Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№17 (638) 28 апреля 2008 г. Радости жизни

Пьют, поют и плачут

28.04.2008
«Мы такие нежные»

Марина ГУЛЯЕВА

19 мая на малой сцене КЗ «Минск» состоится театральная премьера - «Пить, петь, плакать». Режиссер спектакля Екатерина Огородникова («Двенадцатая ночь», «Все мальчишки - дураки!») говорит, что все получилось просто: просто захотелось поставить спектакль, просто собралась команда актеров и просто нашлись продюсеры, поддержавшие идею. Оказалось, что «мы все думаем об одном и том же».

О чем будут петь и плакать герои пьесы, обозревателю «БелГазеты» рассказала Екатерина ОГОРОДНИКОВА.

- Как вы оцениваете востребованность независимых театральных проектов в современном белорусском театральном пространстве и их коммерческую успешность?

- Никаких конкретных ответов я дать не могу. В любом театре, когда ставишь спектакль, неизвестно, будет успех или нет. В нашем случае не ставилась цель сделать большой театральный проект. Просто захотелось сделать спектакль, и получилась такая импровизация. Но понятно, что любая импровизация должна быть хорошо подготовлена.

- По вашим словам, все выглядит довольно просто - настолько просто, что любой, кто захочет поставить спектакль, должен этого просто захотеть…

- Понятно, что есть риск, и на мне лежит огромная ответственность. Со стороны продюсеров мне оказано доверие, им кажется, что Катя Огородникова может все...

- …например, сделать спектакль с постоянными аншлагами?

- Ну да, видимо, ждут этого: должен быть создан хороший спектакль, на который пойдет зритель.

- Сколько должно быть зрителей? Пять человек в зале - это успех?

- Наверное, успех - это когда зритель привел за собой еще одного зрителя, и еще…

- Каковы уровень и качество независимых театральных проектов? Они могут составить альтернативу гостеатру?

- То, что во всем мире давно норма, у нас все еще считается альтернативой. Я не знаю, какие цели ставят перед собой другие творческие коллективы, но лично у меня нет задачи противостоять кому-то или что-то доказать. Просто хочется делать спектакли, потому что нет возможности делать их в гостеатрах.

- Почему?

- Это у них нужно спросить, почему так происходит… Ну сколько у нас гостеатров? А там всего одна ставка режиссера. Конечно, приглашают других режиссеров, но признанных, состоявшихся мастеров. Молодым приходится доказывать, что ты чего-то стоишь, и на это уходит очень много времени и сил.

- Вы пробовали?

- Да. А потом оказалось, что не очень трудно пытаться делать свое. Главное, наверное, хотеть делать спектакли. Мы ставим спектакль по пьесе московского драматурга Ксении Драгунской. Помните «Денискины рассказы» Виктора Драгунского? Ксения Драгунская - его талантливая дочь. На мой взгляд, это очень глубокий драматург. «Пить, петь, плакать» - это пьеса о любви и ее невозможности. Это современная история, в которой люди просто живут, просто проживают какие-то жизни, у них есть какие-то проблемы, и они пытаются их решить. Это о нас, вышедших из нашего общего детства, когда был велосипед «Школьник» и фильмы про чекистов… Мы такие нежные, очень нежные, потому что застали еще то время, когда простые вещи были важны. Мне очень понравилось, как в другой своей пьесе сама Драгунская охарактеризовала своих героев так: «Все герои пьесы очень молоды, хороши собой, но очень страдают…»

- Эта история на модную сегодня тему: в гламуре тоже плачут?

- Да нет, там нет больших амбиций и денег. Там другие ценности. Жена умирает от тоски, потому что как-то все не складывалось с мужем. Ей хотелось на море, шампанское пить, а у мужа все денег не было. А муж любил хорошую музыку, но, поскольку денег не было, ходил слушать джаз в переходе. Еще в пьесе есть дама, которая пишет пьесу, есть переводчик - все эти люди очень симпатичные и милые, но как-то у них все не складывается. У героев есть дети, но из-за неустроенности жизни родителей они вырастают и не знают, какого рода слово «папа». Они вырастают чуть-чуть брошенными. Мы все бежим, суетимся, а наши дети растут и не знают «свою папу»…

- Кто будет играть в спектакле?

- Будут играть и только закончившие театральную академию актеры, и уже известные: Зоя Белохвостик, Светлана Аникей.

- Когда-то мне пришлось видеть вас на сцене школьного театра. Насколько изменились с тех пор ваши представления о театре?

- Оказалось, это очень трудное занятие. Оказалось, нужно очень много знать и очень много пройти, и с каждым спектаклем все страшнее… Да, сейчас страшнее, чем тогда. Конечно, появились навыки, что-то умеешь, но на самом деле становится сложнее. Каждая пьеса - это новый мир, в который нужно погрузиться, осознать, понять, а потом создать его на сцене. Я очень люблю весь этот процесс, хотя он мне трудно дается. Есть люди, которые легко делают спектакли, но у меня не так.

- Театр - это забава для богатой страны?

- Везде свои сложности. Я ставлю спектакли во Франции, и там тоже есть проблемы. Вообще, у нас проще, хотя кажется, что там ведь так много денег и потому все так легко - ничего подобного! У нас есть Академия искусств, куда ты поступил, окончил, а дальше все зависит от тебя, и понятно, что для этого нужно что-то делать. Во Франции же есть Национальная академия и много частных школ: желающих стать актером миллионы. Там есть богема, куда не попасть. Там профессионалами становятся от количества сыгранных спектаклей: ты должен сыграть какое-то количество спектаклей, после чего получаешь статус профессионального актера. И неважно, как было сыграно.

У нас все проще и понятнее: есть театральная академия, а потом нужно просто хотеть что-то делать. Да, есть масса других проблем. Если много амбиций, тогда трудно. А если понимаешь, что нет денег, то просто думаешь, как их найти. Хотя бы попробовать.

- Не хотите остаться во Франции?

- Если без громких слов, я очень люблю свою родину. Мне интересно работать во Франции, и, когда есть возможность, я работаю. Мне нравится делать спектакли, и я даже не задаю себе вопроса: где это происходит? Есть пьеса, есть люди - все, работаем. Помните, как сказал Бродский: «Я не эмигрировал, я просто расширил свое пространство».

- Какие сложности возникают в работе с французами?

- Они с большим уважением относятся к нашей школе. Французы более прагматичны, в общении много напускного. Скажем, нужно очень долго предлагать чашку чая, потом они согласятся и выпьют десять чашек. Они смотрят на нас как на людей не очень состоятельных, а значит, в чем-то корыстных по отношению к ним, но все это уходит, как только начинаешь общаться, дружить. Хотя, чтобы происходило такое общение, как это принято у нас, должно случиться что-то невероятное: понятие личного пространства там очень важно.

Что мне нравится во французах, особенно, в молодежи - если им нужны деньги, они не боятся черной работы. Наши никогда не пойдут работать официантом, чтобы заработать на спектакль, а там пойдут. Они умеют ставить цели и добиваться их: я очень хочу собрать деньги на что-то, но для этого я должен пойти поработать в баре официантом. И он идет и работает. А мы все время ждем чего-то или кого-то, сетуя на то, как все плохо и ужасно, что негде работать и невозможно ставить спектакли. Если ты действительно хочешь что-то делать - делай! Если нет, тогда, видимо, нужно просто честно самому себе признаться, что это всего лишь амбиции.
Добавить комментарий
Проверочный код