Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№19 (640) 14 мая 2008 г. Радости жизни

«Ляписы» отлюбили всех

14.05.2008
«Теперь никто не сможет обвинить наш коллектив в гомофобии!»

Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

9 мая во время аншлагового концерта в минском Дворце спорта группа «Ляпис Трубецкой» провела сеанс массового раскрытия энергетических чакр.

«Мы начинали как ресторанный ансамбль - и кончим как ресторанный», - честно глумятся над своим ранним, не менее глумливым творчеством новые и яростные «Ляписы». Не исключено, что их самих веселит неожиданный имидж якобы уставших от роскоши артистов, которые отказались от поп-музыки, чтобы броситься в антиглобалистский ска-панк с элементами постсоветского трэш-арта. Хотя даже ранние «Ляписы» никогда не были поп-исполнителями. Возможно, до какого-то момента их развлекало использование поп-эстетики в своих целях, потом же развлекать перестало: когда твои шутки слишком долго воспринимают всерьез, они перестают быть шутками. Поэтому они начинают свой долгожданный концерт именно с эпохальной песни «Капитал».

Чтобы попасть на концерт «Ляписов», нужно было пройти через несколько кругов ада, в который закономерно превратился праздничный город. Счастливчиков, прорвавшихся сквозь народные торжества, ждала толпа у входа, зачем-то скандирующая: «Кирпичи! Не был - так молчи!» Оказалось, небольшая часть публики пришла не только на «Ляписов», но и на разогревающий состав «Кирпичи», культовую российскую альтернативную группу.

Нынешние «Ляписы» - группа широких пространств, стадионных концертов и фестивальных оупен-эйров. Дворец спорта им чуть жмет в плечах - и заметно, как их радует напряженная переполненность зала. Они выдают жесткий и бескомпромиссный саунд и с тайным восторгом играют в собственное разоблачение. К середине концерта с сидячих мест ушло несколько десятков человек - из тех, которые упустили трансформации группы и искренне недоумевали,«а чё он не споёт «Зеленоглазое такси?». Учитывая аншлаг, этого никто не заметил. Около трети зала - молодежь, которая всерьез заинтересовалась «Ляписами» после «Капитала», хотя трансформация звучания коллектива началась раньше, с не менее яркого альбома «Золотые яйцы».

К осени «Ляписы» готовят альбом. Часть новых песен можно было услышать на концерте. Некоторым начинают тотчас же подпевать:«Твои старые песни загонят тебя в гроб, ты не рок-звезда, ты попсовый жлоб!» В новых творениях «Ляписов» меньше мелодики, но больше драйва и угарного цыганского ска.

«Многие поп-звезды любят выставлять на всеобщее обозрение вздутый беременный пупок! - объявил Михалок после песни про «попсового жлоба».- Или, пардон за подробности, не очень эстетическую вульву с первенцем, который, будто пельмень, пытается выбраться наружу, еще не зная, что впереди его ждут капканы и ловушки! Новорожденный сразу же попадает в лапы разных хищных субстанций: норок, соболей… Несчастные дети звезд!» «Это была программа «Здоровье» от Сергея Михалка», - попытался урезонить товарища встревожившийся Павел Булатников.«Это была программа «Нездоровье! - парировал Сергей. - А вообще, это преамбула к нашему новорожденному ребенку, к очередному дитяти творческих мук!»

После этого прозвучала новая белорусскоязычная песня с пугающей лирикой:«Дзе мая радзіма, дзе мая айчына?» Роль лирического исполителя Михалку идет, но группе явно не хватает слащавости. Ее почти не осталось даже в Булатникове: во время рефрена он вступает с мощными «песняровскими» интонациями, превращая песню в постмодернистский коллаж (леденящая «мулявинская» распевность, граничащая с по-детсадовски безудержной энергетикой Михалка, который не сильно стремится попадать в ноты, попадая вместо этого прямиком в сердце, как стрела).«Барані ты Божа шалёнага Сярожу!» - поет вальяжный Булатников, указывая на яростно прыгающего по сцене Михалка. От концерта попахивает приятной шизофренией. А один из новых трэков даже чуть напомнилRammstein: такая же постсоветская брутальная романтика с сухими, резкими аккордами, олимпиадными речевками и фразами на немецком.

Драматургия концерта выстроена так идеально, что старые песни, все как одна, звучат к месту.«Мы только что показали вам свою энергетическую флюорографию! - объявляет Михалок песню «Розочка». - Но, как все эстрадные артисты, мы любим врать и лицемерить! Вот одна из старых, недолюбленных песен!» После еще одной новой песни с предположительным названиемMy Manifest (панковским задором напоминающую стародавний хит Clawfinger «I’m The Biggest, The Best, Better Than The Rest») Сергей объявляет песню«Ты кинула» как «сокровище из нашей, пардон за ругательное слово, библиотеки», вызвав в зале громогласный хохот. Помимо уже ставших привычными стихов с цитатами на латыни и психоделическими референциями в сторону древнегреческой мифологии (многие поклонники уже кричат эти стихи хором), Михалок время от времени выкрикивает вполне к месту звучащие лозунги:«Сделаем из Беларуси второй Вьетнам! Все пересаживаемся на велосипеды! Мотовело!» «Мо-то-ве-ло!» - начинает скандировать зал. И даже песенку не особенно известных в БеларусиRamones, объявленных как«одна североамериканская группа», все поют хором.

Речевки Михалка звучат, как речи вождей на параде - четкие, с торжественными партийными интонациями. После каждого его слова зал вскакивает и кричит:«Ура!!!» Если бы Михалок приказал прямо сейчас пойти за ним куда-нибудь, все бы, несомненно, пошли. Более того, если бы все пошли на тех, кто снаружи смотрел показательный уличный хоккей, концертная толпа наверняка победила бы хоккейную толпу.

После песни «Курвы танчуть баль» - одного из счастливым образом уцелевших шедевров обманчиво дворовых «мужичков с гармошками» (именно так уничижительно именовали «Ляписов» после их якобы незаслуженной победы в «Рок-коронации-1996») на сцену явилась роскошная, украшенная мехами, стразами, перьями и шелками трэш-дива Зара Унд, она же Эдвард Тарлецкий. Зара Унд, кокетливо хлопая гигантскими, как тропические мотыльки, ресницами, одарила Михалка пышным букетом и прытко убежала на огромных каблуках за сцену. «Вот видите, - назидательным и уже по привычке ораторским тоном вскричал Сергей, -теперь никто не сможет обвинить наш коллектив в гомофобии! Мы любим всех!» «Да, мы любим всех! - согласился Булатников. - Просто кого-то больше».

САЛЮТ ПО РАСПИСАНИЮ

Ровно в 22.00 Сергей начал ссылаться на «народных ангелов из горисполкома». «Мы не автобусы, вольно передвигающиеся куда захочется, - сказал он,- а троллейбусы и трамваи, жестко привязанные к рельсам». Спев на бис две композиции («Евпаторию» и один новый трэк), Михалок вскричал: «Ура! А теперь все бежим смотреть салют!» Толпа привычно заорала «Ура!» и ломанулась смотреть салют. Правда, салют уже заканчивался. Мама тащила мимо Дворца спорта плачущего ребеночка и выговаривала ему: «Послушай, прекращай ныть, салют не резиновый!» В свете только что случившегося концерта метафора резинового белорусского салюта казалось целиком оправданной, будто сбежавшей из некой еще ненаписанной песни обновленных «Ляписов».
Добавить комментарий
Проверочный код