Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№17 (638) 28 апреля 2008 г. Общество

Уже застроились

28.04.2008
Вынесен приговор инициаторам застройки центра Минска

Елена АНКУДО

Минский городской суд оставил в силе приговор в отношении экс-гендиректора ОАО «Беллегпромпроект» Семена Иокши и бывшего директора КУП «УКС администрации Ленинского района» Владимира Чигрина. Оба приговорены к длительным срокам лишения свободы.

В конце минувшего года суд Фрунзенского района столицы признал должностных лиц виновными в намерении получить взятку в $500 тыс. Семен Иокша, по мнению суда, явился организатором получения взятки у представителей российской компании-инвестора «Орловские металлы», Владимир Чигрин виновен в покушении на получение денег. Кроме того, оба признаны виновными в злоупотреблении служебными полномочиями. Иокшу суд приговорил к 11, Чигрина - к 10 годам колонии, каждого - с конфискацией имущества. Третий обвиняемый в намерении получить деньги - замдиректора по строительству «Беллегпромпроекта» Николай Толкач - умер во время следствия от рака; ему разрешили покинуть СИЗО только за две недели до смерти. В ходе предварительного следствия, проведенного генпрокуратурой, и суда обвиняемые заявляли о своей полной невиновности, утверждая, будто в отношении них совершена провокация сотрудниками милиции, выдававшими себя за представителей российской компании-инвестора.

ЭКСПЕРИМЕНТ С ЖИЛЬЁМ

Иокшу, Чигрина и Толкача задержали в мае 2006г. на основании оперативного эксперимента. Возбуждение уголовного дела инициировали два гражданина, отрекомендовавшиеся представителями известной в России компании «Орловские металлы»: Василий Фурсов иАлександр Каурцев. Как следовало из показаний этих граждан, российская компания пожелала заняться строительным бизнесом в Беларуси и обратилась в «Беллегпромпроект», чтобы там подыскали интересный проект в Минске. Таковой обнаружился в ходе беседы Фурсова с Толкачом. Последний сообщил о планах строительства в районе ул. Нахимова, Станиславского и Велозаводской, где планировалось построить три девятиэтажных дома; один дом мог обойтись компании в $1-1,5 млн.

Идея строительства на этих участках рассматривалась довольно давно, однако строительные компании не спешили проявлять к ней интерес: прежде чем начать возведение новых домов, нужно было решить судьбу старых и расселить жителей. Видимо, поэтому два тендера, объявленные Ленинским райисполкомом еще в 2005г., не собрали достаточного количества участников.

Руководство «Беллегпромпроекта» с энтузиазмом взялось за работу с потенциальным инвестором. Как следует из приговора, Иокша незамедлительно выразил готовность «оказывать российским инвесторам различную помощь при получении ими земельных участков». Для этого он познакомил россиян с Чигриным - членом тендерной комиссии Ленинского района столицы. Как следует из приговора, через Чигрина Иокша организовал получение информации об условиях и порядке проведения конкурса, ходатайствовал о переносе сроков тендера, поскольку россияне не успевали подготовить документы, оказывал консультационные услуги. По совету Иокши для удобства работы представителем «Орловских металлов» стала белорусская компания «Фелонатос». Поддерживая связь с Чигриным, «чтобы находиться в курсе того, как проходит подготовка к тендеру со стороны других претендентов», Иокша выяснил, что достаточного количества участников конкурса не набирается. Устраняя помеху, гендиректор «Беллегпромпроекта» заявил свое предприятие в качестве участника тендера.

Как следует из приговора, на протяжении всего времени общения с представителями инвестора Иокша «сформировал у них убежденность в коррумпированности должностных лиц госорганов». Одним из таковых, по логике суда, стал Чигрин, пытавшийся «принять для себя материальные ценности в особо крупном размере, предоставляемые исключительно в связи с занимаемым им служебным положением».

Как должностное лицо Чигрин «выразил готовность оказать необходимую помощь российским инвесторам, гарантировавших ему материальное вознаграждение» в случае победы в тендере компании «Фелонатос». Гарантируя Фурсову и Каурцеву выигрыш тендера, он продвигал «Фелонатос», используя возможности члена тендерной комиссии. Как отмечено в приговоре, Чигрин «предоставлял участникам конкурсной деятельности информацию, касающуюся условий проведения конкурса и участия в нем других коммерческих структур, с тем чтобы представителями «Фелонатос» были внесены в конкурсную документацию соответствующие изменения в части наиболее благоприятных финансовых и экономических показателей».

Как следовало из заявления представителей «Орловских металлов», за консультации и корректировку данных тендерного предложения у них запросили $500 тыс. После встречи с Иокшей в кафе «Грюнвальд» Фурсов и Каурцев в автомобиле, припаркованном возле кафе, вручили тому чемодан с денежными купюрами. Сразу после получения денег гендиректора «Беллегпромпроекта» задержали и поместили в СИЗО.

«ПЕРЕВОДИЛИ РАЗГОВОРЫ НА ТЕМЫ ВЗЯТОК»

На суде Иокша не оставлял надежды на свое оправдание, обращая внимание суда на нелогичность обвинения. Ниже приводится фрагмент его последнего слова, переданного в редакцию «БелГазеты» супругой Ларисой.

«Все мои слова и действия были направлены на получение очень крупного и очень выгодного подряда для ОАО «Беллегпромпроект» по проектированию и строительству жилья… У руководства Ленинского района и УКСа была очень большая мотивация, огромная заинтересованность в проведении тендера… С наиболее платежеспособным инвестором планировалось подписать выгодные договора подряда, решить задачи по отселению жильцов из ветхих, предаварийных домов, а также многие жилищные проблемы для льготных очередников и сотрудников своих организаций.

Но у сотрудников правоохранительных органов, представившихся мне Фурсовым и Каурцевым, были другие задачи. Если внимательно прослушать их разговоры, то уже с первой встречи со мной, находясь на санкционированном задании и имея при себе фиксирующую разговоры технику, они заостряли разговор на определенных словах и фразах. Все время переводили разговоры на темы гарантий и взяток, искусственно создавая ситуацию для двусмысленного понимания всего разговора. Они сами начинали разговоры о стоимости и сроках проектирования. Суммы, озвученные мной как стоимость услуг «Беллегпромпроекта» по проектированию, перевели в разряд взяток, а сроки подписания договоров подряда и выполнения авансовых платежей - за сроки передачи взятки…

Кто же в итоге выиграл, а кто проиграл? Проиграли все, кроме сотрудников ОБЭП: жильцы, не отселенные из ветхих предаварийных домов, проектирование и строительство которых не начато по сегодняшний день, бюджет района, не получивший средств на развитие инженерной инфраструктуры. Пострадали льготные очередники и сотрудники администрации района и УКСа, не получившие жилья по себестоимости. Не состоялись выгодные контракты для потенциальных подрядчиков, в итоге бюджет недополучил больших сумм налоговых отчислений. Район и город остались без инвестиций и застройки микрорайона площадью в 27 тыс. кв. м, пострадал инвестиционный имидж республики…

То, что Фурсов и Каурцев - сотрудники правоохранительных органов, у меня сегодня нет сомнения. Каурцев был опознан в суде как сотрудник ОБЭП Минской области, ранее присутствовавший при выемке документов в адвокатской конторе Московского района столицы».

«ЕМУ ВРУЧИЛИ ЧЕМОДАН…»

На протяжении судебного следствия супруга Семена Иокши Лариса обещала рассказать о деталях уголовного дела, вызвавших у нее сомнения, лишь когда ситуация прояснится. На минувшей неделе она появилась в редакции «БелГазеты» с копией приговора и согласилась на интервью.

- Почему вы считаете, что дело Семена Иокши стало результатом провокации?


- Отмечу взаимозависимость данного уголовного дела с уголовным делом в отношении других должностных лиц «Беллегпромпроекта», по которому был вынесен оправдательный приговор, отмененный после ареста моего мужа.

- Милиция получила санкцию на прослушивание разговоров Иокши?

- Судья сообщила это, но документов об этом представлено не было. Как следует из материалов уголовного дела, представители компании «Орловские металлы» Фурсов и Каурцев подали заявление в милицию, сообщив, что Иокша требует у них денег. Но на суде они изменили показания, заявив, что никуда не обращались, диктофонную запись вели лично для себя, а как их записи оказались в правоохранительных органах, не знают. Из материалов дела также невозможно установить, как диктофонные записи оказались в милиции.

- Эти люди - реальные представители компании «Орловские металлы»?

- Из ответа компании следует, что сотрудники с такими именами у них никогда не работали, а сама компания участия в тендере не принимала.

- Как следует из приговора, Иокша убеждал представителей компании-инвестора в необходимости передачи взятки сотрудникам исполкома и приложил усилия для их победы в тендере...

-
Повлиять на результаты тендера муж не мог, поскольку не являлся ни работником исполкома, ни членом тендерной комиссии. Причина активной позиции - в крайней привлекательности заказа, благодаря которому «Беллегпромпроект» мог получить работу на несколько лет вперед. Да, Иокша обратился в администрацию Ленинского района, поскольку компания не успевала на тендер. УКС пошел навстречу, ведь работа, за которую брались «Орловские металлы», сложная и затратная. Кстати, россияне выиграли тендер честно. Их тендерные предложения были лучшими, что отметили все члены тендерной комиссии.

- Почему покладистость представителей российской компании не вызвала подозрений?

- Им поверили, ведь они представили визитки, сувениры компании. В тендере участвовала фирма, учредителями которой была российская компания. Фурсов утверждал, что ЧУП «Фелонатос» - это их фирма. В администрации Ленинского района Фурсов пояснял, что они готовы инвестировать в экономику республики $15-20 млн. Кстати, «Фелонатос» прекратил свое существование в сентябре 2006г., имея задолженность по платежам в бюджет в размере более Br9 млрд. и непогашенные экономические санкции более чем на Br2 млрд.

- Раскрывались ли в суде обстоятельства передачи денег?

- Да. Время близилось к подписанию договора, россиян ждали. Муж волновался: у «Беллегпромпроекта» много конкурентов. И вот они приезжают. Фурсов приглашает мужа в кафе - пообедать. Каурцев около двух часов сидит в машине, под дверями «Грюнвальда» - муж даже не знал о его приезде. После обеда Фурсов пригласил поприветствовать Каурцева, а когда муж сел в автомобиль, ему вручили чемодан со словами: «Это вам, как и договаривались». Дело в том, что еще до встречи Фурцев периодически обещал мужу отблагодарить его, привезя из зарубежной поездки пиво и виски. Но привез деньги. Кстати, свидетеля, присутствовавшего при передаче денег, в суд не вызвали. Суд верит только Фурсову и Каурцеву. Не пригласили в суд и других свидетелей, о которых ходатайствовала защита, например директора «Фелонатоса».

- Так кто же такие Фурсов и Каурцев?

- Используя их паспортные данные, сторона защиты сделала запрос, и оказалось, что по указанному месту прописки Фурсов и Каурцев не прописаны и не проживали. Паспорта таким людям милиция не выдавала! Фурсова и Каурцева в природе не существует. Следовательно, в отношении моего мужа совершена провокация. Если бы не вмешательство сотрудников правоохранительных органов, такого развития событий не было бы.

- В феврале 2007г. суд уже слушал дело о взятке в $7 млн., которую якобы намеревались получить под строительство за выделение земли в Минском районе несколько директоров предприятий, занятых в сфере строительства. После упоминания в газетной публикации фамилии заявителя - представителя российской компании-инвестора руководство компании решило уверить в отсутствии интереса к бизнес-проектам в Беларуси: мол, заявитель в штате не числится. Вам не кажется, что применяется одинаковая схема вовлечения белорусских граждан в деятельность компаний-инвесторов?

- Судя по всему, так и есть. Разве что «Орловские металлы» с заметной неохотой общались с белорусской стороной, и пришлось прибегнуть к помощи Минюста. Но для меня важно другое. В ходе допроса понятого, якобы участвовавшего при проведении оперативного эксперимента, стало известно, что он ни в каких следственных действиях не участвовал, а только пересчитывал деньги и подписал заранее готовые документы (всего 116 стр. печатного текста). Заранее подготовленные документы говорят о том, что правоохранители были готовы сделать что угодно: напоить Иокшу, обмануть его, лишь бы поставить рядом чемодан с деньгами. Невозможно не отметить абсурдность передачи $500 тыс. лицу, которое не могло повлиять на результаты тендера, либо рядовому члену тендерной комиссии. Что касается самого тендера, то он ранее трижды не состоялся из-за отсутствия желающих заняться объектами, строительство на которых не приносило прибыли.
Добавить комментарий
Проверочный код