мы будем ходить от двери к двери. Главное - разговаривать с людьми.

Д.М.: - Уж лучше учредить полноценное АО с контрольным пакетом в руках государства, как это произошло с «Газпромом». Капитализация растет, акции вращаются на рынке, аудиторы работают, механизм образования прибыли ясен и понятен… А умельцев пилить бюджеты у нас, увы, хватает. Нужен глаз да глаз.

- Как относитесь к обостряющейся проблеме цен на энергоресурсы?

А.М.: -
Российский газово-нефтяной прессинг Беларуси - он, по правде говоря, правильный. Это не шантаж. Это плата по векселям. Не надо было обещать с три короба… Мы понимаем, что это будет основная задача нового правительства - обеспечение бесперебойности поставок и приемлемости цен на газ и нефть. Мы уже работаем над этой задачей, работаем как с Востоком, так и Западом.

Д.М.: - Мы всегда были и остаемся надежным партнером по обеспечению других стран энергоносителями. А усилия последних лет направлены на установление четких и стабильных правил игры на этом рынке, на ликвидацию непрозрачных и неоправданных временем систем ценообразования с транзитными странами.

- Если бы не наука, какую профессию выбрали бы?

Д.М.: -
Летом пахал в стройотряде, где за месяц мог заработать рублей триста. Когда начиналась учеба, оформлялся куда-нибудь дворником. Одно время мел территорию вокруг кинотеатра «Прибой». Классное занятие! Встаешь пораньше, едешь из Купчино на Васильевский, берешь метлу или зимой лопату, делаешь полноценную физзарядку и к 9.00 утра приходишь на занятия бодрый, как огурец. А тебе еще сто целковых за честную службу отваливают.

А.М.: - До того, как я стал физиком, я мечтал работать в детском саду. Потом понял, что мечта не осуществится, потому что нет физики в детских садах!

Использованы цитаты из следующих источников: официальные сайты Дмитрия Медведева и Александра Милинкевича, «Итоги», «Эксперт», «Новые Известия», «Эхо Москвы», Радио «Свабода», БелаПАН, «БелГазета» и др. Орфография, стилистика и пунктуация оригиналов сохранена
Добавить комментарий
Проверочный код