Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№19 (640) 14 мая 2008 г. События. Оценки

Наговорились

14.05.2008
Оппозиция отказывается от диалога

Янка ГРЫЛЬ

Тема диалога в белорусской политике пока закрыта. Такой вывод напрашивается после ряда событий, идущих вразрез с декларировавшимся официальным Минском на протяжении 2007г. желанием улучшить отношения с Западом: от событий 25 марта и судебного процесса над 14 участниками протестных акций до последних заявлений идеологов диалога.

Тема диалога не прозвучала в послании Александра Лукашенко парламенту в 2008г., поскольку, как полагает большинство наблюдателей, в последний момент была изъята оттуда за ненадобностью.

На диалог махнули рукой и по другую сторону баррикад: на прошлой неделе координатор «Хартии-97» Дмитрий Бондаренко в интервью собственному веб-ресурсу подытожил результаты годичных попыток пофлиртовать с властью: «Пришло время и оппозиции отказаться от диалога». Несколько ностальгически он вспомнил момент зачатия оказавшейся мертворожденной идеи - начало 2007г.: «После решения России резко поднять цены на газ и нефть Беларусь оказалась на грани экономической катастрофы… Возникла угроза потери независимости. В этих условиях оппозиция совершенно сознательно протянула руку помощи белорусским властям». Почему в других странах в результате регулярного удорожания энергоносителей угроза утраты суверенитета не возникает, координатор «Хартии-97» умолчал.

Власти диалог был нужен для совершенно прагматических целей: компенсировать потери от сокращения российских дотаций дотациями ЕС в обмен если не на радикальную смену геополитической ориентации, то хотя бы на выравнивание восточного и западного векторов внешней политики. Оппозиция надеялась сыграть в диалоге роль переводчика и посредника между Минском и Брюсселем с Вашингтоном и, втягиваясь во флирт с властью, постепенно втянуться в саму власть.

Сложнее позиция Европы, доброго ментора белорусской демократии, и США, ее сурового контролера. Обнародовав в конце 2006г. 12 требований, ЕС прекрасно понимал, что они невыполнимы хотя бы в силу декларативности и расплывчатости. Отшатнувшись от России, Беларусь может прислониться только к Европе; к вступлению в ЕС она все равно не готова; ближайшее расширение Союза - через 10-15 лет. ЕС спешить некуда, важно попытаться обеспечить постепенное усвоение белорусской номенклатурой европейских стандартов при стабильном транзите энергоносителей. США, требуя освобождения заключенных и грозя санкциями, выступали в качестве внешнего катализатора диалога.

Судя по словам Бондаренко, часть программы по выправлению извилин белорусских чиновников на европейский манер выполнена: «В ходе многочисленных контактов белорусских демократов с госслужащими, как санкционированных сверху, так и неофициальных, мы еще раз убедились, что абсолютное большинство этих людей хочет позитивных изменений и связывает свои интересы с новой демократической Беларусью, с Европой». Если так, то внутри властных структур самое время создавать подпольные фан-клубы «диаложцев», в минуты, свободные от административного регулирования социально-экономической жизни страны, декламирующих друг другу что-нибудь о правовом государстве, рынке и демократии. Вместо заявленной популяризации среди белорусов европейских ценностей у оппозиции получилось нудное и беспредметное убалтывание бюрократии.

По мнению Бондаренко, диалог принес стране столько добра, что государство теперь в неоплатном долгу перед демсилами: «Предложение диалога со стороны демсил помогло реализации в Беларуси ряда инвестиционных проектов, значительно усилило позиции страны на переговорах с РФ, позволило открыть новые кредитные линии в Европе». В этой связи хотелось бы ознакомиться со списком инвест-проектов и кредитов, пролоббированных объединенной оппозицией, сетующей сегодня, что возвращать краткосрочные заимствования и проценты по ним белорусам придется очень долго.

Из интервью вытекает, что демсилы на добровольных началах чуть ли не выполняли работу МИДа и других госструктур: «В ходе международных визитов представители оппозиции говорили: в случае освобождения всех политзаключенных и США, и европейским странам необходимо будет сделать шаги навстречу белорусским властям. Недавно в Вашингтоне мы обсуждали с высокопоставленными представителями госдепартамента возможность визита министра иностранных дел Беларуси и представителя администрации Лукашенко в США». Обладали ли переговорщики достаточными для этого полномочиями, Бондаренко умалчивает.

Увы, отчетно-риторические «потемкинские деревни» оппозиции мало чем отличаются от возводимых властью. Когда Минск понял, что ЕС и США не компенсируют утраченные российские дотации, а уступки могут продолжаться как угодно долго, места выпущенных заключенных на тюремных шконках заняли новые, на смену заявлениям о добрососедстве пришла дипломатическая война с США.

Тем не менее ЕС продолжит профилактические собеседования с официальным Минском. Комиссар Евросоюза по внешним связям и политике добрососедства Бенита Ферреро-Вальднер, выразив разочарование окончанием оттепели, сделала существенную оговорку: «Очевидно, что для начала полноценного партнерства между Беларусью и ЕС понадобятся другие шаги в сторону демократизации, соблюдения прав человека и верховенства закона. С этой точки зрения проведение парламентских выборов 2008г. будет определяющим». Позиция отдельных европейских стран даже более сдержанная. Так, посол Германии Гебхардт Вайс еще в конце марта заявил: «Не может быть и речи об изменение нашей политики в отношениях с Беларусью. Мы продолжаем последовательно работать в направлении на укрепление диалога». Сохранив готовность к диалогу с ЕС, Лукашенко отсек от этого процесса как своих оппонентов внутри страны, так и США, демонстративно щелкнув Вашингтон по носу требованиями сократить штат посольства.

Диалог модели 2006-07гг. потерпел фиаско потому, что под одну упаковку попытались запихать сразу два диалога - «Беларусь-Запад» и «власть-оппозиция». Увы, в Беларуси маркетинговая модель «два в одном» не всегда работает: отечественная номенклатура готова поступиться принцами, но не властью. Зато поговорить - это всегда пожалуйста.
Добавить комментарий
Проверочный код