Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№17 (638) 28 апреля 2008 г. Тема недели

Рождённые в день ЧАЭС

28.04.2008
«У меня 26 апреля настроение повышенное - не до митингов»

Марат ЛАШАРОВ

Для кого-то прошедшие 22 года - это время после трагедии, а 26 апреля - день скорби, а для кого-то - это радостные 22 года жизни и день с неизменными атрибутами: семейное застолье, веселая атмосфера и распитие не только чая с тортом.

О том, как проходит дата чернобыльской катастрофы для ее ровесника, и о том, какие ощущения, страхи и эмоции преследуют людей, родившихся 26 апреля 1986г., корреспонденту «БелГазеты» в свой день рождения рассказал Александр КРИНЕЦ.

- Я родился в Минске в 00.05 ночью 26 апреля 1986г. Родился и даже не подозревал, что в этот же день случится авария на ЧАЭС. Мать заподозрила, что что-то произошло, в этот же день, т.к засуетился медперсонал в роддоме. Но до 1 мая все было на уровне слухов, так что первые дни своей жизни я прожил еще без связи с катастрофой. Это уже потом появилась такая связь.

- В каком возрасте вы сами поняли, что являетесь ровесником аварии?

- Точно не помню. Хотя мне, конечно, говорили об этом лет в восемь, наверное. Но всерьез я этого все равно не воспринимал. Ну, случилось и случилось, что ж я могу поделать? Если кто-то родился 22 июня 1941г., это же не значит, что всю жизнь его преследуют фашисты. Так и у меня: никаких близких отношений с радиацией. Да, я понимаю, что это была трагедия. Но для меня 26 апреля - в первую очередь день рождения, а не скорби.

- Вас преследуют страхи, связанные с чернобыльской катастрофой? Не боитесь ли возможных болезней, осложнений, связанных с радиацией?

- Нет, никаких загонов и проблем по этому поводу у меня никогда не было. Хотя друзья дразнили, говорили, что я чернобылец. Но меня это не трогало, я им всегда объяснял: вы в это время уже родились - кто в коляске по улице катался, кто уже в песочнице играл под радиоактивным дождиком, а я ведь в это время спокойно лежал себе в роддоме с плотно закрытыми окнами. Если даже всех и облучило тогда, то тех, кто находился на улице, это коснулось явно больше, чем меня в роддоме.

Да и сегодня с бытовой точки зрения радиация для меня не самое страшное в жизни. В жизни есть масса вещей, которые гораздо опаснее и страшнее, чем последствия той аварии. Моя личная позиция: как можно меньше «загоняться» по этому поводу, несмотря на то, что я прекрасно понимаю, что такое ядерная катастрофа. У меня все в порядке: научился разговаривать, вырос, живу, добиваюсь поставленных целей. Чернобыль мне не мешает.

- Чернобыльская авария оставила на теле Беларуси глубокий след или не очень? Видите ли вы сегодня последствия этой аварии, сталкивались ли с жертвами катастрофы?

- Вообще-то, я думаю, последствия печальные. Хотя бы по той причине, что слишком уж сильно распространились раковые заболевания. Быть может, это и не имеет прямой связи с Чернобылем, но весьма страшно, когда ты каждый день видишь здоровую и жизнерадостную соседку, а однажды вдруг узнаешь, что она умерла от злокачественной опухоли.

Мне трудно рассуждать о том, как взрыв на ЧАЭС сказывается на жизни людей, родившихся уже после 26 апреля 1986г. Дети продолжают рождаться, и я вижу, что у нормальных здоровых родителей чаще всего растут нормальные здоровые дети. Мне кажется, что у человеческого организма всегда была способность адаптироваться к различным обстоятельствам, в т.ч. к последствиям техногенных катастроф. Мое поколение так или иначе уже имеет определенный иммунитет, который будет передаваться и нашим детям. Другое дело, если бы женщина, перенесенная из 1985г. в наше время, родила ребенка, не знаю, смог бы он задышать в нашей атмосфере или нет.

- Не боитесь, что когда-нибудь вам еще придется ощутить на себе какие-либо последствия взрыва на ЧАЭС?

- Если честно, то нет. Да, у ликвидаторов последствий аварии проблемы существуют, но у меня на сегодняшний день риск умереть не больше, чем у любого другого человека в любой стране мира. Чувствую себя хорошо, полон сил, здоровья и планов на будущее. Никаких страхов по этому поводу не имею.

- Как относитесь к перспективам строительства АЭС в Беларуси?

- Нормально отношусь. В этот проект будут вкладываться огромные деньги, будут использованы самые современные технологии. И всего лишь одной памяти о Чернобыле слишком недостаточно, чтобы отказаться от проекта, десятки которых реализуются сегодня по всему миру. А мне, как гражданину, приходится рассчитывать на то, что при строительстве собственной АЭС жить в Беларуси станет немножко легче и лучше.

- Приходилось ли вам когда-нибудь принимать участие в мероприятиях, приуроченных к годовщине аварии в Чернобыле?

- Нет, не приходилось. Мне это неинтересно. На «Чарнобыльскi шлях» никогда не ходил, и желания такого не было. У меня 26 апреля настроение повышенное - не до митингов. Для меня это приятный и радостный, а не печальный день. Тем более что мой родной брат родился тоже 26 апреля, только на шесть лет раньше меня. Так что мы с родителями и с братом отмечаем двойной праздник, а не заморачиваемся на трагедии.
Добавить комментарий
Проверочный код