Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№13 (634) 31 марта 2008 г. Радости жизни

Театр для небогатой страны

31.03.2008
«Кто не меняется, тот дурак»

Марина ГУЛЯЕВА

«Я бы вообще послал на фиг этих артистов», - это Николай Пинигин рассказывает, как бы он себя повел, если бы ему предложили водки с огурцом на спектакле «Как Иван Иванович поссорился с Иваном Никифоровичем», который он недавно поставил, приди он туда в качестве зрителя.

Почему минская жизнь, «к счастью» , менее культурная, чем питерская, о премьере в Купаловском театре, о культуре как о смерти Николай ПИНИГИН беседовал с обозревателем «БелГазеты».

- На вашем последнем спектакле «Как Иван Иванович поссорился с Иваном Никифоровичем» аншлаги. Ожидали такого успеха?

- А что, зритель идет, да? Я не знаю, почему идет зритель… Ну, идет, значит хорошо.

- Вы сами как оцениваете свою работу?

- Я не могу оценивать свою работу. На самом деле никогда не бывает идеала: думаешь одно, получается другое. Это как ребенка родить: ты думаешь, что он будет гениальный, великий, талантливый и пойдет дальше, чем ты, а в итоге он получается совсем другим.

- Иными словами, вы думали, что спектакль будет лучше?

- Я никогда не строю каких-то таких планов. Мне показалось, что можно из повести Гоголя сделать некую современную версию. Если что-то не получилось, так это мои попытки осовременить ее. Американцы такие вещи делают давно: они берут классику и делают с ней все, что хотят, переписывая ее вкривь и вкось.

- Почему были выбраны именно 70-е гг.?

- Я вспомнил, как у моей мамы была дача и сколько всякого происходило в том дачном поселке. Кто-то у кого-то землю оттяпал… Они там все перессорились, много лет не разговаривали друг с другом из-за какой-то глупости…

- Актеры спускаются в зал с водкой и огурцами… Вас не упрекали в заигрывании со зрителем?

-У Гоголя губернатор дает обед, где герои встречаются. В спектакле происходит попойка на дачном участке. Ну, конечно, когда актеры идут в народ, это некий оживляж, ясное дело! А почему нет? Это бесстильный спектакль, он преднамеренно бесстильный, как бесстильными были 70-е. Об этом времени ничего невозможно сказать, потому что оно оставило после себя руины и больше ничего. Поэтому такой получился лоскутный спектакль. Конечно, в нем не все удалось отработать, потому что эта история не для антрепризы, а для большого театра. В условиях большого театра можно доподлинно, до травинки, отработать эту дачу. У антрепризы другие средства.

- Мне показалось, что «оживляж» не был воспринят публикой: зрители не хотели участвовать в предложенной игре…

- Зал на зал не похож. Я был на нескольких последних спектаклях и видел, как реагировали люди. Но ни разу не было такого, чтобы никто не встал. Это как в компании, когда не вяжется разговор, скучно, но вдруг приходит человек: «А-ля-ля-ля-ля!» И все начинают веселиться, и все благодарны ему за то, что он разрушил этот лед. Так и в зале. Встанет кто-то первый, как-то себя поведет - и понеслось. Но попробуй быть первым! Разрушается личное пространство, человек голый - все внимание на него!

Если бы я был зрителем, я бы вообще послал на фиг этих артистов. Вы нарушаете мое личное пространство! У нас не было договора, что я куплю билет на спектакль, а меня насильно будут поить водкой. Но попробуйте эту историю показать в Питере - ни один человек не встал бы. Белорусы, наоборот, «шчырыя», доверчивые люди - они совсем иначе себя ведут. В Питере никто бы не включился в эту игру - у них более структурированная, регламентированная, более культурная жизнь.

- У нас менее культурная жизнь?

- Да, к счастью. Для меня культура - в каком-то смысле синоним смерти. Есть жизнь, которая разнообразна, и вдруг человек начинает вычленять из нее что-то. Культура - это сухие осенние листья. Посмотрите на культурную Европу - это умирающая старушка! Европейцы не пассионарны, но они культурны. Где Питер Брук делал свои спектакли? Он ездил в Африку и с каким-то племенем играл, которое сразу принимало условия игры. Они дети природы, а игра - это природное явление. Чем более человек цивилизован, тем менее он способен играть. Он закрыт, он регламентирован. Поэтому… Спасибо белорусскому зрителю!

Человек рождается свободным, а потом его начинают учить: это делай, это нет, это прилично, это нет. Его готовят к жизни в обществе. И это правильно, иначе он не выживет, он должен усвоить набор правил. Но эти правила делают из человека идиота. Он перестает быть человеком играющим.

- Но если говорить не о правилах, а о сознательном выборе того, что нравится?

- Никто не отменяет процесс познания, весь фокус, как вернуться к этому открытому сознанию.

- Вам скучно?

- Как сказал кто-то из великих философов: «Как много есть на свете вещей, которые мне уже не нужны!» Все естественно: в молодости ты готов бесконечно впитывать в себя мир, ты жадный. Но потом ты впитал, узнал и начинаешь буксовать на месте.

- Это проблема человека, который больше не хочет нового…

- Но ведь человек меняется! Кто не меняется, тот дурак. Если вы меня спросите, чего я сейчас хочу больше - побыть в каком-нибудь хорошем музее или посидеть на траве у озера, я выберу второе. Это лучшая картина, чем картины всех мастеров мира, вместе взятых. Ты сидишь у озера, и каждую секунду в этой картине что-то меняется, и ты в этом участвуешь. Это лучше, чем культура! Но чтобы так говорить, нужно очень много впитать, чтобы потом от этого отказаться.

- Чем вам интересна «Пiнская шляхта», которую вы сейчас ставите в Купаловском театре?

- Я прочитал и подумал, что это может быть очень современно, очень… Дунин-Марцинкевич участвовал в восстании 1863г., потом он всю жизнь провел под полицейским надзором. Его дочь была сослана только за то, что она в своем доме открыла школу для детей и учила их белорусскому языку. Для него вся описанная история не просто судебная тяжба. Из-за чего произошла ссора? Потому что один шляхтич другого назвал мужиком! У шляхтичей есть привилегия: его можно бить, но на ковре. Без ковра нельзя. Так мужиков бьют. Собак. А он не считает себя собакой! Это какой нужно было иметь уровень правосознания! Он меня назвал мужиком, я его побил, он подал на меня в суд - это развитие процесса в правовом пространстве! Но это все было. Бы-ло! А стало так, как стало…

- Какой была ваша последняя работа в БДТ?

- По Гоголю, я сам написал инсценировку. Идея спектакля проста: жизнь как чудо. Гоголь периода «Миргорода» и «Диканьки» мне ближе, чем «Мертвых душ» и «Невского проспекта». Он приехал в Питер и сошел с ума, как и должно было произойти. Из теплого, мягкого климата приехать в какое-то жуткое пространство… Да, он стал элитным писателем, но он потерял детское ощущение родины. И мы сделали такой веселый спектакль с казаками, с песнями - полные аншлаги. Главная идея спектакля в том, что нет никакой идеи - просто радость жизни, бытия, существования. Это не очень близко питерской богеме. Потому что есть жизнь - нелепая, разная, всякая. И это пугает людей от культуры, потому что они не живут. Именно поэтому критика приняла спектакль в штыки.

Меня обвиняли в чем угодно! Но, слава богу, я пережил период, когда меня интересовало мнение критики (Николай Пинигин с откровенным наслаждением делает жест, более чем наглядно демонстрирующий его отношение к критике. - М.Г.). Главное, что зал на 1200 мест - битком, с октября по март.

Должны быть разные спектакли: есть десерты, а есть сало, есть хлеб, а есть пирожные - все должно быть.

- Конкуренция между этими блюдами в российском театральном пространстве жесткая?

- Я бы не сказал, что в России сегодня есть серьезные театральные события. Театральная эпоха закончилась вместе с Советским Союзом. Она закончилась!

- А режиссеры Кирилл Серебренников, Юрий Бутусов, Анатолий Васильев?

- Васильев уехал в Париж, после того как в Москве у него отобрали театр. Что касается Бутусова, я бы не сказал, что это близкий мне режиссер. Серебренников… Я не люблю людей, которые проповедуют распад. А эти люди все время стоят в стойке, заявляя о своих правах, они на мир смотрят не гармонично, они питаются падалью! Все балдели от фильма «Изображая жертву». Фильм просто чудовищный, пьеса - гораздо лучше. Братья Пресняковы нащупали эту штуку: выросло вот такое поколение. Там есть гениальная фраза: «Вам по х… то, что вам по х..!» Эта сцена потрясающе прописана в пьесе и ужасно, глупо и никак сделана в фильме. Я видел очень хороший спектакль по этой пьесе одного театра. Там мента играл огромный русский парень, а в фильме мент какой-то вонючий получился… А там прописан нормальный дядька, который действительно не понимает: «Е…, откуда вы взялись! Вроде в одних школах учились, где, на х…, оружие взял?! Пульнул, б..?! Ты в человека пульнул!» Т.е. он кричит, как мужик, а этот, в фильме - как бобик московский.

Но чего нельзя отнять у Серебренникова - он профессионал, он работает на эпатаж, и это срабатывает. Хотя это все сложнее и сложнее, как писал Достоевский: «Может, скоро и в крови найдут удовольствие». Нужно бесконечно повышать градус шока! Мы живем в пространстве эпатажа! Но мне лично не близок путь эпатажа.

На самом деле это долгий разговор, но суть в том, что в советское время театр занимал неоправданно высокое место, потому что не было жизни. А сегодня, я уже много раз об этом говорил, мы стоим на пороге изменения человеческого сознания: новой литературы нет, театра нет…

- А как вам Михаил Шишкин?

- С удовольствием прочитал «Венерин волос». И забыл через три дня. Это мастерски написанная вещь, но она никак меня не волнует. А волнение возникает, когда прикасаешься к чему-то новому. Как кто-то говорил Чехову: вы ввели меня в новый волшебный мир! Должно произойти глобальное изменение человеческого сознания, а пока все будет так, как будет. Так и я свои спектакли делаю: то хуже, то лучше, то хуже, то лучше…

- Средненько…

- Для того чтобы было потрясение, должно все совпасть: чтобы в одной труппе работали Смоктуновский, Доронина, Юрский, Луспекаев и т.д. Они все должны вдруг появиться в труппе. Зритель вдруг должен пойти в театр. И вот тогда будет потрясение. Должны сложиться обстоятельства.

- Из личного опыта и по словам знакомых театралов могу сказать, что залы белорусских театров заполнены…

- Я не знаю, что происходит в Минске. В Питере есть движение, и я предполагаю, почему так происходит. Людям осточертело сидеть перед телевизором, осточертело ходить пить в гости, рестораны. Люди уже везде побывали! Я это всегда говорил, и мои слова подтверждает жизнь: театр нужен в двух случаях. Первый - когда тотальная нищета и кошмар, когда люди собираются в театре, чтобы понять, что происходит вокруг. Помните, так было в начале 90-х, когда очень важно было понять: кто мы? Тогда на «Тутэйшых» ходили… И еще театр нужен в буржуазной ситуации, когда у людей есть деньги, наряды, машины. Это способ буржуазного проведения времени. Когда идет мой спектакль в БДТ, где играют Фрейндлих, Басилашвили, вокруг театра стоят одни крутые джипы. Хорошо, если в театре есть хороший буфет, работают не бабушки-билетерши, а лакеи, как это уже есть в Питере. В театре должна быть, как это и было когда-то, атмосфера богатства, красоты. Люди сегодня делают дизайнерские ремонты в квартирах, покупают красивую одежду, а потом приходят в сарай… От них еще хотят, чтобы они какие-то деньги заплатили. Они заплатят! Но в том случае, если они придут в место, которое будет лучше, чем их квартира, если на сцене они увидят костюмы лучше, чем они могут себе представить, а не три тряпочки и две палочки. Я всегда говорил, что театр - это забава для богатой страны…
Добавить комментарий
Проверочный код