Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№19 (640) 14 мая 2008 г. Личный вкус

Пусть кадит аромалампа

14.05.2008
камерТОН

Боря ВЕБЕР

Стихи Марка Шагала не совсем то же, что стихи Василя Быкова: они действительно существуют, и, в отличие от картин Шагала, у Беларуси их никто не отнимет. Даже если они написаны на идиш. На прошлой неделе в Малом зале филармонии современный белорусский композитор Анна Короткина представила слушателю свой новый опус - музыкально-театральный перфоманс «Монологи души» на стихи Шагала.

«Монологи души» должны были завершить вечер, посвященный композитору. Сначала же на сцену поднялся камерный хор Conzone и исполнил «Прилог к преп. Матери Евфросинии» на стихи Симеона Полоцкого. На протяжении концерта шаг за шагом раскрывались грани творческой индивидуальности композитора. «Прилог» демонстрировал первую из них, отданную духовной музыке.

Вслед за камерным хором на сцену вышла аспирантка Белорусской академии музыки Ольга Поддубская. Волнуясь, она держалась со зрителем очень холодно. Но, к счастью, эта холодность распространялась только на зрителей, и Ольга Поддубская тут же довольно бодро изобразила фантазию Анны Короткиной для фортепиано «Древний Полоцк». Из слов ведущей концерта следовало, что эта повесть - о разрушении древней столицы. Картина, сотканная из разреженых, глухих звуков фортепиано представлялась крайне убедительной. Оказывается, можно разрушить целый город, не разрушая при этом сам инструмент.

Потом прозвучал вокальный цикл «Невоспетое» на стихи Валентины Романовской, но он, честно говоря, не очень понравился, потому что там была строчка: «Еще горит твоя свеча, не падая на снег». После «Невоспетого» на сцену под шумные аплодисменты поднялась сама композитор и исполнила фортепианные циклы «Тихая музыка» и «Чайные листья». К этому времени музыкальный портрет Анны Короткиной уже почти полностью сложился. Творчество композитора было представлено ведущей концерта как современный белорусский авангард: «новое, странное и интересное». «У нее даже особая манера написания нот, не говоря уже о том, как они звучат», - так говорили о композиторе со сцены. Музыка Анны Короткиной - это действительно новая музыка, музыка хорошая, местами близкая к Дебюсси с его характерным колористическим решением музыкальной композиции. Этому у Короткиной иногда сопутствует болезненная эзотерика: когда поднимается тема чайных листьев и вообще Востока, когда на сцене появляется бамбуковый зонтик, аромалампа… Но если в творчестве Анны Короткиной, судя по списку сочинений, формат перфоманса занимает важное место - пусть будет и аромалампа.

Первое отделение завершилось сонатой «Искушение» в исполнении почетного гостя вечера Игоря Оловникова. Соната прозвучала по-мужски сильно (что можно было отнести к ее творческому прочтению), вызвала шквал аплодисментов, и первое отделение завершилось.

Второе отделение открыла сюита «Большая белая кошечка Децима и котенок Квинта»: «Дети тоже должны познавать музыкальный авангард». Исполняли сюиту совсем крохотные пианисты, мальчики и девочки - каждый свою часть; почему-то запомнилась часть «Кошечка Децима наказана».

Подошло время долгожданной премьеры. Исполнять «Монологи души» собирались Анна Короткина (фортепиано), артист Павел Южаков (чтение) и Александр Новиков (ударные). На сцене обильно чиркали спичками, зажигали и тушили свечи, с неубедительным беснованием декламировали стихи Марка Шагала. Раскрывался малоинтересный, в принципе, мир цеховой паранойи и сновидческих метаний художника - с неизменным Витебском, плафонами, картинами.

Очевидно, написание этих стихов было для Шагала чем-то вроде аутотерапии. Тем более странным выглядело желание композитора положить этот материал в основу спектакля. Когда актер нечеловеческим голосом закричал: «Пресветлым ликом!», можно было вполне испытать сильный приступ громофобии. А к страху перед салютами, гонгами, бабой копра и цикадами добавился еще и страх перед особенно страстными монологами мятежной души...
Добавить комментарий
Проверочный код